НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XIII. Единство товарного и золотого обеспечения устойчивости денег в социалистическом обществе

1. Необходимость золотого обеспечения устойчивости денег при социализме и его взаимосвязь с товарным обеспечением

В экономической литературе получило широкое распространение положение, что золотое обеспечение денег в социалистическом хозяйстве действует лишь на основе внешней торговли, осуществляемой социалистическим государством, которое использует золото для импорта предметов потребления и средств производства, расширяя тем самым товарное обеспечение устойчивости денег*.

*(См. "Денежное обращение и кредит СССР", авторский коллектив под руководством проф. 3. В. Атласа, Госфиниздат, 1957, стр. 162; В. Батырев, цит. соч., стр. 182; Я. А. Кронрод, цит. соч., стр. 283; "Политическая экономия социализма", изд-во "Высшая школа", 1962, стр. 296; "Курс политической экономии", под редакцией Н. А. Цаголова, т. II, Экономиздат, 1963, стр. 241 и др.)

Эта версия, несмотря на ее широкую распространенность, вызывает ряд серьезных возражений.

Во-первых, в подобной трактовке золото играет роль в системе обеспечения устойчивости денег не само по себе, как необходимый и самостоятельный элемент этой системы, а как вспомогательное средство для расширения товарного обеспечения денег. Но если золотое обеспечение денег выступает как дополнительный источник товарных ресурсов, необходимых для товарного обеспечения денег, то специфичность золотого обеспечения устойчивости денег исчезает и остается лишь всеобъемлющее, универсальное товарное обеспечение, которое становится таким образом не только главным, но и единственным*.

*(К такому выводу, например, логически приходит 3. В. Атлас, заявляя, что при социализме "золотой запас можно рассматривать как резервный товарный фонд, накопленный в форме мировых денег". ("Деньги и кредит"; 1965, № 8, стр. 10).)

Во-вторых, роль внешней торговли как источника пополнения рыночных фондов розничного товарооборота СССР в обычных условиях настолько незначительна, что золотое обеспечение устойчивости денег по этой линии не может иметь самостоятельного значения. Так, в 1964 г. превышение импорта над экспортом товаров народного потребления составило всего лишь 1,8 млрд. руб., т. е. несколько меньше 2% всего объема розничного товарооборота страны*. И это с учетом значительных закупок зерна за границей в связи с имевшим место неурожаем. А в 1963 г. превышение импорта над экспортом товаров народного потребления в СССР составляло лишь 936 млн. руб., т. е. несколько больше 1 % всего объема розничного товарооборота. Очевидно, если измерять этим экономическое значение золотого обеспечения устойчивости денег в социалистическом хозяйстве, то придется признать, что практически такое золотое обеспечение не играет никакой экономической роли.

*(Исчислено по данным "Народное хозяйство СССР в 1964 году", стр. 621, 660, 663, 664.)

В-третьих, нельзя не заметить, что упомянутая трактовка золотого обеспечения устойчивости денег основывается на смешении функций денег с основами обеспечения их устойчивости. Известно, что обеспечение устойчивости денег является необходимым условием нормального выполнения ими своих функций. Но отсюда вовсе не следует обратное, что функции денег, а тем более одна из них - функция мировых денег - могут быть условием обеспечения устойчивости денег. Не функция мировых денег является условием обеспечения их устойчивости, а, наоборот, обеспечение устойчивости денег посредством товарного и золотого их обеспечения представляет необходимое условие эффективного выполнения ими функции мировых денег.

В-четвертых, методологически неправильно объяснять золотое обеспечение устойчивости денег в той или иной стране внешними условиями - ее экономическими взаимоотношениями с другими странами. Особенно это неверно при социализме, где состояние внешней торговли оказывает лишь незначительное влияние на устойчивость валюты, а потому нет никаких оснований сводить сущность золотого обеспечения устойчивости денег в социалистических странах к соотношению импорта и экспорта предметов потребления.

