Библиотека по истории экономики Библиотека по истории экономики

Новость
Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава седьмая. Зарождение классической школы в Англии (Петти) и во Франции (Буагильбер)

К половине XVII века развитие капитализма в Западной Европе достигло уже такого уровня, при котором обострился конфликт между феодальными производственными отношениями и новыми производительными силами. Впереди всех стран шла Англия.

В Англии политика меркантилизма содействовала одновременному развитию капитализма в промышленности и сельском хозяйстве. На этой основе быстро росла торговля. Создавались крупные торговые товарищества.

Капитализм вступил в мануфактурную стадию развития. Однако в силу господства мануфактуры промышленный капитал не мог еще полностью подчинить себе торговый капитал и окончательно вытеснить феодальные отношения.

Рабочий класс увеличивался за счет дифференциации крестьянства. Он подвергался двойной эксплуатации: капиталистами и землевладельцами. Но отношения между трудом и капиталом вследствие недостаточной зрелости капитализма и классовой борьбы регулировались еще законодательным путем (|нормирование величины рабочего дня, установление заработной платы и т. п.).

Буржуазия, опирающаяся на движение крестьянских масс, плебейские элементы города и поддерживаемая новым, обуржуазившимся дворянством, вела борьбу с феодальной знатью. Абсолютная монархия, раньше покровительствовавшая классу буржуазии, начинает становиться "поперек дороги дальнейшему развитию торговли и промышленности, -ставшему слишком опасным орудием в руках могущественной - буржуазии"*.

* (К. Маркс, Морализирующая критика и критизирующая мораль, К? Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. V, стр. 214.)

Буржуазия начинает - все решительнее и решительнее требовать свободы хозяйственной деятельности.

В результате революций 1647 и 1688 гг. она добивается победы буржуазного, парламентского строя.

Это развитие процесса подчинения торгового капитала промышленному, а следовательно, -усиление промышленной буржуазии обусловило разложение меркантилизма и положило начало возникновению классической буржуазной политической экономии.

В Англии родоначальником буржуазной классической политической экономии был В. Петти (1623-1687).

Маркс, характеризуя буржуазную классическую политическую экономию, писал: "...под классической политической экономией я понимаю всю политическую экономию, начиная с В. Петти, которая исследует внутренние зависимости буржуазных отношений производства*", т. е. стремится вскрыть объективную причинную зависимость -между экономическими явлениями капитализма.

* (К. Маркс, Капитал, т. I, стр. 87, прим. 32. )

Свои экономические взгляды Петти изложил в ряде работ, из которых важнейшими являются: 1) "Трактат о налогах и сборах" (1662), 2) "Политическая анатомия Ирландии" (1672), 3) "Политическая арифметика" (1676), 4) "Разное о деньгах" (1682)*.

* (См. Вильям Петти, Экономические и статистические работы, М. 1940. )

Петти в отличие от меркантилистов признает наличие объективных, материальных законов. Он кладет начало переходу от анализа обращения к анализу производства, стремится выяснить сущность явлений и отыскать их причинную связь. Петти подчеркивает, что в политике и экономике, как и в медицине, нужно учитывать "процессы природы" и сообразоваться с ними, а не противодействовать им "своими собственными насильственными действиями"*. Тем не менее вследствие недостаточной зрелости экономических законов капитализма в методологии Петти и в его воззрениях сохраняются еще элементы меркантилизма. Он допускает в некоторых случаях вмешательство государства в экономику страны и делает акцент на обращении в ущерб анализу производства.

* (Там же, стр. 48. )

Петти не разделяет тезиса меркантилизма о том, что богатство - это деньги. Богатство страны заключается в товарах, и та страна богаче, которая "...постоянно превращает их (деньги. - Л. М.) снова и снова в различные товары с большой выгодой для себя..."*

* (См. Вильям Петти, Экономические и статистические работы, М. 1940, стр. 215. )

Деньги в государстве лишь "убыстряют его деятельность", деньги - "это только жир политического тела, избыток которого столь же часто мешает его активности, как часто недостаток влечет за собой болезнь"*.

