НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Деловые люди

Спросите на улицах Нью-Йорка, Лондона, Парижа, Мюнхена или Токио любых десять - двадцать мальчишек о том, кем они хотят стать. Уверен, что, как минимум, половина опрошенных ответит: "Хочу стать бизнесменом!" И это не случайно! Бизнес и открываемые им возможности стать преуспевающим человеком как магнит притягивают к себе мысли и чаяния людей всех возрастов. Бизнес - хотя и трудный, но при благоприятном стечении обстоятельств самый быстрый путь к успеху, богатству, подъему по социальной лестнице. Преуспевающий предприниматель, через все препятствия идущий к богатству, - это герой не только американской, но уже давно европейской и японской мечты. Западное общество весьма пренебрежительно относится к бедным, считая, что бедность - результат собственной лености и безответственности, а преуспеяние - результат упорного труда, знаний, налаженных связей, обдуманного риска. Пресса развитых капиталистических государств активно работает на образ делового человека. Со страниц популярных журналов людям постоянно преподносятся искусно написанные очерки о том, как бизнесмены сделали свои миллионы.

Концепция обогащения, наверное, все-таки не столь одиозная, как ее долгое время преподносили наши ученые и журналисты, активно используется всеми видами западной пропаганды для формирования у населения бизнесменского взгляда на жизнь. При этом даются реальные примеры о равных возможностях всех людей в борьбе за место под солнцем в мире бизнеса. Особой популярностью у населения пользуются репортажи о детях бизнесменов, сумевших самостоятельно сколотить за непродолжительное время круглый капитал.

Деловые люди
Деловые люди

Советский журналист В. Николаев, долгое время работавший в США, рассматривает в своей книге "Американцы" очень интересный случай о пропагандировании в американской прессе успехов юных предпринимателей. Как-то, открыв одну из центральных газет, он натолкнулся на крупно набранный заголовок: "Дети-капиталисты". А чуть ниже курсивом следовало: "Частное предпринимательство умерло? Никогда!". Под фотографиями трех шестнадцати-семнадцатилетних бизнесменов помещалась пространная статья об их пути в бизнесе. Читателям повествовалось, что семнадцатилетний Эндрю Фаркас за два года заработал более полумиллиона долларов на приспособлении компьютеров для нужд мелкого бизнеса. Его ровесница Карен Вашингтон получила свои 100 тыс. долл. от покупки одежды оптом и ее перепродажи в розницу. Америку просто умилили ее слова: "Я работаю бесконечно... Я решила пожертвовать всем и пожить в свое удовольствие потом. Мне ведь только семнадцать, все впереди. Я отнюдь не во всем сильна. Отметки самые средние, но у меня есть цель в жизни, и она движет меня вперед".

Для прессы эти слова просто находка! Что может быть лучше, чем конкретный пример воплощения мечты юной души в реальность. Но пропаганда пропагандой. А дело-то ведь куда серьезнее. Если дети могут зарабатывать сотни тысяч долларов, то, значит, система дает огромные возможности всем, кто захочет, потратив свой труд и время, для превращения в преуспевающего бизнесмена. Кстати, не совсем глупый подход пропаганды США к навязыванию обществу концепции предпринимательства при равных возможностях. Сначала даются примеры, что каждый, даже юнец, может при желании стать бизнесменом, а выводы, мол, делайте сами. Естественно, что для большинства вывод будет однозначен: "А почему бы и мне не попробовать? Ведь я не хуже Эндрю и Карен! Я тоже живу в Америке - в стране равных возможностей!"

Таким образом на Западе у человека с момента его сознательного отношения к жизни, к своей судьбе закладываются мысли, что бизнес - это хороню, бизнес - это для каждого (как говорится, ученым можешь ты не быть, но бизнесменом стать обязан). Что же, эти мысли у многих реализуются в практических делах и реальных миллионных состояниях. В Америке, например, на начало 1990 г. насчитывалось более двух миллионов миллионеров, столько же их во всем остальном мире. Кто же эти люди, о состоянии которых рассказывают легенды?

