Библиотека по истории экономики Библиотека по истории экономики

Новость
Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте









предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Реальные возможности использования линейно-программной модели

На первый взгляд кажется, что ответ на вопрос, которым заканчивается предыдущий параграф, может быть только отрицательным. Слишком уж сильно реальная экономическая система отличается от идеализированной экономики, соответствующей гипотезам линейно-программной модели. Однако не следует спешить с подобным ответом. Длительный опыт математического моделирования в естественных и технических науках свидетельствует о не меньших расхождениях между реальными явлениями и описывающими их математическими моделями. И несмотря на это, использование таких моделей, даже столь простых, как Лагранжева модель движения системы материальных точек или уравнение движения идеальной жидкости, намного продвинуло вперед и естествознание, и технику. Даже когда из-за значительных отклонений модели от реального объекта и невыполнения гипотез полученные расчетные данные не имели непосредственного практического значения, само модельное, математическое описание объекта давало очень много для качественного анализа исследуемого явления, а также позволяло получить представление о некоторых количественных соотношениях, свойственных этому явлению. История науки говорит о том, что возможности моделирования возрастали по мере развития математической теории и прикладных наук и это делало эффективным ее применение ко все более широкому кругу реальных технических проблем. Естественно предполагать, что и линейно-программные модели оптимального планирования, отражающие основные черты социалистического хозяйства, в сочетании с другими средствами могут дать многое для качественного и количественного исследования экономики и эффективного управления ею. Это подтверждает уже имеющийся опыт построения оптимальных моделей народного хозяйства как в целом, так и отдельных частей его (отраслей, предприятий и др.), которые оказалось возможным обеспечить необходимой информацией, произвести расчеты и получить достаточно эффективные практические выводы. О ряде таких вопросов уже шла речь выше; о них будет идти речь еще в следующем параграфе. Свидетельством целесообразности применения моделей является и то, что ряд качественных выводов, полученных при анализе линейно-программной модели идеализированной экономики, позволил дать практические предположения, оказавшиеся в согласии с рекомендациями, полученными на основании опыта хозяйственной практики. В результате они нашли частичную реализацию при проведении хозяйственной реформы. Таким образом, следует считать вполне реальной возможность пользоваться оптимальной моделью для качественного, структурного описания экономики и для приближенного построения ее планов и показателей.

Если в связи с этим вернуться к произведенному анализу расхождений модели и реальной экономики, то хотя пессимистический вывод относительно практической неприменимости модели является, как сказано, необоснованным, этот анализ не следует игнорировать, так как он позволяет высказать ряд ценных методологических положений относительно порядка и возможностей практического использования оптимальных моделей.

Именно этот анализ говорит об известной ограниченности, условности и приближенном характере выводов, полученных на основе линейно-программных моделей, о необходимости не формального, а творческого подхода при их применении, тщательного анализа данных и результатов и корректировки их в соответствии с неучтенными условиями и обстоятельствами; позволяет предостеречь от догматического, некритического восприятия результатов и выводов модельного анализа, абсолютизации их, от переоценки этого метода, игнорирования других средств экономического и статистического анализа, экономической практики, говорит о необходимости сочетания всех средств; позволяет предвидеть и понять, что процесс вооружения экономики и планирования новыми средствами - математическими моделями и ЭВМ представляет не единовременную триумфальную операцию, а длительный и многотрудный путь преодоления многих научных проблем и проблем экономической практики.

Уже в настоящее время модели оптимального планирования являются весьма эффективным средством экономического анализа. Рассмотрим несколько коренных проблем хозяйственного развития, в отношении которых оптимальные модели позволяют получить нетривиальные и достаточно ценные экономические выводы.

Первая из этих проблем - норма эффективности капитальных вложений. В настоящее время в экономических расчетах широко используется положение, что каждая единица продукции, реализуемая обществом в качестве капиталовложения, должна обеспечивать через некоторое время определенный прирост национального дохода. Годовая норма этого прироста называется нормой эффективности капитальных вложений. До конца 50-х годов существование такой нормы в социалистическом хозяйстве большинством экономистов отрицалось, поскольку она, как утверждали, аналогична норме прибыли (проценту) на капитал, т. е. является категорией капиталистической экономики. Но эта аналогия чисто формальна, она основывается лишь на внешнем сходстве двух социально различных категорий. В действительности норма эффективности никак не связана с частной собственностью на средства производства, она реализуется не в форме нетрудового дохода на капитал, а через прирост национального дохода в социалистическом хозяйстве.

Этот принципиальный вывод, который занимает ныне весьма важное место в экономической теории социализма, получает убедительное научное обоснование и конкретизацию в динамической линейно-программной модели оптимального планирования. Эта модель приводит к выводу, что для всех продуктов существует динамическая система изменяющихся во времени оценок. В этой системе единица одного и того же продукта имеет, как правило, более высокую оценку в предыдущий период и более низкую - в последующий. Это "обесценивание" продуктов отражает экономическое действие фактора времени - чем раньше продукция пущена в хозяйственный оборот, тем она ценнее для общества.

Указанное свойство модели проясняет экономический смысл норматива эффективности капитальных вложений. За счет этих вложений создаются производственные фонды, использование которых обеспечивает прирост продукции. И общество вправе требовать, чтобы процент этого прироста по отношению к вложениям был не меньше определенной реально достижимой величины - норматива эффективности. Однако чем определяется величина такого норматива? Некоторые связывают эффективность с темпом роста национального дохода или с темпом роста производительности труда и предлагают устанавливать размер соответствующего норматива исходя из того, каков этот темп. Другие считают, что норматив эффективности является не народнохозяйственным, а отраслевым критерием и зависит от потребности той или иной отрасли в капитальных вложениях.

Анализ динамической модели оптимального планирования дает ясное представление о действительном экономическом смысле норматива эффективности. Он показывает, что эффективность выражает ежегодное приращение продукта, которое получает народное хозяйство за счет дополнительной единицы продукта, направляемой на накопление - капиталовложения, и, следовательно, ее норматив характеризует эффективность свободных, еще не реализованных капиталовложений. А раз речь идет о свободных капиталовложениях, не связанных с какой-либо отраслью, то, значит, норматив их эффективности носит не отраслевой, а народнохозяйственный характер и размер его не связан непосредственно ни с темпом роста народного хозяйства, ни с темпом роста национального дохода, ни с темпом роста производительности труда. Модельные же расчеты показывают, что эти темпы могут быть в два-три раза ниже, чем норматив эффективности капиталовложений (см. гл. V, § 3).