* (Там же, стр. 85. )

Петти первый из экономистов уделил внимание проблеме стоимости и положил начало теории трудовой стоимости.

Петти проводит различие между внутренней стоимостью и рыночной ценой. Маркс подчеркивает, что у него впервые "...намечается определение понятия..." стоимости. Стоимость он называет "естественной ценой", а рыночную цену - "политической ценой". Заслуга Пегги заключается в том, что он главное внимание уделяет "естественной цене" (стоимости). Последнюю он берет за основу при рассмотрении других экономических явлений.

Источником "естественной цены", по учению Петти, является труд в смысле затраты рабочего времени. Поэтому Петти приходит к выводу, что величина "естественной цены" зависит от производительности труда. В этой связи он довольно подробно останавливается на разделении труда как факторе, содействующем росту его производительности и влекущим за собой снижение стоимости товара. Петти поясняет, что "производство сукна обходится дешевле (курсив мой. - Л. М.), когда один человек расчесывает шерсть, другой прядет, третий ткет, четвертый красит, пятый отделывает, шестой прессует и упаковывает", по сравнению с тем методом, когда все эти операции производятся "одним и тем же человеком"*.

* (Там же, стр. 165.)

Петти впервые устанавливает строгую математическую зависимость величины стоимости от производительности труда. Эта зависимость, указывает Петти, является обратно пропорциональной. Он поясняет, что "хлеб будет вдвое (курсив мой. - Л. М.) дороже там, где имеется 200 сельских хозяев, выполняющих ту же работу, какую могли бы выполнить 100 человек"*.

* (Вильям, Петти, Экономические и статистические работы, стр. 73)

Мы знаем, что еще античные и средневековые авторы усматривали в обмене равенство. Но они не могли научно объяснить, что лежит в основе этого равенства. В средние века смогли лишь эмпирически понять, что обмен товара на товар совершается по количеству затраченного на них труда. Определение же цены товара, т. е. равенства между трудом, заключенным в товаре и деньгах, было в то время совершенно невозможно.

У античных и средневековых авторов, как нам известно, отсутствовало понятие стоимости, а в силу постепенного развития привычки считать на деньги (и других причин) затемнялось представление о труде как основе соизмерения товаров.

Понятие стоимости отсутствовало и у меркантилистов, которые поэтому абсолютизировали стоимость денег, а ее субстанцией считали природные свойства золота и серебра.

Петти, исходя из своего понятия стоимости ("естественной цены") как количества затраченного труда, распространил это понятие и на деньги. Он пришел к выводу, что равные количества труда, затраченные на производство одного бушеля хлеба и производство одной унции серебра, являются основой для сравнения и сопоставления стоимостей. Таким образом, Петти, говоря его словами, нашел "действительный путь определения цен товаров".

Однако Петти не понимал социальной природы стоимости. Поэтому он подменял стоимость меновой стоимостью. Он, как указывает Маркс, "по сути дела определяет стоимость товаров сравнительным количеством содержащегося в них труда"*. Действительно, Петти, ставя перед собой вопрос, чем определяется величина "естественной цены" товара, стремится выяснить, почему за данный товар дают определенное количество золота или серебра, т. е. другого товара.

* (К. Маркс, Теории прибавочной стоимости (IV том "Капитала"), ч. I, стр. 335. )

Автор, подменяя стоимость меновой стоимостью, не мог отделаться от ошибочных представлений меркантилистов.

Петти не понимал и не мог понять, что меновая стоимость есть необходимая форма проявления скрывающейся в товаре стоимости, что стоимость обязательно должна быть выражена в другом товаре. При этом в историческом процессе развития товарного производства и обращения таким товаром являлись различные товары, и лишь впоследствии стоимость товаров стала повсеместно выражаться в золоте и серебре. Но так как Петти был далек от понимания общественной природы стоимости, то в силу этого он не мог вывести из нее меновой стоимости. Петти не только подменял стоимость меновой стоимостью, но и сводил последнюю, подобно меркантилистам, к ее законченной форме, т. е. к деньгам. Маркс, указывая на этот недостаток учения Петти о стоимости, писал: "...меновую стоимость он берет так, как она проявляется в процессе обмена товаров, как деньги, самые же деньги - как существующий товар, золото или серебро"*.