Бизнес
Бизнес

Мы давно привыкли, что самыми богатыми в мире являются известные для многих из нас фамилии: Рокфеллеры, Морганы, Ротшильды, Меллоны, Тиссены, Флики, Круппы и другие аристократы бизнеса. Однако это далеко не так. Самые богатые в мире не они. К сожалению, в книгах и в популярной журнально-газетной литературе зачастую путают богатеев с бизнесменами. Самые богатые в мире люди не обязательно являются опытными и умелыми бизнесменами. Например, султан Брунея (государство в Азии) обладает самым большим состоянием в мире, оцениваемым в 25 млрд. долл. Это более половины всех золото-валютных резервов главной страны капиталистического мира - США. Однако султан Брунея крайне далек от бизнеса. Проживая во дворце из 1788 комнат, владея 800 автомашинами и 250 дорогостоящими скаковыми лошадьми, он тратит жизнь на политику, хотя ее и признают иногда за особый род бизнеса, и увеселения. Деньги его не интересуют, так как он их никогда не зарабатывал: все ему досталось по наследству. По этой причине его заботой является трата состояния.

Состояние
Состояние

Миллиардными состояниями обладают и королева Великобритании Елизавета II, и королева Нидерландов Беатрикс II. Но они тоже крайне далеки от забот предпринимателей. Их состояние - часть национального богатства возглавляемых ими государств. Эти богатства десятилетиями передавались королевским династиям, не принимавшим непосредственного участия в их создании. Королевы и короли имеют право на эти богатства как символы государства, которые должны быть обрамлены в золото, бриллианты и крепкую конвертируемую валюту.

Несколько иначе обстоит дело с представителями королевской династии в Саудовской Аравии, Кувейте, арабских княжествах Аравийского полуострова - Дубай и Абу-Даби. Пальма первенства по располагаемому богатству здесь принадлежит саудовскому королю Фахду. Его состояние превышает 18 млрд. долл. О нем нельзя сказать, что его богатство-плата нации за символ. Король Фахд - умный и весьма опытный политик. До возведения его на престол он долгое время был министром иностранных дел Саудовской Аравии, являясь в то же время не менее опытным и умелым бизнесменом. Он практически руководил и продолжает руководить всеми сделками Саудовской Аравии, которые касаются нефти - этого золотого клада королевства. Помимо этого, Фахд грамотно построил внутреннюю и внешнюю инвестиционную политику своего государства. Внутри страны его деньги, капиталы семьи вкладываются в строительный бизнес, агробизнес, конечно же, нефтехимию, а за рубежом капиталы используются на приобретение акций известных западноевропейских и американских фирм, игре с курсом акций на бирже, манипуляциях с кредитами и займами.

В общих и частных чертах аналогичные формы предпринимательства в бизнесе используются эмирами Кувейта, Дубая и Абу-Даби. Правда, в 1988 и 1989 гг. династия эмира ас-Сабаха, стремясь использовать к своей выгоде нестабильность ситуации на Нью-Йоркской фондовой бирже, не учла до конца все превратности биржевой конъюнктуры и потеряла на сделках с ценными бумагами почти 1 млрд. долл. Но все равно это семейство держит в своих руках капитал размеров в 4 млрд. долл.

Вообще в Азии, как в самой густонаселенной части мира, сконцентрированы самые-самые богатые люди в мире. В азиатской жемчужине и одновременно промышленном гиганте мира - Японии - живут бизнесмены-миллиардеры (правда, уже все в достаточно преклонном возрасте, а потому склонные, как говорят, к весьма экстравагантным причудам), входящие в первую полусотню крезов современности. Среди них - Риндзи Сино, магнат морского и дорожного транспорта, вознамерившийся после своего 80-летия купить часть пустынных территорий Бразилии для расселения там 20 млн. японцев. Таким образом он пытается помочь стране восходящего солнца решить проблемы перенаселения части населения страны.