Анализ модели приводит и к более широким выводам относительно этого норматива. Выясняется, например, что он может использоваться для приведения разновременных затрат труда к одному временному периоду. Так, с учетом нормы эффективности могут учитываться затраты будущих лет, скажем, расходы на реновацию, на новое строительство. Применение такой нормы позволит здесь учесть, какие потери связаны с удлинением сроков строительства. А это имеет большое практическое значение.

Например, расчеты с учетом фактора времени, проведенные на основе норматива эффективности, показывают, что удлинение срока строительства с 3 до 6 лет повышает фактическую себестоимость объекта на 30-40%. Это делает ясным путь улучшения деятельности строительных организаций. В самом деле, представим, что при подсчете стоимости строительства сроки затрат и сами затраты будут учитываться не по фактической величине, а предстанут как результат приведения их к моменту окончания строительства. Тогда строительные организации окажутся заинтересованными в сокращении сроков строительства и концентрации сил, так как только при этом условии они смогут уложиться в сметную стоимость. Это привело бы к резкому сокращению сроков строительства, и помимо сокращения затрат, к обеспечению более современного технического уровня новых предприятий.

Особенно важен правильный учет фактора времени, который обеспечивается нормой эффективности при экономической оценке научно-технических разработок. Здесь увеличение ассигнований и форсирование сроков исследований многократно окупается ускорением реализации и распространения нового изделия или процесса в народном хозяйстве. Но для того, чтобы выявить эту высокую окупаемость научно-технических достижений, необходимо правильно учесть экономическое значение фактора времени. А это осуществляется на основе динамической модели оптимального планирования.

Анализ модели позволяет прийти и к некоторым методологическим выводам. Так, становится очевидной определенная условность и приближенность положения о едином нормативе эффективности, а в связи с этим и необходимость внесения ряда поправок в расчеты эффективности. Единый норматив характеризует среднее падение динамических оценок в единицу времени. Оценки же отдельных продуктов и ресурсов имеют разные темпы падения. Известно, например, что ресурсы труда возрастают медленнее фондов и в связи с этим динамическая оценка трудовых ресурсов имеет меньший темп снижения, чем оценка фондов. По-разному изменяются оценки, связанные с продукцией добывающей и обрабатывающей промышленности. Оценки природных ресурсов, как правило, снижаются значительно медленнее оценок машин, приборов, оборудования. Причем падение последней группы оценок особенно ускоряется в связи с тем, что при массовом производстве таких продуктов имеет место нелинейное снижение затрат с увеличением объема выпуска. Имеет значение и различие темпов морального износа для разных видов продукции. Все это приводит к выводу, что единый норматив эффективности капитальных вложений, вполне соответствующий требованиям экономики как общий принцип, должен применяться в конкретных расчетах эффективности капиталовложений с определенными коррективами и уточнениями, в частности при приведении разновременных затрат и результатов.

Модель оптимального планирования показывает также другие пути применения норматива эффективности. Выше уже отмечалось, что если установлен определенный размер норматива эффективности, то это дает основание ожидать такой же величины отдачи от всех свободных капиталовложений (при рациональной их реализации). Этот вывод может быть интерпретирован следующим образом: для средств производства (фондов), полученных с затратами капиталовложений в размере K, следует считать нормальным размер прокатной оценки, равной nK, где n - норматив эффективности. Конечно, указанное применение этого принципа справедливо в полной мере лишь по отношению к капиталовложениям, которые были реализованы сравнительно недавно, хотя и здесь возможны отклонения в ту или другую сторону. Однако сам факт наличия тесной связи между прокатной оценкой и нормативом эффективности капитальных вложений открывает широкие возможности для дальнейшего исследования экономики и полезных практических выводов.

Вторая крупная экономическая проблема, которая может быть с пользой рассмотрена на основе анализа линейно-программной модели оптимального планирования, - это проблема хозяйственного расчета. Как уже отмечалось, идеализированная экономика, отвечающая гипотезам такой модели, предусматривает для каждого предприятия наличие плана, составленного в натуральных показателях, и выполнение этого плана по всем позициям - свидетельство нормального хода производства. Поэтому в модели контроль над деятельностью предприятия вполне исчерпывается наблюдением за выполнением плановых заданий.

Но в реальной экономике, такой детализированный, строго детерминированный, заранее предусматривающий весь ход производства и реализации план не может быть ни составлен, ни выполнен. Да социалистическое хозяйство и не нуждается в подобном плане. Планомерное, сознательное управление экономикой возможно лишь в том случае, когда имеется известная свобода для принятия решений. Поэтому реальный план предполагает допустимость и неизбежность известных отклонений как в составе продукции, так и в затратах на ее производство. В этих условиях контроль над деятельностью предприятия не может быть функцией плана, а должен осуществляться с помощью специального экономического механизма.

Такой механизм, позволяющий обществу сопоставлять, что оно дает предприятиям и что получает от них, контролируя таким путем их деятельность, называется хозяйственным расчетом. Хозрасчет выступает как стоимостная форма, выражающая требование безубыточной работы предприятия, требование покрытия расходов предприятия из его доходов. Хозяйственный расчет осуществляется таким путем: предприятие расплачивается по установленным ценам с поставщиками и выплачивает заработную плату своим работникам из тех средств, которые получены им за свою продукцию. Может создаться впечатление, будто хозрасчет полностью замыкается на экономике предприятия и не задевает экономических процессов, которые происходят на общегосударственном уровне. Такое представление ошибочно, так как предприятие использует средства производства - машины, землю, воду, - являющиеся собственностью всего общества, и определенную часть своих доходов передает государству. Однако именно это ошибочное представление господствовало в экономической теории и практике до хозяйственной реформы, начавшейся в середине 60-х годов. Многие элементы экономики, используемые в деятельности предприятий, но принадлежащие государству, не включались в сферу хозрасчетных отношений. Например, основные фонды предоставлялись предприятиям бесплатно; предприятия без всякого возмещения пользовались землей полезными ископаемыми, лесными и водными ресурсами.

Между тем уже в то время анализ моделей оптимального планирования логически приводил к выводу, что планы предприятий должны учитывать данные об использовании ресурсов, принадлежащих государству, и это использование должно получать определенную общественную оценку. В применении к реальной экономике это означало, что такие ресурсы следует включить в отношения хозяйственного расчета. Преобразования практики планирования и экономического стимулирования, проведенные в СССР новой хозяйственной реформой, идут по пути, который в большой мере соответствует выводам модели оптимального планирования: введена плата за производственные фонды, находят применение рентные платежи (иногда в форме расчетных сдаточных цен) и др. Это дает основание предположить, что и другие выводы из анализа линейно-программных моделей оптимального плана должны найти отражение в развитии хозяйственного расчета.