* (К. Маркс, К критике политической экономии, стр. 42. )

Непонимание Петти природы стоимости приводит его и к другой ошибке. Он по существу смешивает стоимость с потребительной стоимостью и делает отступление от определения стоимости товара содержащимся в нем рабочим временем. В создании потребительной стоимости, как известно, принимает участие не только человек, но и природа. Вот почему Петти, смешивая стоимость с потребительной стоимостью, провозглашал источником стоимости два фактора: труд и землю. "Труд, - пишет он, - отец и активнейший принцип богатства, а земля - его мать"*. Но ведь труд и земля - это несоизмеримые факторы. Каким образом можно определить долю труда и долю земли в стоимости товара? В связи с этим перед Петти встал вопрос "о составлении уравнения (курсив мой. - Л. М.) между землей и трудом, для того чтобы стоимость каждого предмета могла быть выражена при помощи одного из этих факторов"**.

* (Вильям Петти, Экономические и статистические работы, стр. 55. )

** (Там же, стр. 122. )

Отыскивая решение, Петти рассуждал следующим образом. Предположим, что мы поместили теленка для нагула на участок пастбищной земли размером в два акра на один год. Через год теленок дает прирост в один центнер годного в пищу мяса, которого хватит на 50 дневных пищевых пайков. Этот пятидесятидневный рацион составит стоимость, равную годичной ренте, т. е. будет представлять собой дар земли. Предположим дальше, что на этом же участке земли в течение года трудится человек. Тогда в результате участия не только земли, но и труда мы получим уже не 50 дневных пищевых пайков, а больше - допустим 60. Из них 50 пайков будут представлять ренту - долю земли, а 10 - "...этот излишек дневных пищевых пайков составит заработную плату человека...", т. е. долю труда. Итак, решение вопроса найдено: и доля земли и доля труда "...выражены в количестве дневных пищевых пайков".

Но если стоимость, создаваемая по Петти землей и трудом, может быть представлена в виде дневных пищевых пайков, то это значит, что величина стоимости определяется не дневным трудом рабочего, а его заработной платой, и Петти заключает: "Поэтому обычным масштабом стоимости является среднее дневное пропитание взрослого человека, а не его дневной труд"*.

* (Вильям Петти, Экономические и статистические работы, стр. 123. )

Все указанные недостатки учения Петти о стоимости- непонимание природы стоимости, отождествление ее с меновой стоимостью, а меновой стоимости - с деньгами, смешение стоимости с потребительной стоимостью - коренятся в непонимании им двойственного характера труда, создающего товар, как труда конкретного и абстрактного. Петти смешивает труд как источник стоимости с конкретным трудом, создающим потребительную стоимость, поскольку создателем стоимости он считает труд в смысле воздействия его на природу*. Вместе с тем Петти впервые сформулировал положение, что источником стоимости является труд в смысле затраты рабочего времени, т. е. труд вообще. Но при этом Петти, "опутанный представлениями монетарной системы", отождествляет абстрактный труд с определенным видом конкретного труда, создающим золото и серебро, "он объявляет тот особенный вид реального труда, при посредстве которого добываются золото и серебро, трудом, создающим меновую стоимость"**.

* (Маркс, отмечая этот недостаток учения Петти, писал, что у него имеется "смешение труда как источника меновой стоимости с трудом как источником потребительной стоимости, где труд предполагает вещество природы (землю)". [К- Маркс, Теории прибавочной стоимости (IV том "Капитала"), ч. I, стр. 341.] )

** (К. Маркс, К критике политической экономии, стр. 42. )

Теория трудовой стоимости Петти, несмотря на ее недостатки, позволила ему высказать правильную "...догадку о природе прибавочной стоимости..." (Маркс). Но, прежде чем перейти к выяснению этого вопроса, необходимо выяснить его взгляд на заработную плату.