На первый взгляд это крайне бредовая идея. Но если вспомнить, что в начале века японский император издал указ, предписывающий государственным службам оказывать всяческое содействие эмигрантам (людям, навсегда покидающим родину), особенно в Латинскую Америку, то идея принимает совсем иной вид. Дело в том, что эмиграция использовалась японским правительством, во-первых, для сокращения безработицы в своей стране, а во-вторых, для организации по всему миру японских поселенческих колоний, где трудолюбивые японцы должны были создать свои собственные сельскохозяйственные и промышленные зоны. Зачем это было нужно? Расчет здесь стратегический. Дело в том, что чем больше государство имеет своих опорных точек в мировом хозяйстве, базирующихся на "своих людях", тем легче ему проникать на рынки стран, где эти люди живут и ведут свой бизнес.

К примеру, в Бразилии, в районе ее самого большого города - мегаполиса Сан-Пауло (город, поглотивший несколько близлежащих городов), сформировалась со времени выхода эмиграционного указа императора самая большая в мире японская этническая колония, численностью около 1 млн. человек. Всего же в Бразилии живут, работают, занимаются предпринимательством почти 2 млн. японцев, создающих, по различным оценкам, от 10 до 20% национального продукта Бразилии и в значительной степени контролирующих банковскую систему этого самого большого государства Латинской Америки. Так что мечта господина Риндзи Сино о новой переселенческой волне из Японии не столь уж фантастична и маразматична, как представляют ее зачастую журналисты. Скорее, наоборот, в ней чувствуется прагматический подход, стремление содействовать делу, обеспечивающему расширение рынков для японских товаров и услуг.

Будучи владельцем огромного количества морских судов, Сино-сан, как уважительно его величают соотечественники, рассчитывает, очевидно, на немалые прибыли от перевозки японцев и их скарба в различные части мира. Учтем здесь последующие поездки эмигрантов и родственников друг к другу, и ожидаемые Сино-сан прибыли будут выглядеть еще более значительными. Ну а при дальнейшем полете мысли можно обнаружить еще несколько видов преимуществ, открываемых перед этим японским миллиардером вложением денег в содействие эмиграции из Японии.

Вот вам и причуды! Запомните, никто из бизнесменов никогда не занимается филантропией просто так, за счет растраты накопленного состояния! В далекие от бизнеса социальные, культурные и другие программы капитал вкладывает деньги ради увеличения капитала. Во всемирном братстве бизнесменов высшим классом делания денег считается прибыль, полученная при привлечении для ее создания прежде всего филантропических программ.

Подтверждением этого служит желание столетнего, т. е. самого старого в списке нуворишей (нувориш - очень богатый человек) мира, миллиардера из Японии Ташесабуро Фурукава подарить соотечественникам точную копию всемирно известного японского храма Кинкакудзи. Каждый год в этот храм, давно ставший не только святыней, но и национальной гордостью японцев, приходят миллионы посетителей. Когда Фурукаву-сан спросили, для чего ему понадобилось скопировать Золотую пагоду храма, он философски ответил: "В глазах иностранцев только две вещи символизируют Японию: гора Фудзи и Кинкакудзи. Но так как я не могу воссоздать Фудзи..."

Но в душе у этого человека, наверное, уже давно бродили и другие мысли, примерно такого содержания: "Лучшей рекламы мне и моему делу, чем возведение аналога Кинкакудзи, вряд ли можно придумать. И если задумка удастся, то..." То Фурукава-сан и его бизнес станут сопричастны национальной гордости Японии. А если вспомнить, что японцы крайне привержены всему национальному, исключительно японскому, то можно прикинуть, какие выгоды будет иметь корпорация строителя аналога Золотой пагоды от вроде бы чисто некоммерческой идеи.

В отличие от японских миллиардеров индийские дельцы менее склонны к филантропии, но не менее привержены идее делать деньги в возрастающих от года к году размерах. Вот, к примеру, властелин Бомбея - империя "Тата" - крупнейшая промышленная, коммерческая и финансовая группа Индии. Входя в Бомбей-хаус, главный офис концерна "Тата", вы встречаете множество швейцаров в униформах. Обстановка здесь деловая, антураж хотя и не броский, строгий, можно даже сказать с налетом протестантизма (протестантизм - религиозное направление в христианстве, призывающее к умеренности в потреблении), но весьма респектабельный.