В оптимальной модели помимо платы за фонды, которая определяется размером прокатной оценки оборудования, и рентных платежей, фигурируют платежи за труд в соответствии с его производственной оценкой (поскольку в реальной экономике существует заработная плата, такие платежи выступают там в форме соответствующих доплат, если оценка выше зарплаты). Установление этих экономических параметров модели, а также соблюдение требования, согласно которому цены на продукцию, произведенную предприятием, совпадают с оценками ее, означает, что в модели затраты и поступления равны друг другу. Прибыль, следовательно, возможна здесь в случаях, когда выпущено больше продукции, чем было предусмотрено планом, или затраты оказались меньше, чем требовали нормативы.

Анализ оптимальной модели позволяет наметить пути совершенствования практики хозяйственного расчета. Прежде всего это касается платы за фонды. Сейчас она рассчитывается в виде определенного процента от балансовой стоимости основных фондов. Но такой порядок экономически оправдан (да и то в качестве грубого приближения) только по отношению к новым, недавно введенным фондам. Чтобы отвечать своему назначению, плата за фонды должна устанавливаться в соответствии с прокатной оценкой, которая характеризует их потенциальную экономическую эффективность в данных условиях. Другое направление совершенствования хозрасчета - широкое распространение рентных платежей, ставящее коллективы предприятий в одинаковые экономические условия и позволяющее учитывать только те их достижения, которые связаны с их собственной деятельностью, а не с лучшими природными, территориальными и другими условиями. Это значит, что уже действующая система рентных платежей должна быть расширена, а сами платежи следует исчислять более систематически и более точно, исходя из требований оптимального использования соответствующих ресурсов.

Особенно важное значение для дальнейшего развития хозрасчетных отношений имеет принцип оценки труда по его действительной эффективности. Здесь дело не только в том, что существующие системы зарплаты недостаточно учитывают качественные различия в труде отдельных работников. (Это хотя и существенный вопрос, но он может быть частично решен улучшением действующих премиальных систем.) Более важно, что сегодня общество оказывается не в состоянии экономически управлять предприятиями в такой важной области производства, как распределение трудовых ресурсов. Преодолению этого ненормального положения должно способствовать введение платежей за труд, которые предприятия вносили бы в специальный государственный фонд. Такие платежи следовало бы установить в первую очередь по дефицитным категориям труда, например, дефицитным специальностям или дефицитным половозрастным группам, а также по районам, страдающим недостатком трудовых ресурсов. Наоборот, для избыточных по труду районов могла бы предусматриваться дотация.

В отличие от капитализма получение прибыли, дохода у нас является не самоцелью, а лишь средством повышения эффективности хозяйства. Конечной целью и решающим критерием является народнохозяйственный эффект, интересы всего общества. Между тем эффект не полностью отражается в хозрасчете и прибыли. Например, строительство и эксплуатация шоссейной дороги связаны только с расходами и не служат непосредственным видимым источником дохода, хотя, конечно, произведенные затраты перекрываются с лихвой эффектом в других отраслях. Так же производство новых видов продукции нередко на первых порах бывает убыточным. Поэтому для правильной оценки народнохозяйственных интересов и создания благоприятных условий для технического прогресса должны быть разработаны и внедрены в практику методы измерения полного народнохозяйственного эффекта. Должна быть также введена корректировка хозрасчета, с учетом этого эффекта, например, установление в отдельных случаях компенсирующих дотаций, снижение плат, с тем чтобы решения и мероприятия, эффективные для народного хозяйства, были бы выгодны и предприятию.

При установлении всех платежей в соответствии с общественными оценками используемых ресурсов и определении цен на продукцию согласно оптимальным оценкам доходы предприятий уравновесятся с его расходами - так, во всяком случае, следует из модели. Однако представляется целесообразным, чтобы некоторые средства, направляемые на развитие производства и на нужды трудящихся, оставались в распоряжении предприятия. Поэтому реформой предусматривается, что предприятие часть доходов использует для создания фондов материального стимулирования его работников, улучшения их социально-бытовых условий и совершенствования производства на данном предприятии. Такие средства у предприятия появляются благодаря тому, что государство изымает платежи за фонды и другие ресурсы не в полной сумме общественных оценок этих ресурсов, а оставляет некоторую долю в распоряжении предприятия. Вопрос о размере такой доли должен быть обсужден особо.

Для того чтобы хозяйственный расчет успешно выполнял свои функции контролера экономической деятельности в системе социалистического производства, необходимо, чтобы у нас действовали правильные цены. Важно добиться такого положения, чтобы цена играла существенную роль в отношениях между предприятиями, чтобы было поднято значение рубля. Сейчас же, например, в высоких ценах нередко заинтересован не только поставщик, но, как это ни парадоксально, и потребитель.

Проблемы цен весьма сложны и многообразны. Их полное изложение завело бы нас слишком далеко. Мы остановимся в основном лишь на роли оптовых цен и их структуре. Это еще одна важная область, в которой анализ линейно-программной модели может существенно прояснить рассматриваемый вопрос.

Осуществляя какое-либо техническое или производственное решение, для оценки его целесообразности необходимо сопоставить то, что тратится, с тем, что получается. Иначе говоря, надо соизмерять затраты и результаты. В современном высокоразвитом хозяйстве, использующем продукцию различных, часто далеких друг от друга отраслей экономики, непосредственное сопоставление всех производственных ингредиентов в натуре неосуществимо, немыслимо. Сопоставление затрат с результатами оказывается возможным только после того, как все они приводятся к одному эквиваленту. Этот эквивалент - общественно необходимый труд, который равно определяет как все виды затрат, так и все виды результатов. Общественно необходимый труд - основа цен, а отсюда их первая функция, состоит в соизмерении всех производственных ингредиентов по единому эквиваленту. Следует сказать, что цены играют не только информационную роль, но являются и параметрами управления, служат базой экономических расчетов и решений. Поэтому, от того, насколько правильно построены цены, зависит качество всех экономических расчетов.

Еще одна важная функция цен заключается в том, что они используются как средство агрегирования. Потребность в агрегировании часто возникает в экономических расчетах. Например, в тех случаях, когда нужно охарактеризовать объем выпуска обувного или металлообрабатывающего предприятия, суммарная цена (или, как не вполне точно говорят, стоимость) этого выпуска является экономически более точным агрегатом, нежели общее количество пар обуви либо тоннаж металлоизделий. Кроме того, агрегирование с помощью цен позволяет сопоставлять друг с другом продукты, которые в натуре не имеют между собой ничего общего (например, пушки и масло). Эти функции цен и нужда в них для такого использования, по-видимому, сохранятся и в условиях коммунистического общества.