Суть проблемы заключается в том, что золотое обеспечение устойчивости денег в социалистическом обществе объективно так же необходимо, как и товарное их обеспечение, исходя главным образом из внутренних условий развития социалистической экономики. Поскольку связь между товарами и деньгами может осуществляться лишь через золото, являющееся денежным товаром, постольку товарное обеспечение денег при социализме может существовать лишь в органической связи с золотым их обеспечением, без которого деньги перестают быть фактически деньгами.

В социалистическом хозяйстве золотое содержание денег приобретает в известной мере самостоятельное значение. Это обнаруживается, в частности, в том, что внутренняя ценность денежных единиц, определяемая их золотым содержанием, не всегда совпадает с их покупательной способностью, так как зависит от стоимости золота, представляемого денежным знаком.

К. Маркс указывал, что при обращении знаков стоимости "кажется, будто знак стоимости представляет непосредственно стоимость товаров, выступая не как знак золота, а как знак меновой стоимости, которая в цене лишь выражена, но существует только в самом товаре. Эта видимость, однако, ложна. Знак стоимости непосредственно есть только знак цены, следовательно, знак золота, и лишь окольным путем - знак стоимости товара. Золото не продало, подобно Петеру Шлемилю, своей тени; оно, наоборот, покупает своей тенью. Поэтому знак стоимости действует лишь постольку, поскольку он в процессе обращения представляет цену одного товара по отношению к другому товару или поскольку он по отношению к каждому товаровладельцу представляет золото"*. Если в социалистическом обществе изменения стоимости золота не оказывают стихийного влияния на уровень товарных цен, то это вовсе не означает, что денежные знаки здесь непосредственно выражают не стоимость золота, а стоимость товаров, представленную в их ценах. Подобную ошибочную, по нашему мнению, точку зрения защищает в экономической литературе Я. А. Кронрод. Он утверждает, что в социалистическом обществе фактическая масса золота (и соответственно стоимости), представляемая денежной единицей, в основном определяется плановыми ценами**.

*(К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 13, стр. 98 - 99.)

**(См. Я. А. Кронрод, цит. соч., стр. 379.)

Однако золотое содержание или стоимость, представляемая денежной единицей, зависит и в социалистическом обществе прежде всего от стоимости представляемого ею золота и количества денежных знаков в обращении. Планомерные изменения уровня товарных цен - причина изменения золотого содержания денежных единиц, но они не определяют само это золотое содержание. Поэтому глубоко ошибочным является положение Я. А. Кронрода, что при социализме стоимость, представляемая денежными знаками, определяется уровнем товарных цен, устанавливаемых государством. Эта номиналистическая в своей основе концепция, смешивающая покупательную способность денег с их ценностью, далеко не оригинальна.

"Ложная видимость", о которой писал Маркс, состоящая в том, что знаки стоимости будто непосредственно представляют стоимость или цену товаров, была возведена в ранг научного откровения еще Р. Гильфердингом: "...При чистом бумажноденежном обращении с принудительным курсом, при неизменности времени оборота, стоимость бумажных денег определяется суммой цен тех товаров, которые должны пройти через сферу обращения. Бумажные деньги здесь приобретают полную независимость от стоимости золота и непосредственно отражают стоимость товаров"*. Таким образом, по Гильфердингу, стоимость товаров измеряется в деньгах, а стоимость последних определяется... стоимостью товаров.

*(Р. Гильфердинг, Финансовый капитал, Соцэкгиз, 1959, стр. 63.)

Эта гильфердинговская логика, перенесенная Я. А. Кронродом в условия социалистической экономики, звучит примерно так: мерилом стоимости при социализме является золото, но поскольку изменения стоимости золота не оказывают влияния на цены товаров, то золотое содержание, а следовательно, и стоимость денежных знаков определяются их покупательной способностью, т. е. уровнем товарных цен. Следовательно, стоимость товаров выражается в деньгах на основе их золотого содержания, а само это золотое содержание определяется... уровнем цен товаров на основе их стоимости.