Империя и ее император - президент концерна Джехангир Ратанджи Дадабхой Тата не любят афишировать свою мощь и "сделанные" миллиарды. Особенно не любит руководство фирмой что-либо говорить о своих связях с политическими деятелями, способствующими расширению влияния "Тата" в Индии и за ее пределами. На фирме насаждается дух высокой этики бизнеса с налетом этакой добродетельности. В кабинетах директоров концерна "Тата" посетителей стараются убедить, что на фирме царит особый дух, особая философия, отличная от принципов бизнеса таких индийских концернов, как "Амбаин" и "Чабрия", сделавших свои капиталы на спекуляциях в биржевых играх и на скупке-перепродаже чужих фирм. Основное кредо "Тата": "Добродетель не препятствует - совсем напротив - неуклонному росту прибылей".

На предприятиях концерна работают сегодня 250 тыс. человек. Однако фактически с состоянием дел на "Тата" связана судьба более миллиона человек. Индийцы считают большой удачей поступление на работу в концерн, так как его персонал пользуется целым рядом социальных преимуществ, отсутствующих на других фирмах. Поступить на фирму - значит обеспечить себе рабочее место до самой пенсии, помешать этому может лишь печальный случай. По этой причине у служащих на фирме давно сложилось отношение преданности, работа строится с полной отдачей ради процветания концерна. Дабы не было застоя в кадрах, их квалификации, "Тата" создал весьма эффективную систему набора и переподготовки кадров. На фирму берутся специалисты только высшей квалификации: лучшие из лучших выпускники университетов. Специалисты концерна, ведущие набором кадров, часто любят повторять в своих выступлениях перед студентами, стремящимися найти приложение своих сил на заводах концерна: "Работай над собой постоянно, повышай неустанно свои знания, думай о том, что ты можешь дать концерну "Тата", и ты получишь работу в самом престижном ареале предпринимательства Индии".

Предприятия концерна
Предприятия концерна

С момента основания в 1868 г. Джамсетджен Татой маслобойни, осуществления первой финансовой операции (он переоборудовал маслобойню в прядильную фабрику и выгодно продал ее) концерн прошел большой путь. Сегодня состояние семейства Тата составляет более миллиарда долларов. Но эта цифра, вполне вероятно, занижена, так как в Индии, как и повсюду, никто не заинтересован в широкой популяризации размеров своих состояний из-за налогов. Концерн работает и получает прибыль во многих отраслях, как традиционных, так и ультрасовременных: здесь и металлургия, и автомобили, самолеты, производство станков, шахты, косметика, химико-фармацевтические товары, выращивание чая и микроэлектроника, цемент и гидроэлектроэнергия, продовольствие, часы, текстиль, типографское, издательское дело, страхование, банки. В целом можно сказать, что хозяин современного концерна "Тата" делает все, чтобы собрать урожай прибыли во всех сферах приложения капитала, которые могут давать высокую прибыль.

Среди других королей бизнеса Азии можно отметить такого человека, как Тсой Ван Лин, живущего на Тайване. Он как ураган ворвался в элиту богачей мира в 1989 г., заняв в ней со своим состоянием в 9 млрд. долл. 6-е место. Самое интересное, что в свои 84 года он не утратил деловой смекалки и железной хватки в борьбе с конкурентами. Сын бедного крестьянина, выращивающего рис, он начал с торговли овощами и фруктами с лотка. К 90-м гг. на Тайване не было, пожалуй, ни одной отрасли, где бы не были представлены интересы и капиталы этого магната.

Представители Старого и Нового Света (т. е. Европы и Северной Америки) несколько сдали свои позиции в списке богатейших людей мира. Однако эти богачи, а их большинство, имеют преимущества перед своими собратьями по капиталу из Азии и Ближнего Востока. Эти преимущества состоят в особенностях применения капитала бизнесом Европы и Северной Америки, в его связях, контроле над сотнями фирм во всех частях света.