В социалистическом производстве на базе цен строится также хозяйственный расчет, разрабатываются показатели работы предприятий, осуществляются балансовые и другие сопоставления. Поэтому ценообразование представляет собой одну из ключевых проблем плановой экономики, а правильность цен служит одной из предпосылок принятия правильных хозяйственных решений. Но как установить правильную цену? Для выяснения этого вопроса обратимся к линейно-программной модели.

Анализ этой модели показывает, что получаемые в ней оценки характеризуют возможность и дают эквивалент замены одного вида продукции (или ресурса) на другой. Если за единицу измерения взят первичный фактор - труд, оценка продукции будет выражать ту величину затрат труда, с помощью которой в данной экономической системе может быть дополнительно получена единица данного продукта. Такая величина затрат в известном смысле является необходимой и достаточной, она означает, что при оптимальном состоянии системы нельзя произвести единицу данного продукта с меньшими затратами, а с затратами труда, соответствующими оценке данного продукта, при их рациональном использовании возможно получить дополнительную единицу его.

Таким образом, анализ оптимальной модели приводит к выводу, что в социалистическом хозяйстве оценка продукции должна определяться общественно необходимыми затратами труда. Этот вывод очень важен, так как он избавляет экономическую науку от получившего распространение, но совершенно неправильного представления о противоречиях между концепцией оптимального планирования и теорией трудовой стоимости К. Маркса. На самом деле таких противоречий не существует: и цены и оценки имеют в своей основе общественно необходимые затраты труда; обе категории отражают одни и те же явления, но подходят к ним с разных сторон. Подход с точки зрения линейно-программной модели оптимального планирования к учету общественно необходимых затрат труда может быть использован для детального количественного анализа.

Социалистическое хозяйство - единая система и поэтому оно должно учитывать не столько частные затраты труда на отдельных своих участках, сколько полные, итоговые затраты в целом. В оценках продуктов и отражаются не непосредственные расходы, которые потребовались для производства данного продукта, а народнохозяйственные затраты, учитывающие взаимосвязь и взаимообусловленность ресурсов и продукции в современной экономике. Таким образом, первая особенность оценок оптимальной модели, связанная с тем, что они учитывают общественно необходимые затраты, - это их народнохозяйственный характер.

Вторая особенность этих оценок состоит в том, что они учитывают не средние затраты на весь выпуск, а лишь затраты на прирост продукции, на ее дополнительный выпуск, и это экономически вполне резонно, поскольку при сопоставлении двух вариантов экономических решений нам нужно сопоставление затрат на те изменения прироста в балансах продуктов, которые отличают эти два варианта. Собственно, здесь мы встречаемся со своеобразной интерпретацией известного положения Маркса о необходимости рассчитывать не все ранее произведенные затраты, а только те затраты, которых требует воспроизводство продукта. (Следует напомнить, что, говоря об учете приростных затрат, мы имеем в виду не только непосредственный расход живого и овеществленного труда, но и косвенные виды расходов, измеряемые прокатной оценкой, рентой и др.; в таком случае, если прирост продукта может достигаться и несколькими способами, затраты оказываются, как правило, равными между собой.)

Знакомство с особенностями оценок позволяет подойти к решению вопроса о том, как использовать представление, возникающее при анализе модели, в задаче действительного исчисления цен. В параграфе о расхождениях между реальной и идеализированной экономиками отмечалось, что в хозяйственной практике, поскольку она не является оптимальной, используются не только оптимальные производственные способы. А результаты расчета цен оказываются различными в зависимости от того, на каком способе они будут базироваться. На первый взгляд проблема кажется неразрешимой. Но нельзя не учитывать того, что хотя действующая экономика еще неоптимальна, она все же в известной степени рациональна. Можно предполагать поэтому, что расчет цен на основе существующих производственных способов не вызовет значительных расхождений между оптимальными и фактическими значениями цены. Эти расхождения значительно уменьшатся, если в расчеты цен будут включаться не только непосредственные, но и косвенные затраты. Для сближения исчисленных цен с оптимальными, по-видимому, целесообразно брать за основу полные затраты в лучших из тех реальных способов, по которым может быть значительно увеличен выпуск продукции, т. е. исчислять затраты на получение дополнительной продукции воспроизводственные затраты.

Имеется еще одна существенная трудность при переходе от оценок модели к действительным ценам. Оценки всех видов продукции и других ингредиентов, скажем ресурсов, являются взаимозависимыми, определяются друг через друга. Оказывается, что для того, чтобы найти оценки одного вида продукции (или ресурса), нужно знать оценки всех других видов. Преодолеть такую трудность можно только организацией рационального способа (порядка) расчетов. Об одном из этих способов - методе замыкающих затрат - говорилось выше (гл. I, §3). При таком методе цена, например, руды определяется в соответствии с затратами, которые необходимы для ее добычи на том месторождении, которое вовлечено в хозяйственный оборот и где запасы руды практически неограниченны. Для руд, получаемых с других месторождений с более низкими затратами, устанавливается рентный платеж, который уравнивает их цены с ценой руды, добытой из первого месторождения. В результате все ингредиенты модели выстраиваются в последовательный ряд и это позволяет систематически определять их оценки.

Для приближенного расчета цен, а также для экономического анализа особенно важно то понимание структуры цены, которое дает математическая модель. Будем исходить из того, уже упоминавшегося выше положения, что оценка единицы продукции слагается из всех видов затрат в способе, использованном в оптимальном плане. Иначе говоря, цену можно записать в следующем виде:


т. е. представить ее как сумму оценки материальных затрат - М, оценки труда - Т, прокатной оценки использованного оборудования - Ф, ренты природных источников - Р; все оценки являются удельными величинами (берутся в расчете на единицу продукции) - y.

Подобное описание структуры цены позволяет выработать некоторый подход к ее приближенному расчету. Относительно материалов можно считать, что они учитываются в формуле по установленным ценам, оценку труда при достаточно грубом допущении, что его оплата соответствует его эффективности, можно принять пропорциональной или просто равной его оплате (последнее означает определенный выбор масштаба цен). Прокатная оценка оборудования принимается пропорциональной его балансовой стоимости с коэффициентом, равным нормативу эффективности (см. выше). В результате приведенная выше формула цены преобразуется в пригодную для приближенных расчетов схему


где My и Ty из прежней формулы дают Cy - текущие затраты или удельную себестоимость единицы продукции; n - норматив эффективности; Ky - удельная фондоемкость и Py - рентная компонента. Если в производстве продукции природные источники не играют существенной роли, последнее слагаемое отсутствует.

