Библиотека по истории экономики Библиотека по истории экономики

Новость
Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Информация и культура

В Китае существует книжный и вообще информационный голод. Во всяком случае, когда книжные магазины извещают о завтрашней продаже наиболее ходовых книг, тысячи людей дежурят ночь напролет в очередях у входа. Между тем КНР в 1987 году занимала первое место по общему тиражу выпущенных книг. В стране около 400 издательств, почти половина которых в Пекине. Большое внимание уделяется детской литературе. Мы видели некоторые из этих книг: они отлично оформлены художественно, безупречно выполнены полиграфически. Выходит масса книжек-картинок. Очень популярны серийные издания, например современного китайского романа; причем книги в Китае дешевы. Дешевы настолько, что государство вынуждено держать книгоиздательское дело на дотации, что сдерживает его развитие. В рамках реформы проводятся некоторые меры, призванные повысить эффективность книгоиздательства.

К сожалению, усвоение если не основных идей китайской реформы, так уж деталей и противоречий давалось нам нелегко: мешал языковый барьер. В китайской печати в эти дни появлялось, судя даже по заголовкам, много любопытного. Что мы могли? Сказать друг другу: изучайте китайский? Целый день - время поездки из Харбина в Шэньян - ушел на перевод подвальной статьи из газеты "Жэньминь жибао", в которой шла речь о банкротствах. Очень хотелось получить информацию из первых рук, прямо с газетной полосы: только что принятый, да и то "в опытном порядке", закон был у всех на устах.

Меня постоянно занимала мысль об источниках информации, которыми пользуются китайцы каждодневно. Газетных киосков мы не встречали. Как нам объяснили, газеты распространяются в основном по подписке. Да еще в гостиницы регулярно доставляется пресса. В магазинах периодических изданий можно свободно приобрести кое-какие журналы. Но все-таки главный источник информации - телеэкран. При этом ни одна информационная программа телевидения не обходится без показа многочисленных собраний, конференций, дискуссий, слетов и пр.

В красивом здании Ассоциации журналистов КНР нас принял ее секретарь, заместитель главного редактора агентства Синьхуа Ян И. Он рассказал, что ассоциация восстановлена в 1980 году, вскоре после завершения "культурной революции". Теперь она объединяет коллективы 2 тыс. газет, 5 тыс. журналов, 163 комитетов радиовещания, 106 телестудий и нескольких агентств. Ассоциация журналистов КНР имеет ряд органов: отдел внутренней работы, институт журналистики, отдел внешних сношений... Действуют секции спортивных журналистов, журналистов, специализирующихся в сфере экономики, журналистов-женщин. Дважды в неделю проводятся занятия в пресс-институте, имеющем двухгодичный цикл обучения. Имеются три творческие лаборатории. Ассоциация принимает 60-70 групп зарубежных журналистов ежегодно и отправляет за рубеж по 30-40 своих групп.

Как вступить в ассоциацию? Многие органы печати являются коллективными членами ассоциации. Нам рассказали об изменении порядка вступления в союз: принимать будут индивидуально, причем только профессионалов, имеющих стаж работы в прессе 5-10 лет.

Членские взносы невелики: 5 юаней в год с каждого индивидуального члена ассоциации. Редакции, являющиеся коллективными членами, платят до 500 юаней и более; агентство Синьхуа, в котором 6 тыс. сотрудников, выплачивает более 8 тыс. юаней в год. Наконец, ассоциация издает две собственные газеты, решается вопрос об организации собственного издательства.

Ян И и И. Д. Лаптев, являющийся зампредом Союза журналистов СССР, были единодушны в том, что контакты между китайскими и советскими журналистами надо развивать. В Синьхуа как раз ждали приезда генерального директора ТАСС. Кстати, обратным рейсом в Москву мы летели вместе с делегацией ТАСС, и уже в самолете нам рассказали о подписании соглашения, предусматривающего расширение каналов связи с агентством Синьхуа.