Среди этих людей есть очень молодые, как 34-летний американец Уильям Гейтс-третий. Он занимает 131-е место на лестнице богатеев мира. Никто не мог и предположить, что 20 лет тому назад мальчик, тративший все свое время в школе и дома на составление программ для компьютеров, станет не только общепризнанным лидером на мировом рынке компьютерных программ, но более чем преуспевающим бизнесменом. На своем бизнесе Уильям Гейтс заработал более миллиарда долларов, став идолом всех начинающих программистов мира.

Компьютерные программы
Компьютерные программы

Как все же стремительно в наше время меняются персоналии в клубе миллиардеров! В него врываются молодые, талантливые бизнесмены, и одновременно все ниже на пирамиде богатства опускаются некогда известные, монопольно царствующие на ее вершине еще 20-30 лет тому назад фамилии. Многолетний пример "американской" мечты, семейство Рокфеллеров сегодня по размеру своего состояния скатилось с ведущих позиций на 86-е место.

Столь же далеки от лидерства в сборной всех богатейших людей мира и потомки Джона Пирпонта Моргана - основателя одной из крупнейших финансовых групп США. Еще в 30-х гг. нашего столетия эта семейная финансовая группа, владевшая сетью гигантских коммерческих банков, переросла в союз нескольких семейств. Спустя 40 лет в правлениях ее ведущих компаний не осталось ни одного прямого наследника основателя банкирского клана. Однако, как и в случае с семейством Рокфеллеров, группа Морганов контролирует активы - движимое и недвижимое имущество, финансовые ресурсы - компаний, оцениваемые в десятки миллиардов долларов. По сумме контролируемых активов она стоит на 2-м месте, после империи Рокфеллеров. Таким образом, в отдельности каждый представитель рода и Морганов, и Рокфеллеров может и не входить в элиту самых богатых людей в мире. Однако по размерам контролируемого богатства эти два семейства остаются практически недосягаемыми и для султана Брунея, и для короля Саудовской Аравии, и для японских миллиардеров.

Какой следует сделать вывод? Следующий. Богатство может выступать в двух ипостасях: личное богатство, исчисляемое в имеющихся деньгах, золоте, драгоценностях, и контролируемое богатство, дающее возможность владельцу далеко не миллиардного состояния влиять через систему участия на дела подконтрольных фирм и банков.

Среди королей бизнеса сегодня на передний план выдвигаются те, кто, поймав миг удачи в период микроэлектронной революции, а это были 50-е годы, заложил основу для стремительного увеличения своего богатства. К таким людям относятся отлично известные всем производителям и покупателям микроэлектроники мира (например, микрокалькуляторов, оргтехники, компьютеров) владельцы компании "Хьюлетт - Паккард". Собственно, компания и названа по именам ее основателей и владельцев. На компанию работают 72 тыс. человек, приносящие ей ежегодную чистую прибыль более полу миллиарда долларов. На долю Хьюлетта и Паккарда, владеющих напрямую подавляющей частью акций компании, приходится соответственно и большая часть дохода. В отличие от крупнейшего электронного гиганта Америки, Европы, Азии, Африки и Австралии - американской корпорации "ИБМ" ("Интернэшнл бизнес мэшинз"), ставшей по своей сущности акционерной компанией без четко выделенных главных владельцев капитала, Хьюлетт и Паккард зорко следят за стабильностью своего положения в основанной ими компании. Это положение обеспечило им и вполне приличное место в иерархии самых-самых-самых богатых даже в кругу избранных. Паккард занимает в ней 62-е место, а Хьюлетт - 122-е. Удивительно? Ничуть. Дело вот в чем. Хьюлетт в 1988 г., решив, что деньги, отданные на благотворительность, окажут большую пользу страждущим вспомоществования, чем средства, выплаченные Казначейству США в форме налогов на прибыль, перечислил 2 млрд. долл. из своего состояния на счет благотворительного фонда. Этот фонд, призванный способствовать сокращению детской смертности, носит его имя и содержится им. Ясно, что хозяин фонда в любой момент может использовать сконцентрированные в нем денежные средства на любые цели, в том числе и коммерческого характера.