В соответствии с такой схемой цена, как легко заметить, определяется формулой приведенных затрат. Таким образом, формула приведенных затрат, внешне аналогичная цене производства, которая широко использовалась при экономических оценках в проектных расчетах, оказывается также следствием и частным применением структуры цены в оптимальной модели. Этот вывод об известной применимости формулы приведенных затрат в условиях социалистического хозяйства чрезвычайно важен, несмотря на приближенность этой формулы и необходимость многочисленных коррективов и оговорок при ее использовании.

Отметим еще некоторые полезные выводы, которые дает анализ структуры цены в модели. Известно, что источник формирования затрат и нормативов - статистические данные реального производства. Однако то, что оценка и цена должны определяться не фактическими, а общественно необходимыми затратами, заставляет с большой осторожностью использовать эти статистические данные. Это важно, в частности, в условиях, когда имеются данные о себестоимости по нескольким предприятиям, которые нередко оказываются противоречивыми. В таких случаях отчетливое понимание структуры цены позволяет часто примирить их и обоснованно определить цену либо в результате правильного выбора прокатных оценок или рент, либо путем отбрасывания некоторых данных и отбора той их части, которая находится в наибольшем соответствии с природой общественно необходимых затрат.

Нужно сказать, что практика новой системы планирования и экономического стимулирования, которая начала осуществляться в СССР в середине 60-х годов, в области ценообразования во многом идет в соответствии с теми направлениями, которые следуют из анализа линейно-программной модели. Так, при проведенном в 1967 р. пересмотре оптовых цен на промышленную продукцию основывались не только на себестоимости (как это было прежде), но исходили также из величины основных производственных фондов. Однако практическая реализация этого принципа происходила в довольно упрощенной форме: фондовая компонента цены принималась обычно пропорциональной себестоимости с единым для данной отрасли коэффициентом, зависящим от соотношения между балансовой стоимостью производственных фондов и валовой продукции этой отрасли. Иначе говоря, в действующих ценах учитывается, как правило, среднеотраслевая фондоемкость, а не те фонды, которые действительно связаны с производством данного изделия.

Еще одно упрощение (мы о нем уже упоминали выше) состоит в том, что вместо оценки экономической эффективности фондов, измеренной прокатной оценкой, в действующую цену входит балансовая стоимость фондов. Это упрощение, конечно, огрубляет действительные экономические зависимости, но в реальной хозяйственной практике очень сложно реализовать теоретически безупречные определения. Даже измерение себестоимости" которая является более простой категорией, и то вызывает немалые затруднения. Ведь на предприятии производится, как правило, не одно, а множество разных изделий, и в калькуляциях этих изделий имеются так называемые котловые статьи (общецеховые, общезаводские расходы" амортизация и др.), фактические затраты по которым на данное изделие неизвестны и потому они распределяются условно, например, пропорционально затратам рабочего времени. Но если существуют затруднения с распределением текущих затрат (определяющих себестоимость), то, что говорить о тех сложностях, которые возникают при распределении фондовых затрат!?

Сегодняшняя хозяйственная практика не обладает ни методами исчисления фондоемкости конкретных изделий, ни способами расчета прокатных оценок и соответственно возможностью дифференцированного учета фондовых составляющих. (Отчасти это связано, по-видимому, с тем, что себестоимость продукции изучается экономистами уже многие десятилетия, а вопрос об учете фондов в цене поставлен лишь недавно). Некоторые практические возможности для исчисления прокатных оценок и уточнения цен открывает получающее все большее распространение построение оптимальных планов развития отрасли и т. п.

Несмотря на то что структура применяемых ныне цен довольно сильно отличается от той, пока еще теоретической их структуры, которая вытекает из анализа оптимальной модели, результаты модельного анализа могут использоваться как в качестве ориентира при поисках правильных методов и путей построения цен, так и при уточнении ценовых расчетов. Такое уточнение, например, является очень нужным для того, чтобы учесть в цене дефицитность продукции. Как правило, если какие-то производственные мощности недостаточны, продукция, выпускаемая на них, дефицитна.

Некоторое ослабление последствий дефицита достигается повышением цен, которое ограничивает спрос (в понятиях теории оптимального планирования, повышение в том смысле, например, что устанавливается оценка более высокая, чем та, которая исчислена на основе учета фондоемкости по общему нормативу). Такая завышенная цена (оценка), хотя и является временной мерой, довольно существенно сказывается на эффективности производства этой продукции. Важно подчеркнуть эффективность подобной меры именно для производителей, а не для потребителей дефицитной продукции. У потребителя эта продукция составляет небольшую долю его затрат и если она эффективна для него, то он будет приобретать ее невзирая на переплату; производитель же получает существенный прирост дохода от выпуска этих изделий и будет заинтересован в увеличении ее выпуска. Наилучшее соотношение между степенью дефицитности изделия и его ценой на каждый период может достигаться на основе анализа оптимальной модели. Она дает ориентиры, которые даже при отсутствии точных расчетов, а только с помощью приближенных исчислений или экспертных оценок позволяют обеспечивать более полное соответствие реальных цен их научно обоснованным значениям и тем добиваться лучшего выполнения ценами их функций.

Рассмотрим еще одну особенность модели, которая представляет практическую ценность. То, что оценки устанавливаются на основе приростных (дифференциальных) затрат, а не по средним затратам, как действующие цены, имеет не только теоретическое значение.

С точки зрения народного хозяйства может в ряде случаев оказаться полезным, чтобы в отдельных отраслях действующие цены базировались на дифференциальных затратах. Это, правда, внесет некоторые нарушения в единообразный порядок ценообразования и хозрасчет, но их оправдывает эффект, получаемый народным хозяйством.

Высказанное положение имеет значение прежде всего для установления тарифов (цен) перевозок на железнодорожном транспорте. Здесь приростные текущие и фондовые затраты могут быть в несколько раз ниже средних затрат. Это связано с тем, что на железных дорогах существуют два вида затрат - зависимые (топливо, износ подвижного состава и т. д.) и независимые (например, содержание путей) от размеров движения, причем доля первого вида затрат того же порядка, что и доля затрат второго вида. Поэтому тарифы, в настоящее время исчисленные на базе средних затрат, сильно завышены. Перевод расчета железнодорожных тарифов на базу дифференциальных затрат понизил бы их величину и позволил бы приблизить размер тарифов к реальным народнохозяйственным издержкам. А это в свою очередь способствовало бы концентрации производства, широкому использованию наиболее эффективных природных богатств, лучшей специализации и проведению ряда прогрессивных экономических мероприятий, повышающих эффективность общественного производства.