Во времена Петти заработная плата устанавливалась законодательным путем. Государство определяло максимум заработной платы, и превышение этого уровня каралось тюремным заключением. Петти, опираясь на теорию трудовой стоимости (учение о "естественной цене"), стремился теоретически обосновать эту узаконенную практику.

Он рассуждал следующим образом.

Если бы рабочему позволили получать "вдвое больше", т. е. за весь его труд, затрачиваемый в течение дня, то он стал бы работать "вдвое меньше", а именно: ровно столько, сколько нужно ему, чтобы обеспечить себе "только средства к жизни". Поясним мысль Петти на следующем примере. Допустим, что дневная стоимость необходимых для жизни средств составляет 6 долларов и в один час рабочий создает стоимость, равную одному доллару. Если бы рабочему за каждый час труда уплачивали полную стоимость, то он работал бы только шесть часов и ни часу больше. Но это было бы, указывал Петти, прямым ущербом для общества, так как оно не получало бы никакого дохода. Поэтому, чтобы труд рабочего являлся источником общественного богатства, нужно рабочему платить меньше и тогда он будет работать больше. Так, например, если рабочему за каждый час труда платить вместо одного доллара только 0,5 доллара, то он вынужден будет работать 12 часов, чтобы получить необходимые ему шесть долларов. Но тогда и обществу, т. е. капиталисту, рабочий будет создавать доход в размере шести долларов.

Итак, мы видим, что Петти, опираясь на теорию трудовой стоимости, усматривал источник общественного дохода в труде рабочего. В связи с этим он доказывал, что заработная плата представляет собой только стоимость средств, необходимых для поддержания жизни работника. Учение Петти о заработной плате как стоимости прожиточного минимума являлось ошибочным*. Но, опираясь на него, он по существу наталкивался на деление рабочего дня на необходимое и прибавочное время. Маркс указывает, что согласно учению Петти "рабочий только потому обречен на производство прибавочного (курсив мой. - Л. М.) продукта и на прибавочный труд, что его вынуждают употреблять всю свою годную к делу рабочую силу [Arbeitskraft] для того, чтобы сам он получил только самое необходимое для жизни"**.

* (Маркс, открывший товар - рабочую силу, разъяснил: "Если цена рабочей силы падает до этого минимума (т. е. до стоимости физически необходимых средств к жизни.- Л. М.), то она падает ниже (ее. - Л. М.) стоимости..." (К. Маркс. Капитал, т. I, стр. 179.) )

** (К. Маркс, Теории прибавочной стоимости (IV том "Капитала"), ч. I, стр. 335.

Учение Петти о заработной плате и о труде как источнике стоимости позволило ему дать в зачаточной форме теорию прибавочной стоимости. )

Мы видели, что Петти ошибался, считая заработную плату равной стоимости минимума средств существования. Однако это дало ему возможность рассматривать ее как определенную часть стоимости продукта труда рабочего. Заработная плата и стоимость семян, учил Петти, составляют издержки производства в земледелии. Если из стоимости земледельческого продукта вычесть издержки производства, то остаток образует ренту. У Петти рента по-существу представляет собой излишек стоимости над заработной платой, так как он стоимость продукта определяет, как нам известно, содержащимся в нем рабочим временем, т. е. затраченным трудом рабочего.

Маркс показал, что рента - это избыток прибавочной стоимости над средней прибылью, т. е. добавочная прибавочная стоимость, особая форма последней. Петти же ренту рассматривает в качестве избытка стоимости над заработной платой. Следовательно, Петти ренту отождествляет с прибавочной стоимостью.

Петти высказывает ряд правильных положений относительно прибавочной стоимости, но он искажает их, поскольку подменяет прибавочную стоимость рентой. Для Петти рента (прибавочная стоимость) в натуральном выражении представляет собой прибавочный продукт, который является результатом прибавочного труда наемного рабочего. В денежном же выражении рента, по Петти, равняется такому количеству денег, которое эквивалентно ей по своей стоимости, т. е. представляет ее "естественную цену".