Как видим, перенесение логики Гильфердинга в модернизированном виде в условия социалистического хозяйства в качестве специфической закономерности обращения денежных знаков при социализме нисколько не делает эту логику более убедительной и научной. В этом отношении более прямолинейными представляются рассуждения польских экономистов Б. Минца и З. Федоровича. Говоря о стоимости денежных знаков при социализме, Минц утверждает, что "деньги представляют здесь непосредственно стоимость проданных товаров, а не золото. Таким образом, изменение по отношению к марксовой теории бумажных денег заключается в том, что в середине XIX в. золото перестало служить посредником между суммой цен массы товаров и деньгами"*. Здесь уже комментарии излишни.

*(Б. Минц, Политическая экономия социализма, изд-во "Прогресс", 1965, стр. 238 - 239.)

Наличие в социалистическом обществе товарного обеспечения устойчивости денег, дающего возможность поддерживать постоянно полноценность денежных знаков на основе планирования товарных цен и количества денег в обращении, создает представление, что полноценность денежных знаков здесь вообще не зависит от стоимости представляемого ими золота. Отсюда неправильный вывод, что золотое обеспечение денег при социализме отпало во внутреннем экономическом обороте, но сохраняет известное значение во внешнеэкономических отношениях.

Однако возможность в социалистическом хозяйстве поддерживать полноценность обращающихся денежных знаков путем планирования товарных цен и планомерного определения "цен" на золото означает, что золотая база денежного обращения перестала играть решающую роль в обеспечении устойчивости денег. Объективная необходимость золотого обеспечения денег сохраняется. Это обнаруживается тогда, когда законы обращения денежных знаков, диктуемые их золотым обеспечением, нарушаются. В этом случае денежные знаки могут частично обесцениваться даже при сохранении относительно устойчивых плановых цен на товары, т. е. возникает расхождение между ценностью денег, определяемой стоимостью представляемого ими золота, и их покупательной способностью, определяемой уровнем товарных цен. И тогда становится ясным, что существует не только единство товарного и золотого обеспечения устойчивости денег при социализме, но и противоречие между ними.

Маркс подчеркивал, что при данной стоимости товаров количество находящегося в обращении золота зависит от его собственной стоимости, а стоимость денежных знаков - от их количества, находящегося в обращении*. Это положение Маркса сохраняет силу и в условиях социалистической экономики, так как выражает объективный закон обращения денежных знаков**. Товарное обеспечение денег при социализме осложняется необходимостью соблюдения соответствия между количеством денежных знаков в обращении и количеством золота, потребным для товарного обращения.

*(См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 13, стр. 104.)

**(Совершенно правильно, на наш взгляд, указывает Г. А. Козлов, что при социализме "сумма цен товаров зависит не только от стоимости товаров, но и от стоимости денежного материала", а "это значит, что при определении количества необходимых для обращения бумажных денег нельзя абстрагироваться от соотношения между бумажными деньгами и количеством денежного товара, которое они представляют" ("Вопросы экономики", 1957, № 2, стр. 47 - 48).)

Хотя социалистическое государство оказывает сознательное воздействие на процесс образования стоимости товаров и золота, соотношение между стоимостью, соответственно ценами товаров, и стоимостью, соответственно "ценами" золота, необходимого для обращения этих товаров, - объективный процесс, который не может быть нарушен теми или другими изменениями в уровне плановых цен на товары и "цен" на золото. Поэтому нельзя согласиться с тем, что в социалистическом хозяйстве количество обращающихся денег уже не зависит от стоимости золота, ибо государство, планируя цены, тем самым якобы определяет и стоимость золота, представляемого денежной единицей.

Но если соотношение между количеством находящихся обращении денежных знаков и количеством золота, необходимого при данных условиях товарного обращения, складывается как объективный процесс, то и в социалистическом хозяйстве может возникать расхождение между стоимостью денежных знаков, определяемой представляемым ими золотом, и их относительной стоимостью или покупательной способностью, определяемой уровнем плановых товарных цен. При данном уровне плановых товарных цен стоимость денег может снизиться, если уменьшилось фактическое количество золота, которое они представляют, ввиду того, что денежных знаков выпущено в обращение больше, чем требовалось бы золота.