Еще большее значение имеет учет дифференциальных затрат при установлении цен на продукцию машиностроения и приборостроения, особенно серийного. Здесь нередко затраты на дополнительный экземпляр серии оказываются вдвое ниже средних затрат. Учет этого положения привел бы к сильному снижению цен на оборудование и, вероятно, к значительному увеличению его выпуска. В результате сократились бы сроки замены старого оборудования на более эффективное, экономически правильнее распределялись бы капитальные вложение между оборудованием и строительством, сократился бы объем работ по ремонту оборудования, более обоснованно решались бы вопросы, связанные с экономическим расчетом эффекта технического прогресса в целом.

Рассмотрение проблемы цен с позиций линейно-программной модели позволяет ответить еще на один, чрезвычайно важный вопрос; что является решающим в ценообразовании - производство или потребление, производственные затраты или потребительные качества товаров?

С одной стороны, анализ модели приводит к выводу, что цена выражается через оценки ингредиентов, затрачиваемых при производстве данного продукта, т. е. определяется исходя из производственного способа, используемого в оптимальном плане. При этом подходе кажется, что для цены имеют значение только производственные способы, условия производства. Однако к ответу на вопрос можно подойти и с другой стороны. Например, выше уже указывалось, что при увеличении потребности в данном продукте оценка обычно растет, а это означает, что на цену влияет рост потребности. О том же говорит и другое положение - согласно модели, если данный продукт получается систематически в излишке, то его оценка может оказаться нулевой.

Анализ модели оптимального планирования позволяет заключить, что проблема ценообразования имеет две стороны. Но этот вывод не представляется неожиданным. Ведь даже здравый смысл подсказывает, что если на товар А затрачено больше труда, чем на товар Б, то цена А должна быть выше цены Б; но если А - это тонна низкокалорийного угля, а Б - тонна высококалорийного угля, то цена А должна быть ниже цены Б. Как же должны сочетаться в цене обе эти стороны, как они согласуются друг с другом? Это вопросы, на которые должна отвечать экономическая наука.

Анализ линейно-программной модели показывает, что между этими факторами, определяющими цену, нет противоречия и в процессе ценообразования должны учитываться и условия производства, и условия потребления, и затраты, и потребительные свойства. Действительно, если составляется оптимальный или хотя бы рациональный план экономической системы, то он должен включать как использование производственных ресурсов, так и удовлетворение потребностей общества и его членов; в нем учитываются и производственные возможности, и свойств продуктов, скажем, заменяемость одних продуктов другими, их эффективность и т. д. Естественно, что цены такого плана определяются и условиями производства и условиями потребления. Точнее, оценки, получаемые при решении двойственной задачи, определяются из системы соотношений, связывающих и ресурсы и продукты, именно уравнений, выражающих оправданность способов, используемых в оптимальном плане. Уравнения этой системы строятся на данных о производстве и потреблении продукции, причем в них наряду с производственными способами участвуют и способы замены продукции при потреблении и т. д.

Но нет ли здесь противоречия с известным положением теории трудовой стоимости К. Маркса, согласно которому основой цен служит стоимость, т. е. общественно необходимые затраты труда? По нашему мнению, общественно необходимые затраты синтезируют в себе не столько фактическую величину затрат, сколько их общественно оправданный уровень. Поясним это положение. Например, при росте, потребности в некотором продукте могут возрастать и общественно необходимые затраты на его производство. Действительно, большая потребность в продукте заставляет выпускать его в большем количестве, вовлекать в производство этого продукта некоторые предприятия, некоторые способы, связанные с большими затратами. Именно этими затратами и определяется цена в модели оптимального планирования. Как видим, она полностью согласуется с теорией трудовой стоимости.

В заключение вопроса об оптовых ценах следует сказать, что определение их не сводится только к процессу установления цен планирующими органами. Ценообразование - реальный жизненный процесс социалистической экономики, он основан на информации, представляемой производителями и потребителями, он зависит от их Действий и влияет на их интересы. Поэтому очень важно, чтобы и потребители были активными участниками установления цен, чтобы они сами стремились к правильному их назначению и своевременному изменению. Такая заинтересованность, естественно, определяется не только ценообразованием, но и хозяйственным расчетом и экономическим стимулированием, и научно обоснованным планированием - всей системой хозяйственных форм, в которых реализуются экономические законы социализма.

Наряду с оптовыми ценами, по которым совершаются расчеты между государственными учреждениями и предприятиями, имеются розничные цены, по которым товары приобретаются населением для личного потребления. Розничные цены во многих случаях существенно отличаются от оптовых и по уровню, и по соотношениям. Такое положение достаточно оправданно, так как розничные цены имеют существенно другие функции, чем оптовые. Конечно, оптовая цена, отражающая уровень общественных затрат, связанных с производством данной продукции, имеет значение и при установлении розничной цены, но оптовая цена является здесь лишь одной из компонент.

Дело в том, что соотношение розничных цен оказывает существенное влияние на структуру потребления, поскольку каждый потребитель приобретает предметы потребления в соответствии со своими вкусами, платежным балансом и с учетом их цены и наличия. Так как для общества совсем не безразлична складывающаяся структура потребления, то оно использует планирование выпуска товаров и соотношение цен для установления наиболее благоприятной структуры потребления. При этом розничные цены должны обеспечивать согласование спроса с наличным производством товаров. Наконец, они должны способствовать решению задачи мобилизации средств населения, а именно: сумма цен товарной массы, которая может быть реализована, должна находиться в равновесии с платежными средствами населения - зарплатой и другими доходами.

В соответствии с этим, если оптовая цена используется в качестве базы розничной цены, то расхождения между такой базой и самой розничной ценой (за счет налога с оборота, повышенной рентабельности и др.) могут быть далеко неодинаковыми для разных групп товаров, например предметов первой необходимости, предметов роскоши, нежелательных предметов потребления (водка, табак) и может даже отклоняться в сторону понижения по сравнению с оптовой ценой для особо желательных с общественной точки зрения товаров и услуг (детская одежда, общественное питание в школах, спортивный инвентарь, массовая общественно-политическая литература, предметы санитарии, лекарства, некоторые виды общественного транспорта). Эти отклонения могут быть различными даже для разных товаров одной и той же группы, например, в зависимости от эластичности спроса (см гл V § 2). Для товаров, обладающих большей эластичностью, при возможности увеличения их производства может быть установлена более низкая цена, так как это увеличит спрос, размер дохода и лучше удовлетворит потребности населения. Наоборот, для товара из той же группы, обладающего незначительной эластичностью, может быть установлен несколько более высокий уровень цены, так как это не отразится на объеме удовлетворения потребности и в то же время даст дополнительный доход.