Забавная деталь: в салоне самолета со мною рядом тяжело опустился в кресло пожилой благодушный на вид мужчина и представился: Яковлев Михаил Иванович, обозреватель ТАСС. Тот самый М. Яковлев, книга которого была прочитана мной в эти дни с таким интересом. Я обрадовался этой неожиданной встрече и долго его расспрашивал. Но оказалось, что у Михаила Ивановича не было возможности близко познакомиться с механизмом реформы в КНР - он участвовал в официальном визите.

Вспоминается теплая встреча с харбинскими журналистами. Председатель местного отделения ассоциации журналистов Цзян Цюнь рассказал, что всего в провинции Хэйлупцзян 20 тыс. журналистов, половина из них заняты на радио и телевидении. В провинции издаются 400 журналов и 140 газет. Некоторые издания - еженедельные, некоторые посвящены исключительно проблемам реформы. При больших газетах создаются малые. Издаются и специализированные выпуски; к примеру, через день - по сельскому хозяйству.

Поинтересовались мы заработками китайских журналистов. Они довольно скромные. Молодой репортер получает 90-100 юаней в месяц, максимальные ставки - 180 юаней. Гонорар выплачивается только нештатным авторам, а профессиональный журналист может рассчитывать в лучшем случае на премию за отличный материал. В экономических изданиях выступают в основном специалисты, штатные сотрудники занимаются подготовкой материалов к печати.

Мы осторожно поинтересовались, как обстоит дело с критикой. Собеседники заулыбались: боевые, критические выступления против бюрократизма, негативных явлений в партии встречаются читателями с одобрением. Есть и такие, что стараются придраться к малейшим неточностям в репортаже или статье,- это нам знакомо.

Как у нас гласности, в Китае большое значение придается системе "диалога и консультаций", через которую осуществляется связь с массами, разъясняется политика партии. В частности, о работе первой сессии ВСНП седьмого созыва пресса сообщала, как никогда, подробно, не сглаживая острых дискуссий. Показательно, что именно в дни работы сессии пекинская печать выступила против одного из фактов зажима критики. А дело было так. В провинции Ганьсу, в местечке Увэй, местная газета провела "круглый стол" депутатов городского собрания народных представителей, посвященный местным недостаткам и проблемам. Подробный отчет о заседании "круглого стола" вскоре появился в газете. Городские власти, явно не готовые к восприятию такого уровня гласности, сочли критику "излишне дерзкой" и потребовали от редакции скупить весь тираж и выпустить новый номер газеты взамен "крамольного". Этот факт, как и стоящее за ним явление, получил отражение в пекинской прессе. При этом подчеркивалось, что критика недостатков является в сегодняшнем Китае необходимым условием реализации реформы.

Ну что же, с этим можно полностью согласиться. Нам тоже знакома, близка борьба за гласность, прямоту и принципиальность каждой газетной строки. Вероятно, и для китайских журналистов эти проблемы весьма актуальны.

Позже я познакомился с результатами социологического обследования, предпринятого Институтом изучения общественного мнения Китайского народного университета и охватившего руководящие партийные кадры и депутатов Всекитайского собрания народных представителей. Одной из насущных задач дня опрошенные назвали перестройку деятельности средств массовой информации. Более 60 процентов заявили, что не удовлетворены работой прессы, которая, по их мнению, "слишком мало" отражает голос народных масс, не смогла наладить "конструктивную критику и активный контроль за деятельностью партийных и правительственных руководителей всех уровней". Высказывалось и такое мнение: пресса предоставляет мало возможностей населению для участия в политической жизни страны. Одновременно с этим участники опроса предложили расширить самостоятельность средств массовой информации. Но и потребовали также ликвидировать явления косности и консерватизма в сфере печати.

Вот такие нелицеприятные оценки. Наши китайские коллеги сдержанно говорили на эти темы - директора предприятий были много откровенней. Правда, и времени у нас было слишком мало для того, чтобы углубляться в редакционную жизнь той же газеты "Цзинцзи жибао", гостями которой мы были.

Разумеется, в деятельности китайской прессы, как и нашей, есть свои проблемы. В читательских письмах, публикуемых китайскими газетами, содержатся призывы искоренить практику "подготовки рапортов об успехах и замалчивания недостатков", усилить открытость и информативность прессы, правильно развертывать критику, всемерно помогать "раскрыться контролирующей роли общественного мнения".