Конечно, при этом произойдет не только частичное обесценение выпущенных в избытке денежных знаков вследствие уменьшения их фактического золотого содержания, но одновременно часть денежных знаков не будет иметь товарного эквивалента, что равносильно снижению товарного обеспечения всей массы обращающихся денежных знаков. Следовательно, частичное обесценение денежных знаков, уменьшение их фактического золотого содержания, связанное с нарушением закона денежного обращения, обязательно сопровождается и уменьшением товарного обеспечения денежных знаков, так как золотое обеспечение денег при социализме находится в неразрывной связи с их товарным обеспечением.

В социалистическом обществе частичное обесценение денежных знаков, имеющее место лишь в исключительных случаях, обнаруживается в некотором росте государственных розничных цен на отдельные товары и стихийном повышении цен колхозного рынка. При сохранении в этом случае относительно стабильных государственных розничных цен часть денежных знаков, выпущенных в избытке, оказывается лишенной товарного эквивалента и должна покинуть сферу обращения (рост принудительных сбережений).

Таким образом, в политике социалистического государства по обеспечению устойчивости денег должны учитываться как закономерности товарного, так и золотого обеспечения денег. Это признано в законодательном порядке, начиная с денежной реформы 1922 - 1924 гг., путем обозначения выпускавшихся банковских билетов (включая и банковские билеты, выпущенные в 1961 г.), что они "обеспечиваются золотом, драгоценными металлами и прочими активами Государственного банка". Наконец, самостоятельное значение золотого обеспечения денег официально признано и при проведении валютных мероприятий 1961 г., когда Правительство СССР сочло необходимым повысить покупательную способность рубля в 10 раз, а его золотое содержание - примерно в 4,4 раза. Если бы ценность денежных знаков при социализме зависела только от их покупательной способности, то подобного расхождения не было бы.

Сочетая товарное обеспечение устойчивости денег с их золотым обеспечением, социалистическое государство исходит при этом из известных указаний В. И. Ленина о необходимости организации "правильного денежного обращения на основе золотой валюты"*, которые получили конкретное выражение в резолюции XI съезда партии (1922г.): "...Необходимо, нисколько не ставя задачи немедленного возвращения к золотому обращению, твердо установить, что наша экономическая и финансовая политика решительно ориентируется на восстановление золотого обеспечения денег". Это принципиальное положение не потеряло своего значения до сих пор. Оно становится все более актуальным по мере развития и укрепления мировой социалистической системы хозяйства, развертывания экономического соревнования двух мировых систем в валютно-денежной сфере и становления советского рубля в качестве мировой валюты.

*(В. И. Ленин, Полное собр. соч., т. 44, стр. 336.)

Следовательно, золотое и товарное обеспечение устойчивости денег в социалистическом хозяйстве обусловлены закономерностями товарного производства и обращения, т. е. внутренними условиями развития экономики. Проявляется же золотое обеспечение не столько в использовании золотого запаса для импорта предметов потребления, сколько в специфических формах поддержания планово установленного золотого содержания денежных единиц, взаимосвязи стоимости денег с их покупательной способностью, в необходимости поддержания определенного соответствия между количеством денежных знаков в обращении и количеством золота, нужном для этого обращения, в возможности, наконец, частичного расхождения между ценностью денежных знаков, определяемой количеством представляемого ими золота, и их относительной стоимостью, зависящей от уровня планово установленных товарных цен.

А это значит, что золотое обеспечение денег при социализме - это необходимая составная часть всей системы обеспечения устойчивости денег в социалистическом хозяйстве, без которой не может существовать и товарное обеспечение, являющееся главным и решающим. Золотое содержание рубля - не только внешний, но и внутренний критерий его полноценности, показатель устойчивости наряду с его покупательной способностью.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ECONOMICS-LIB.RU, 2001-2022
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://economics-lib.ru/ 'Библиотека по истории экономики'
Рейтинг@Mail.ru