Исходя из этого Петти выдвигает, во-первых, весьма важное положение о том, что при данной цене продукта, обусловленной производительностью труда, величина ренты (прибавочной стоимости) зависит от уровня заработной платы. "Если... заработки земледельцев должны повыситься", пишет он, то "земельная рента, вследствие этого, понизится..."*. Рассматривая разделение труда как важнейший фактор роста его производительности, Петти приходит к выводу о том, что можно присваивать "большую прибыль" при удешевлении стоимости продукта, имея, безусловно, в виду одновременное снижение заработной платы**.

* (Цит. по К. Маркс, Теории прибавочной стоимости (IV том "Капитала"), ч. I, стр. 152. Здесь Петти дает исходное положение для сформулированного впоследствии Д. Рикардо закона о противоположности заработной платы и прибыли. )

** (Это послужило для Маркса основанием заключить, что Петти "определеннее, чем А. Смит", указывает "на капиталистический характер мануфактурного разделения труда". ("Капитал", т. I, стр. 373, прим. 76.) )

Во-вторых, Петти массу ренты (прибавочной стоимости) при прочих равных условиях ставит в зависимость от количества применяемых наемных рабочих. Он указывает, что "если все деньги, имеющиеся в стране, разделить поровну между всеми жителями", то тогда "наиболее богатым будет тот период, в который каждый участник дележа (капиталист. - Л. М.) будет иметь возможность нанять больше рабочих (курсив мой. - Л. М.)"*.

* (Вильям Петти, Экономические и статистические работы, стр. 41. Маркс отметил, что Петти изображает ренту (прибавочную стоимость) не только в указанном смысле, но трактует так же, "как избыток прибавочного труда самого производителя ндд причитающейся ему заработной платой и возмещением его собственного капитала". [К. Маркс, Теории прибавочной стоимости (IV том "Капитала"), ч. I, стр. 336.])

Наряду с этими правильными высказываниями Петти о ренте (прибавочной стоимости) у него имеются ошибочные, противоречащие им суждения.

Отождествляя стоимость с потребительной стоимостью, Петти (в приведенном выше примере с теленком* ренту рассматривает как дар земли, а не как результат затраты прибавочного рабочего времени и этот прирост вещества природы смешивает с приростом стоимости **.

* (См. настоящую работу, стр. 168. )

** (Аналогичную ошибку допускали физиократы в своем учении о "чистом продукте".)

У Петти имеются рассуждения, относящиеся и непосредственно к ренте. Он впервые выдвигает понятие дифференциальной ренты. При этом Петти различает дифференциальную ренту, связанную с различной удаленностью земельных участков от рынка, а также с различием в плодородии земельных участков*. Тем не менее Петти не может считаться родоначальником теории ренты, так

как он отождествляет последнюю с прибавочной стоимостью.

* (См. Вильям Петти, Экономические и статистические работы, стр. 38 и 41. Маркс заключает, что "Петти изложил дифференциальную ренту лучше, чем Адам Смит (курсив мой. - Л. М.)". ("Теории прибавочной стоимости", IV том "Капитала", ч. I, стр. 340.) )

Петти, кроме ренты (прибавочной стоимости), различал еще одну форму дохода - ссудный процент. Маркс показал, что последний представляет собой часть прибыли, которая распадается на предпринимательский доход и ссудный процент. Для Петти такое решение вопроса было невозможно. Отождествляя ренту со всей прибавочной стоимостью, он включал прибыль в ренту и из последней выводил ссудный процент. Он заявлял, что ссудный процент должен равняться "ренте с такого количества земли, которое может быть куплено на те же данные в ссуду деньги..."*.

* (Вильям Петти, Экономические и статистические работы, стр. 38. )

Так, например, если за 100 тыс. ф. ст. можно купить земельный участок, который приносит ренту в размере 5 тыс. ф. ст., то по Петти уровень ссудного - процента также должен быть равен 5 ( (5 000 × 100)/100 000 = 5%).

Ошибочное -понимание Петти ренты поставило его в затруднительное положение при определении цены земли.