Мы поинтересовались, как быстро доставляются газеты к читателям? В радиусе 500 километров, пояснили нам, печатные издания, прежде всего газеты, приходят в тот же день. Тиражи их сравнительно невелики: две ведущие газеты провинции Хэйлуицзян выходят тиражом 320 и 210 тыс. экземпляров. Растет цена на бумагу, а это сдерживает рост тиражей. Экономические издания закупают бумагу на рынке, где она еще дороже.

- Советские журналисты, - сказал на прощание главный редактор газеты "Хэйлупцзян жибао" Чжан Юган,- не бывали в Харбине более двадцати лет. С вашим визитом мы связываем надежду на развитие контактов. Живем-то совсем рядом.

В честь делегации "Известий" был устроен прием в советском посольстве в Пекине. Здесь мы снова встретились с главным редактором газеты "Цзинцзи жибао" Фань Цзипи, а также познакомились с главным редактором газеты "Гуанмин жибао" Ду Даочжэном, который во время обеда пригласил нас посетить редакцию, и эта встреча состоялась накануне нашего отъезда из Китая.

Ну а пока сияющий паркет зала приемов, картины на стенах, выполненные по-восточному яркими красками,- вечерняя Москва, Кремль, Москва-река. Советский посол Олег Александрович Трояновский сказал о роли прессы в сближении народов. Кто-то за столом заметил, что в Москве ведется реконструкция ресторана "Пекин". На это Трояновский напомнил, что в Пекине имеется ресторан "Москва", который не прерывал работу даже в самые трудные времена.

Заговорили о реформе в КНР, перестройке в СССР. Сошлись на том, что главное для всех нас - это перестройка сознания людей. Упомянули о предстоящем открытии советской торгово-промышленной выставки в Пекине. Кстати, она проводилась в здании, построенном в 1954 году специально для первой советской выставки.

Трояновский к месту привел китайскую поговорку: "Хвались хорошим, а плохое - исправляй", изящно связав ее с деятельностью прессы. На это Ду Даочжэн заметил, что главной задачей прессы КНР после "культурной революции" стало восстановление объективности в оценках. Фань Цзини добавил к этому, что мы, журналисты, должны идти впереди времени.

Есть определенные сложности в организации книгоиздательского дела. В 1987 году было издано более 600 тыс. наименований книг общим тиражом почти 6 млрд экземпляров. Однако не преодолено чрезмерное административное вмешательство в деятельность издательств, ограниченны права и самостоятельность книжных магазинов.

Ну а каков круг чтения китайской молодежи - наиболее активной части населения? Из литературных героев наибольшую симпатию вызывают люди, устоявшие под напором несчастий, неприятностей и различных напастей, те, кто собственными силами добился поставленных целей. Личность первопроходца, смелого и мужественного человека,- вот образец для подражания в среде китайской молодежи. Думаю, во всем этом отразились боль и разочарования последних десятилетий, особенно "десятилетней смуты". Другой характерной чертой стал резко возросший интерес к книгам по экономике, введению в законодательство, велик спрос на пособия по изучению иностранных языков. Сейчас в Китае около 24 млн молодых людей занимаются самообразованием. Но при том, согласно опросам, 70 процентов молодых рабочих заявили, что они ощущают нехватку знаний и им необходимо серьезно учиться, чтобы соответствовать требованиям времени. Знания нужны, чтобы не на словах, а на деле стать хозяевами производства.

Сложней обстоит дело в деревне. Развитие семейного подряда потребовало привлечения дополнительных рабочих рук. Некоторые родители стали не отпускать на учебу детей, чтобы получить больший доход со своего участка. А в результате на поселковые предприятия начали приходить молодые люди, не окончившие среднюю школу. Явление это стало настолько массовым, что на него обратила пристальное внимание общественность.