Таким образом, определение рациональной системы розничных цен представляет особую задачу, которая требует самостоятельного анализа и специальных оптимизационных моделей, своих критериев оптимальности.

Линейно-программные модели оптимального планирования позволяют найти новые подходы к анализу еще одной важной проблемы социалистической экономики - проблемы сочетания централизованных и децентрализованных методов управления хозяйственными процессами. И без всякой науки ясно, что, например, заказ и реализация уникальных турбин для Усть-Илимской ГЭС - это функция централизованного планирования, а не розничной торговли и, наоборот, нельзя планировать из центра обеды в ресторане по предварительным заказам на годы вперед, а нужно предоставить предприятиям общественного питания с учетом вкусов потребителя, под экономическим контролем хозяйственного расчета самим разнообразить свое меню. Но, если не говорить о такого рода крайних случаях, то далеко не всегда ясно, какие методы управления (или сочетания их), в какой именно сфере дадут наибольший эффект.

На первый взгляд кажется, что в оптимальной модели проблемы подобного рода не возникают. Здесь однозначно определяется (или задается) потребность, устанавливаются соответствующие ей объемы производства, обеспечивающие сбалансированное снабжение, строятся согласованные с планом оценки, являющиеся базой экономических решений. Принятие плановых и хозяйственных решений подкрепляется в модели системой экономических рычагов, которые обеспечивают такое положение, что все рациональное оказывается экономически выгодным. В условиях идеализированной экономики, которую описывает линейно-программная модель, эта система экономических рычагов подкрепляет и плановое управление, но, как уже отмечалось, собственно, не является необходимой. Однако она чрезвычайно важна для понимания принципов управления процессами, происходящими в реальном народном хозяйстве.

В реальном хозяйстве потребности, в частности потребности в предметах потребления, не могут быть точно определены заранее, а также не могут быть полностью выявлены и учтены в плане все производственные возможности. Выполнение плановых показателей и поставок по снабжению, как правило, отклоняется от заданных значений. Поэтому в управлении реальной экономикой используется не только централизованное планирование, но и взаимно согласованная с таким планированием система экономических рычагов и материальной заинтересованности производителей и потребителей, предполагающая известное самодействие хозяйственных ячеек (инициатива предприятий и объединений в пределах, допустимых планом). Эта система нередко называется рынком, хотя очевидно, что она очень далека от того, что понимается под рынком в капиталистической экономике.

Такой механизм прежде всего используется при продаже предметов потребления населению, где он совершенно необходим, можно сказать, предусмотрен самим устройством общества. Однако и при реализации средств производства с помощью этого механизма во многих случаях удается более правильно определить объем выпуска и уровни цен производимых товаров, добиться сбалансированности спроса и предложения, воздействуя на потребителя с помощью цены.

В ряде случаев через цену можно эффективно воздействовать и на производителя. Повышением цены, тем, что данное изделие делается особенно рентабельным, можно добиться от поставщика, что им будут вскрыты те возможности, ресурсы его производства, которые без этого, сверху, путем административных методов было бы трудно выявить и заставить действовать. По ряду продуктов промышленного назначения, например нефтепродуктам, фондирование снабжения оказывается, как показал эксперимент, проведенный в ряде областей, менее эффективным, чем оптовая торговля в соответствии с запросами потребителей.

Большую роль играет правильное распределение "областей влияния" между механизмами экономического управления - плановым механизмом и экономическим регулированием, сочетающимся с самодействием и материальной заинтересованностью.

План следует считать главным средством управления в социалистической экономике, основная сфера его действия там, где полнее соблюдаются модельные условия, где мы имеем дело с массовым производством, установившимися или научно определяемыми нормативами затрат, достаточно точной и объективной информацией, эффективным контролем. Область самодействия: отклонения, неопределенность, наличие возможностей, которые не могут быть выявлены, описаны и эталонизированы достаточно точно и объективно.

Самодействие и экономические рычаги успешно подкрепляют, дополняют планирование. Нельзя, как это делали некоторые экономисты, переоценивать эффективность рыночного механизма, думать, что он способен стать самостоятельным средством управления. Надо помнить о том, что реализация функций этого механизма связана с большими потерями, требует длительного времени. Особенно малоэффективен механизм рынка при решении перспективных вопросов развития хозяйства. Невозможность доброкачественных прогнозов при принятии индивидуальных решений, необратимость этих решений (так как осуществленные капиталовложения, оказавшиеся излишними, не могут быть использованы в другой области) делают этот механизм негибким и неэффективным. Не удивительно, что даже в капиталистических странах вопросы перспективного развития решаются в значительной мере не с помощью механизма конкуренции, а посредством плановых программ и долгосрочных договоров, хотя понятно, что в условиях капитализма возможности планового регулирования крайне ограниченны. Отметим также, что применение в известных пределах у нас решения некоторых вопросов перспективного развития путем самодействия и экономических рычагов было бы возможно разве лишь при установлении реальной ответственности за отдаленные результаты принятых экономических решений; современный хозрасчет и система стимулирования эффективным механизмом такого рода не располагают.

Нужно помнить также, что широкое использование самодействия, стимулирования и материальной заинтересованности не всегда приемлемо и по другой причине. Стремление к повышению прибыли или других показателей работы предприятий часто может осуществляться не только благодаря мероприятиям, действительно повышающим эффективность производства, но и за счет мероприятий, только формально улучшающих показатели. Например, увеличение доли "выгодных" или материалоемких изделий, завышение цен, скажем, при индивидуальных заказах, использование наиболее выгодных участков в добывающей промышленности (хищническая добыча). Это возможности особенно велики именно там, где нормативы и прочая информация неопределенны и где, казалось бы, наиболее целесообразно использовать механизм самодействия.

Действительно, широкое использование этого механизма чревато определенными опасностями. Частично они могут быть устранены за счет совершенствования системы экономических показателей, но одного этого мало. В особенности сказанное относится к тем областям, где мы имеем дело с одним поставщиком. Если, к примеру, городской транспорт будет ориентироваться только на повышение доходности или на снижение себестоимости (при фиксированном тарифе), то выгодным для него окажется переполнение транспорта, отказ от обслуживания малонаселенных и отдаленных районов или их недостаточное обслуживание, сокращение длины маршрутов. Это положение не может быть исправлено только за счет улучшения обычных экономических показателей. По-видимому, было бы правильным в качестве основного показателя работы такой организации сделать сам действительный уровень обслуживания населения (при определенном уровне затрат). Поэтому наряду с материальной заинтересованностью должны быть установлены меры, обеспечивающие соблюдение интересов общества, честность, сознательность, не всегда материально стимулируемые и контролируемые. Одно надо по возможности исключить: чтобы то, что целесообразно и разумно, было невыгодным, иными словами, экономически преследовалось и каралось.