Помимо всего прочего, перечисление денег в различного рода благотворительные фонды крайне выгодно владельцам огромных состояний. Во всех развитых капиталистических странах эти деньги не облагаются налогами. Миллионеры и миллиардеры быстро смекнули преимущества помещения денег в благотворительность. Каких только именных фондов они не насоздавали! Мир знает знаменитые фонды "Эндрю Карнеги" - стального короля Америки первой половины XX в., "Рокфеллера", "Форда". За счет этих фондов, кстати, финансировались многие здравые и широкомасштабные программы развития социальной сферы не только США, но и других, главным образом развивающихся, государств. Большие средства из этих фондов направляются на стимулирование науки, развитие искусства и естествознания. Бизнес давно вывел для себя не столь уж сложную истину: "Жадный платит дважды. Без развития духовного потенциала общества, сокращения бедности не будет больших прибылей". А раз так, то надо не скупиться на благотворительность. Расчет правильный и эффективный: вложенный в благотворительность доллар отдаст завтра два! Отдаст за счет укрепления социальной стабильности, раскрытия потенциала науки, роста культуры населения (а культурный человек формирует в себе уже другие, более широкие потребительские потребности, на которые сразу же ориентирует свои капиталы рачительный бизнесмен).

Бизнес
Бизнес

Говоря о США, нельзя пройти, конечно же, мимо таких имен, как Трамп - владелец одноименной наиболее динамично растущей американской авиакомпании и самого дорогого небоскреба в мире; Эсте Лаудер, родившаяся в Венгрии и достигшая исключительного успеха на поприще производства косметических препаратов. В свои 80 с небольшим лет она с состоянием 2 млрд. долл. занимает 58-е место в мире по размеру личного богатства. На 91-м месте находятся Леона и Гарри Хелмски - по общему признанию короли сделок с недвижимостью (т. е. с землей и строениями). Многие, правда, не без основания считают, что богатство супругов Хелмски было создано в значительной мере их умением оберегать свои капиталы от налогов. Почитаемый Хелмски лозунг: "Налоги пусть платят бедные. Наши деньги для нас".

Несколько раз в год Америка с любопытством узнает, на что Хелмски тратят спрятанные от налогов деньги. Нарочитость, с которой они демонстрируют свои богатства, действительно любопытна: внутренние стенки их умывальников покрыты тонким слоем золота, так же как и пряжки ремней безопасности в машинах. Готовясь в мир иной, они отстроили себе в фешенебельном районе Нью-Йорка - Бронксе - мавзолей площадью 165 кв. м. И хотя друзья и журналисты нередко намекают Хелмски на излишнюю экстравагантность их действий в глазах публики, они практически не реагируют на намеки. Им очень симпатичен, очевидно, афоризм старого Джона Пирпонта Моргана, ответившего как-то журналистам на их просьбы сделать заявление публике по поводу скупки им акций компаний-конкурентов: "Я ничего не должен публике!"

В конце 80-х гг. в команде миллиардеров США появилось два новых имени - Чарльз Фриней и Чарльз Саммонз. Оба имеют состояния по 1,3 млрд. долл. Оба - весьма известные и влиятельные бизнесмены. Первому сегодня 60 лет, второму - более 93 лет. Ч. Фриней создал свое состояние на организации так называемых магазинов беспошлинной торговли (дьюти-фри шопс). Первые такие магазины он начал создавать в начале 60-х гг. в Гонконге. Достигнув удачи в этом бизнесе, он внедрился в гостиничный бизнес, продажу одежды, организацию холдинговых компаний, в частности, на Бермудских островах, где с иностранного капитала не взимаются налоги. Друзья говорят о Ч. Фринее, что он очень быстрый человек: "Он быстро говорящий, быстро думающий, все быстро делающий человек. Он никогда не останавливается". Вместе с тем о Ч. Фринее ходит слава весьма умеренного в желаниях человека, бережливого и добропорядочного буржуа.