Не менее сложной оказалась проблема подготовки национальных кадров в других странах - Японии, США. Министр культуры КНР Ван Мэн в беседе с корреспондентом "Литературной газеты" рассказал, что некоторые аспиранты и студенты, обучающиеся за рубежом, не хотят сразу после завершения учебы возвращаться домой. Министр посетовал, что в некоторых областях деятельности условия для научных исследований в стране пока еще плохие. Мало нужных лабораторий, архивных материалов. Кто-то просто хочет заработать за границей и вернуться домой разбогатевшим. Бывает, что, уехав за границу, некоторые остаются там и встают на антисоциалистические позиции. "Но все-таки,- заключил министр,- мы разрешаем молодым людям посмотреть мир, познать его таким, какой он есть. Наш патриотизм дает возможность вести дело так, чтобы молодежь знала и наш сегодняшний Китай, и положение в других странах".

На вопрос о месте китайской публицистики в реформе Ван Мэн ответил, что все-таки главную роль играют не статьи, а экономические решения. Он признал, что в Китае публицистика не играет такой большой роли, как в Советском Союзе.

Мощным источником знаний - через разного рода заочные университеты, лектории и курсы - становится китайское телевидение. По одному из пяти каналов пекинского телевидения ведутся передачи на английском языке. Он на первом месте по популярности, на втором месте - японский язык, на третьем - русский.

За последнее десятилетие количество телестанций в стране возросло в 10 раз и уже превысило цифру 300. Этот "бум" поддерживается высокими темпами развития телеиндустрии. Телевизионным вещанием охвачено свыше 70 процентов всего населения. Местные телецентры в таких крупных городах, как Шанхай и Гуанчжоу, имеют по два собственных канала плюс к тому принимают оба столичных через спутники и 700 наземных станций спутниковой связи. Возросли информационные функции телевидения и в конечном счете его роль в формировании общественного мнения. Нельзя не отметить прекрасно организованное обучение английскому языку по учебным программам пекинского телевидения. Делается это с большой выдумкой - с представлениями, играми и хороводами. А как с русским языком? Многие наши собеседники говорили, что когда-то учили русский, да после подзабыли.

Культура нации - это не только уровень образования и количество экземпляров газет и книг на душу населения. Она проявляется и в традициях, и в повседневном поведении. Корректность в отношениях, доброжелательность, открытость, чуть-чуть дипломатии в общении - это на поверхности взаимоотношений китайцев между собой. Хочется также отметить их контактность, умение ладить друг с другом на улице, в чайной, в троллейбусе, умение быстро гасить вдруг вспыхнувшие эмоции. При всей скученности населения в китайских городах люди научились не мешать друг другу. В Пекине и Шанхае мы наблюдали, как в маленьких сквериках кое-кто из прохожих вдруг начинал делать таинственные знаки и плавные движения руками. Это были фрагменты из популярной китайской гимнастики тайцзицюань. При этом спортивный костюм совсем не обязателен. В Харбине, на берегу реки Сунгари, я видел, как средних лет мужчина, стоя на одной ноге, руками и туловищем изображал летящего аиста. Наше присутствие ему явно не мешало. В чистеньких кафе на центральных улицах и довольно грязных чайных на окраинах городов, напоминающих парилки от постоянно кипящих огромных чайников, я видел чинно и часто безмолвно сидящих людей, нарядно или скромно одетых. Это так не походило на шумные прокуренные и ярко освещенные рестораны и гриль-бары в интуристских гостиницах.

Не довелось побывать в дискотеках и танцзалах, в которых проводит свободное время молодежь китайской столицы, но мне рассказывали, что они не уступают западным образцам, во многом их копируя. Как-то вечером, взяв такси, мы совершили прогулку по вечернему Пекину с Ритой Савенковой, женой нашего пекинского корреспондента. Рита была первая из тех, кто встречал нас в аэропорту Шоуду. И она же была последней, кто на прощание помахал нам рукой в том же аэропорту. Все эти дни Рита Савенкова была нашим ангелом-хранителем. Она снабдила нас множеством полезных советов, просто необходимых при непосредственных контактах с бытовыми сферами китайской столицы.