Таким образом, необходимо определить сферы хозяйства и управления, где эффективнее централизованное планирование, а где - оперативное регулирование с использованием экономических рычагов и самодействия, а также эффективное сочетание этих двух начал. По-видимому, невозможно, да и не нужно раз и навсегда заранее разделять эти сферы действия. Такое разделение должно определяться природой самого объекта, степенью совершенства методов планирования и регулирования на основе дальнейшего анализа опыта и практики.

Быть может, читателю поможет понять сравнение эффективности планирования и механизма экономического регулирования такая аналогия. Пусть требуется плотная укладка в пространстве (вагон, контейнер) различных предметов. При крупных или геометрически правильных предметах наиболее эффективным будет нахождение рациональной укладки с помощью расчетов, путем сравнения различных вариантов. Однако при мелких, неправильной формы предметах они лучше уложатся, если, не прибегая ни к каким расчетам, положить их внаброс, а потом утрясти.

Конечно, все конкретные методы управления хозяйственным процессом, все реально возникающие трудности и особенности их реализации не находят непосредственного отражения в линейно-программных моделях, но, несмотря на это, они могут существенно помочь при решении поставленной проблемы, позволяя вскрыть взаимоотношения и взаимосвязи этих методов управления, правильные принципы их сочетания и рациональные сферы действия.

Прежде всего анализ модели показывает, что оптимальное планирование отнюдь не предполагает полной централизации экономических решений. Напротив, благодаря тому, что вместе с оптимальным народнохозяйственным планом строится согласованная с ним система цен и других общественных оценок (норматив фондоотдачи, рента на землю и месторождения полезных ископаемых, норматив эффективности капиталовложений и др.), возникают реальные предпосылки для того, чтобы на местах принимались решения, максимально согласованные с народнохозяйственными интересами. Это дает широкие возможности использования инициативы производственных коллективов, способствующей мобилизации ресурсов и вскрытию резервов на местах, позволяет расширить права отдельных хозяйственных звеньев, обеспечивает условия для создания такой системы оценки и стимулирования экономической деятельности, при которой выгодное для общества в целом становится выгодным и для каждого предприятия. Иначе говоря, система оптимального планирования создает теоретическую базу для решения проблемы сочетания централизованного управления экономикой с материальной заинтересованностью и широкой инициативой предприятий и хозяйственных объединений.

Следует сказать, что в хозяйственной практике существуют области, где централизованные методы управления оказываются предпочтительнее децентрализованных методов, но имеются и такие области хозяйства, где соотношение этих методов противоположно. Многое в таком сочетании зависит от того, насколько научно обоснованно и совершенно планирование, насколько оперативно и гибко оно, каково качество прогнозов, а также сложность самой плановой задачи. Здесь можно провести некоторую аналогию с автоматическим управлением объектом, движущимся в пространстве. В простых случаях траектории такого движения реализуются с помощью начального управления, но более сложные задания могут осуществляться только с использованием обратных связей, с непрерывной корректировкой. И в экономике усложнение задач управления делает необходимым усложнение его методов, требует совершенствования централизованного планирования, а также использования новых форм управления, сочетания плана с самодействием хозяйственных единиц.

Модель оптимального планирования научно устанавливает возможность совмещения централизованных и децентрализованных методов управления экономикой и отсутствие между ними каких-либо антагонистических противоречий. Теоретический факт существования системы оценок, согласованной с планом, указывает на то, что самодействие и материальная заинтересованность в принципе (при правильной системе цен и других общественных оценок) не находится в противоречии с плановыми решениями. При этом наиболее естественной и благоприятной областью использования децентрализованных методов для управления экономикой является оперативное корректирование выполнения плана. Стохастический характер величины производительности труда, объема выпуска и других важных экономических параметров в большинстве отраслей (машиностроении, добывающей промышленности, сельском хозяйстве и др.), по-видимому, делает целесообразным, чтобы планы также не были жестко детерминированными, а учитывали стохастику, были рассчитаны на вероятный объем, математическое ожидание результатов.

Анализ модели, таким образом, приводит к выводу, что уже сейчас в реальной экономике было бы полезно поставить вопрос о применении нежесткого порядка планирования. Требование 100%-ного выполнения плановых предписаний по всем показателям нередко заставляет занижать план, брать такие обязательства, которые заведомо будут выполнены. Причем, если такой жесткий, минималистский план уже принят и в соответствии с ним определен план материального снабжения, фонд зарплаты, портфель заказов и т. д., то никакие вновь выявившиеся значительные возможности увеличения выпуска продукции, как правило, не могут быть реализованы (тем более, что само предприятие не очень заинтересовано в значительном превышении плана, опасаясь на следующий год получить повышенное задание).

При переходе к нежесткому планированию и снабжению и связанной с ними необходимостью оперативного регулирования выполнения плана может оказаться полезным более широкое применение некоторых форм децентрализованного управления. В снабжении, например, поставки материалов, соответствующие, скажем, 80-90%-ной потребности, сделанные по предварительным заказам и договорам, могут осуществляться по твердым ценам, а вновь возникшие требования - по более высокой цене с накидкой, варьируемой в зависимости от соотношения спроса и предложения. Может быть предусмотрен также инициативный (по инициативе предприятия) выпуск новых видов продукции с реализацией их именно не в плановом порядке, а в соответствии с реально предъявляемым спросом.

Управление социалистическим хозяйством, базируясь на плане, не должно сводиться к жестко детерминированному управлению. План отраслей и хозяйства в целом следует выражать во взаимосвязанных агрегированных показателях. Такой план должен предусматривать известные допуски, а также возможность оперативного корректирования в процессе его реализации. В процессе выполнения этого плана необходимо обеспечить сочетание его со значительным самодействием - свободой решений в исполнительных звеньях хозяйственной системы. Плановое фондированное снабжение должно дополняться свободной оптовой торговлей средствами производства; твердые цены на некоторые основные виды продукции должны сосуществовать с ценами на другие товары, изменяемые в соответствии со спросом и предложением.

Рассмотрение только части возможностей модели оптимального планирования, таким образом, показывает, что полученные с ее помощью представления вносят существенный вклад в теорию и практику социалистического хозяйствования. А это, если учесть еще многочисленные факты практического применения линейно-программных моделей, о которых говорилось в предшествовавших главах и речь идет в следующем параграфе, свидетельствует о высокой реальной ценности этих методов для нашего народного хозяйства.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://economics-lib.ru/ "Economics-Lib.ru: Библиотека по истории экономики"

Рейтинг@Mail.ru