Мы видели, что Петти определял уровень ссудного процента отношением ренты к цене земли. Но цена земли - это рента, .капитализированная из существующего уровня ссудного процента. Следовательно, для определения цены земли нужно предварительно определить ссудный процент. Как же Петти избежал этот порочный круг?

Он видел, что в то время в Англии участок земли, oприносивший в год .ренту в 1000 ф. ст., продавался примерно за 20 000 ф. ст. Учитывая это, Петти пришел к выводу, что "естественная стоимость" какого-нибудь участка земли равняется такой сумме денег, которая необходима для того, чтобы прожить вместе представителям трех поколений: деду, достигшему 50 лет, сыну - 28 лет и внуку - 7 лет. В Англии статистические таблицы Граунта определяли, что такие три лица могут прожить вместе еще 21 год. Отсюда Петти делал вывод, что "стоимость земли равна приблизительно такой же сумме годичных рент" (курсив мой. - Л. М.), т. е. годовой ренте, умноженной на 21.

Маркс назвал это определение гениальным, так как согласно теории трудовой стоимости цена земли, действительно, представляет собой ренту, проданную за несколько лет вперед. Так, например, если годовая рента - 1000 ф. ст., а ссудный процент - 5, то цена земли будет равна 20 000 ф. ст. ( 1000 × 100/5 , или составит 20 годичных рент (20 000 : 1 000 = 20).

Итак, мы видим, что Петти по сравнению с меркантилистами сделал огромный шаг вперед. Он явился родоначальником теории трудовой стоимости и стремился на ее основе объяснить другие экономические явления: цену товара, заработную плату, ренту (прибавочную стоимость), цену земли*. Он первый подчеркнул объективный характер выясняемых им экономических законов - буржуазного общества. Но, будучи буржуазным экономистом, Петти игнорировал исторический характер этих законов. Он их называл "законами природы", т. е. считал отражением вечных, естественных условий жизни. Вместе с тем недостаточная зрелость экономики буржуазного общества обусловливала наличие элементов меркантилизма в экономических взглядах Петти.

* (Е. Штраус, подчеркивая, что Петти применил теорию трудовой стоимости "к категориям ренты, прибыли и денег", ставит его в один ряд с А. Смитом, Д. Рикардо и ... К. Марксом (Sir William Petty, Portrait of genius, London 1954, стр. 214). Буржуазные экономисты в лучшем случае признают идейно-теоретические истоки экономического учения Маркса, но они не могут и не хотят понять революционного переворота, совершенного Марксом в экономичен ской науке. )

Петти определял стоимость затратой рабочего времени и наряду с этим отождествлял меновую стоимость с деньгами. Петти доказывал бесполезность и безрезультатность гражданских законов, противоречащих "законам природы" (т. е. экономическим законам капитализма), но вместе с тем допускал вмешательство государства в хозяйственную жизнь страны: он определял заработную плату стоимостью необходимых жизненных средств и выводил ссудный процент из ренты, но наряду с этим стоял за законодательное регулирование заработной платы, а в отдельных случаях и уровня ссудного процента.

Во Франции родоначальником буржуазной классической политической экономии был Буагильбер (1646 - 1714). На экономических воззрениях Буагильбера отразились особенности экономического развития Франции и классовой борьбы того времени. В общественном производстве преобладало сельское хозяйство, которое было отягощено феодальными отношениями. Крестьянство разорялось высокими налогами, а также в связи с превращением натуральных повинностей в денежные и испытывало на себе последствия односторонней меркантилистической политики, проводившейся Кольбером, которая покровительствовала .только промышленности. Упадок сельского хозяйства отрицательно сказывался на состоянии промышленности и торговли.

Буржуазия не имела политической власти. Вместе с крестьянством, ремесленниками и рабочими она представляла низшее, третье, сословие. Это третье сословие, хотя и состояло из различных классов, представляло собой в целом силу, направленную против феодального строя.