Более старший и, наверное, много больше Фринея повидавший в жизни Ч. Саммонз из своего ареала обитания в г. Далласе (США) контролирует американское кабельное телевидение, является владельцем ряда крупнейших американских страховых компаний. До начала 60-х гг. он в основном занимался страховым бизнесом. Но затем, по его словам, поняв, что кабельное телевидение может открыть миру такие же удивительные вещи, которые увидела Алиса в стране чудес, он перекинул свои капиталы и в эту сферу предпринимательства. Оттеснив многих своих конкурентов, действуя решительно, он в настоящее время держит в своих руках созданную им компанию "Саммонз Энтерпрайз, Инк". Ей принадлежит 15 крупнейших станций кабельного телевидения, которые обслуживают около 1 млн. клиентов. Наверное, читатель хотел бы узнать имена и самых богатых бизнесменов Америки. Назовем хотя бы троих из них.

Сэм Уолтон, состояние которого оценивается в 6,7 млрд. долл., сегодня владеет крупнейшими супермаркетами Соединенных Штатов, в которых покупатели оставляют ежегодно почти 16 млрд. долл. Так, в 1987 г. он открыл три гигантских супермаркета, каждый размером в 5 футбольных полей. На территории этих торговых центров покупатель может найти практически любые товары, необходимые ему в быту, плюс ему здесь предоставят любые услуги по финансовому обслуживанию, пригласят посетить кафе, посмотреть кинофильмы, сыграть на игральных автоматах. Короче говоря, супермаркеты С. Уолтона - изобретение, позволяющее торговле "дать возможность" потребителю оставить в этом месте сосредоточения сотен тысяч товаров как можно больше денег.

Джон Клюге - немец по происхождению. Его немецкая фамилия в переводе означает - "умный". Он действительно относится к людям со светлой головой. Свой бизнес он, как любят говорить американцы, поднял на радио и телевидении, начав в 1959 г. с приобретения вместе с партнерами теле- и радиокомпании "Метрополитэн Бродкастинг". В 80-х гг. он активно выступил на рынке компьютерных рекламных программ, купил сеть закусочных, где подают знаменитый американский "стейк" - кусок фантастически вкусно приготовленного парного мяса с гарниром. Все вместе взятое дело Дж. Клюге оценивается специалистами в 3,2 млрд. долл.

Вплотную за Дж. Клюге идет Генри Пирот - основатель и владелец известной американской электронной компании "Электроник Дэйта Системз". Свою компанию Г. Пирот основал в 1962 г., будучи еще совсем молодым - ему было тогда 32 года - и не очень-то обеспеченным человеком. Ему понадобилось в те годы лишь 1 тыс. долл., которые оказались у его жены в качестве приданого, чтобы всего за 7 лет поднять дело до стоимости в 1 млрд. долл. Затем был крах в 1969 г., когда компания потеряла 600 млн. долл., и вновь стремительный подъем в 70-х гг. Г. Пирот любит повторять, что его жена до сих пор не может понять, каким образом он сумел так возвысить их имя. В 1984 г. Г. Пирот продает свою компанию крупнейшему автомобильному концерну мира "Дженерал Моторс", оставив, правда, в ней свою долю в 1 млрд. долл., плюс дивиденды на капитал. Активно вкладывал Г. Пирот свои капиталы и в нефтегазовую промышленность США. Все это дало ему состояние в 3 млрд. долл.

Список богатейших представителей можно продолжить. Респектабельный и известный орган деловых кругов США журнал "Форчун" каждый год публикует фамилии 400 самых богатых людей Америки. Те из читателей, кто решит посвятить свою жизнь предпринимательству, наверняка в процессе наращивания потенциала своего образования познакомятся с этой публикацией. В общем-то это сделать просто необходимо. Советский Союз стремительно расширяет свою внешнеэкономическую деятельность. Наши бизнесмены неизбежно будут сталкиваться на мировом рынке с теми, кто на нем уже давно и прочно обосновался. В связи с этим конкретные знания о капиталах бизнеса Запада безусловно потребуются всем, кто предпримет попытку, скажем, через 10 лет занять достойное место на галионе бизнеса.