Экономическая мысль Франции, начиная со второй половины XVII века, стремится найти выход из развивавшегося конфликта между производительными силами и устаревшими производственными отношениями феодализма. Ее передовые представители выступают в защиту сельского хозяйства. Возникает реакция против меркантштизма. С критикой меркантилистских взглядов и выступил Буагильбер, который называл себя адвокатом сельского хозяйства.

Буагильбер, так же как и Петти, фактически за исходный пункт берет труд в его буржуазной форме, т. е. труд, создающий меновую стоимость, товар. Буагильбер рыночной цене противопоставляет "истинную стоимость", которую он определяет затратой рабочего времени. Он считает, что обмен товаров по "истинной стоимости" может иметь место только в том случае, если труд будет пропорционально распределен между отдельными отраслями промышленности. Для этого должна существовать свободная конкуренция.

Несмотря на то что Буагильбер, как и Петти, рассматривает общественный труд в его стоимостной форме, т. е. в форме буржуазного труда, между этими двумя экономистами имеется различие в понимании указанного вопроса.

Петти, как нам известно, сводил буржуазный труд к определенному виду конкретного труда, создающему золото и серебро в качестве денежного материала. Он прославлял жажду золота как стимул, "побуждающий народ к промышленному развитию и завоеванию мирового рынка".

Буагильбер же, являясь решительным противником меркантилизма и фискальной политики Людовика XIV, восстает против накопления денежного богатства. По мнению Буагильбер а, деньги нарушают пропорциональный обмен, т. е. обмен по "истинной стоимости". Этим самым они нарушают процесс воспроизводства и являются причиной нищеты. "...Было бы ужасным заблуждением, - писал он, - искать причины нищеты в чем-либо ином, а не в том нарушении этого обмена, которое вызывается отклонениями от пропорциональных цен*". Буагильбер подчеркивал, что особенно большие "бедствия народов" происходят от того, что люди деньги из "бывшего раба" торговли "превратили в божество", в орудие наживы; их накопление сделали самоцелью, и они стали "всеобщим палачом".

* (Цит. по В. И. Ленин, К характеристике экономического романтизма, Соч., т. 2, стр. 194. )

Буагильбер, как мы видим, борется против денег не только в качестве капитала. Он вообще защищает безденежное товарное хозяйство. Следовательно, сохраняет буржуазный труд в одной форме (товарной), но устраняет его в другой форме (денежной). Буагильбер не понимал, что труд, создающий стоимость товара, может быть выражен только внешне, при помощи денег.

Эта фанатичная борьба Буагильбера против денег была обусловлена непониманием характера труда, создающего стоимость, и в силу этого игнорированием им товара как специфически общественной формы богатства. Производство товаров он по существу рассматривал как деятельность, непосредственно направленную на удовлетворение потребностей. "Буагильбер, - писал Маркс, - представляет нам пример того, что можно рассматривать рабочее время как меру величины стоимости товаров и в то же время смешивать труд, овеществленный в меновой стоимости товаров и измеряемый временем, с непосредственной (курсив мой. - Л. М.) естественной деятельностью индивидуумов*".

* (К. Маркс, К критике политической экономии, стр. 44. )

Борьба Буагильбера против меркантилизма с позиции защиты сельского хозяйства заставляла его делать отступление от им же выдвинутых принципов. Он критиковал проводимую Кольбером политику снижения цен на хлеб, заявляя, что "никогда не бывает народ столь несчастным, как при дешевой цене хлеба". Поэтому Буагильбер был сторонником высоких цен на хлеб. Он требовал разрешить свободный вывоз хлеба и запретить его ввоз. Таким образом, автор забывал об отстаиваемом им принципе свободной конкуренции как необходимом условии обеспечения обмена товаров по "истинной стоимости".

Буагильбер, критикуя меркантилизм с позиции защиты сельского хозяйства, явился предшественником школы физиократов, у которых высказанные им отдельные положения "становятся системой, означающей новый этап в науке"*.

* (К. Маркс, Теории прибавочной стоимости (IV том "Капитала"), ч. I, стр. 17. )

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://economics-lib.ru/ "Economics-Lib.ru: Библиотека по истории экономики"

Рейтинг@Mail.ru