Деловые люди бизнеса
Деловые люди бизнеса

Мы незаслуженно забыли бизнесменов Западной Европы, которым есть чем блеснуть перед когортой мультимиллионеров других частей света. Здесь и пивной барон из Голландии Хайнекен, обладающий состоянием в 1,3 млрд. долл., и владелец огромной империи печатной и аудиовизуальной информации англичанин Роберт Максвел, который "стоит" 1,7 млрд. долл., и стальной король ФРГ Тисен-Борнемис, богатство которого состоит не только из принадлежащих ему 1,2 млрд. долл., но и из уникальной по художественным ценностям и стоимости коллекции в 1400 картин. В отличие от обожающих роскошь супругов Тисен владелица широкоизвестной в мире торговых грандов фирмы "Квелле" немка Грета Шикеданц не любит выставлять напоказ свое богатство. Занимая 54-е место в списке наиболее преуспевших в накоплении богатства бизнесменов, королей, королев, султанов и шейхов, она со своими 2,1 млрд. долл. является среди них одной из первых по бережливости, граничащей зачастую с откровенной скупостью. Позаимствовав у английского премьер-министра Маргарет Тэтчер основной принцип для своего бизнеса: "Миллиард складывается от пенса к пенсу", - она, как видим, сумела сложить свое состояние, ставшее одним из самых больших в мире. Ну а ее скупость, как она сама считает, можно отнести к особенностям характера (оно и правда, у всех людей есть свои недостатки), на естественные издержки увеличения личного состояния. Действительно, на Западе никто не запрещает человеку делать деньги по своему разумению. Там в почете принцип: "Не считайте чужие деньги, не смейтесь над способами их накопления, правда останется все равно за тем, у кого они водятся! "

Вполне приличное, 77-е место занимает среди своих коллег мультимиллионеров и обладатель контрольного пакета акций итальянского автомобильного концерна "Фиат" Джованни Аньелли. Помимо бизнеса у него есть еще одно увлечение - футбол. Аньелли является практически полновластным хозяином знаменитой итальянской команды "Ювентус", за которую в конце 80-х гг. выступали советские футболисты А. Заваров и А. Алейников. Так, уважение к футбольному таланту А. Заварова толкнуло Дж. Аньелли на заключение с командой киевского "Динамо" колоссальной для рынка футболистов сделки: за нашего футболиста советской команде Аньелли заплатил 5 млн. долл. Зачем? Ответ незатейлив. Футбол - это тоже бизнес. Отличный игрок стоит дорого, но, привлекая на стадион своей игрой десятки тысяч зрителей, он не только окупает себя, но и приносит колоссальную прибыль.

Еще богаче, чем Аньелли, Сильвио Берлускони - бывший певец, а ныне магнат итальянского телевидения, счет которого в банках превышает 2,8 млрд. долл.

Во Франции тоже есть свои чемпионы по богатству. Правда, мужчинам здесь немного не повезло. Всех их обошла Лиллиан Бетанкур - владелица парфюмерной фирмы "Ореаль". Ее состояние - 1,2 млрд. долл., и она занимает 89-е место. Только на 118-м месте находится потомок династии французских самолетостроителей Марсель Дассо. Но у него очень серьезный наукоемкий бизнес. Он контролирует большую часть производства очень надежных и пользующихся большим спросом французских самолетов и вертолетов. Широко представлен капитал Марселя Дассо и в космической промышленности Франции.

Мы коснулись имен лишь нескольких представителей элиты богатейших бизнесменов мира. Сведения, которые просачиваются о них в печать, содержат в основном информацию об их личной жизни, о курьезных случаях с ними. Основная же деятельность этих людей на ниве предпринимательства освещается достаточно скупо, так как никто из них не испытывает особого желания по популяризации и широкой огласке своих методов ведения предпринимательской деятельности. Однако, как бы порой смешно не выглядели мультимиллионеры в глазах общественности, периодически получающей от журналистов пищу для кривотолков и подтрунивания над толстосумами, все же нельзя без уважения относиться к людям, которые за счет своих способностей, умения организовать дело, защитить его от натиска конкурентов вырвались в лидеры современного бизнеса. Наверно, и нам надо скорее отходить от стереотипов и более внимательно отнестись к одной из важнейших статей негласного джентльменского кода поведения бизнесменов: "Не будем считать чужие деньги, будем учиться их зарабатывать!"

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://economics-lib.ru/ 'Библиотека по истории экономики'
Рейтинг@Mail.ru