Часто, когда мы оставляли где-нибудь такси, чтобы окунуться на время в жизнь очередной торговой улочки, таксист тут же ложился на мягкое сидение вздремнуть и включал при этом стереомагнитофон, который выдавал такие ритмы, что казалось, содрагается не только автомобиль, но и все вокруг. Музыка, которой отдает предпочтение молодежь, явно испытывает сильное влияние западных эстрадных идолов. Люди постарше не приемлют поп-музыку, а молодым она нравится. Вот что писал по этому поводу журнал "Китайская молодежь": "Некоторые люди считают поп-музыку вредной: вульгарной по содержанию, нехудожественной с точки зрения мелодии, наполненной криками и воплями... Другие полагают, что поп-музыка отражает настроения, близкие обыкновенным людям: мелодии легко запомнить, петь и популяризировать. Они думают, что людям, особенно молодым, нужны такие песни. В годы "культурной революции" в Китае были песни-лозунги и лирическая музыка почти не существовала. Теперь появление поп-музыки стало естественным результатом отказа от идеи "культурной революции". Эти разногласия сохранились, и их трудно примирить, но жизнь идет вперед. Появилось много певцов, популярных среди молодежи, стало больше магнитофонов, увеличилась продажа кассет, которые доминируют на рынке. Как в этих условиях разрешить противоречие? Если молодежи нужна поп-музыка, то почему не улучшать ее стиль, не сделать ее здоровой и благотворной? Здоровая поп-музыка - часть социалистической культуры".

Разным целям может служить культура, использоваться и во благо, и во вред. Известен период, когда при остром столкновении мнений в китайском руководстве борьба выливалась на страницах печати в форме статей, написанных эзоповским языком.

Именно с иносказаний и литературных аналогии начиналась в свое время критика Дэн Сяопина, "автора буржуазной теории о белых и черных кошках". Известно, что еще в период реализации "политики урегулирования" начала 60-х годов Дэн Сяопин высказал прагматическую идею: "Неважно, какого цвета кошка - белая или черная, лишь бы она хорошо ловила мышей".

Времена переменились. Иным стало мышление общества, в котором живо обсуждаются проблемы, еще недавно казавшиеся запретными. Не так давно шанхайская газета "Шэхуэй кэсюэбао" опубликовала статью директора Института СССР и стран Восточной Европы (шанхайское отделение АОН КНР) Ван Чжипиня "Сталинская теоретическая модель - главное препятствие на пути реформы в нашей стране". "Если посмотреть на область экономики,- говорится в статье,- то сталинские теории социализма и перехода к коммунизму, индустриализации и накопления, коллективизации сельского хозяйства, социалистической собственности, планирования экономики, товарной экономики и закона стоимости при социализме, функций экономики в государстве диктатуры пролетариата, всеобщего кризиса капитализма - все полны метафизических ошибок, односторонности и абсолютизации. Эти теории следует еще глубже проанализировать с помощью марксистской методологии, в противном случае они будут ошибочно рассматриваться в качестве критериев для оценки новых моментов, возникающих в процессе осуществления реформы, проведения политики расширения связей с внешним миром, строительства социализма с "китайской спецификой". Они могут даже стать идейными путами, которые будут поддерживать старую систему и препятствовать развитию новой". В статье содержится призыв переосмыслить сталинскую теоретическую модель, отойти от нее - чем полнее, тем лучше, еще больше раскрепостить сознание.

Да, огромная дистанция пройдена по пути нового мышления в Китае. Буквально за последние два-три года страна узнала массу немыслимых прежде явлений, таких, как банкротство и конкурсы красоты, кредитные карточки и компьютерные игры, выпуск акций и половое образование в школе, земельные аукционы и шанхайские "фольксвагены"... Вместо прежней линии "браться за классовую борьбу как за решающее звено" центр тяжести перенесен на социалистическую модернизацию КНР. Неверно было бы думать, что касается это только сферы экономики - еще быстрее осуществляются преобразования в общественной жизни, в духовной культуре общества.

Миллионы китайцев начинают утро с упражнений гимнастики "ушу". В Москве, во Дворце культуры "Меридиан" я присутствовал на выступлении спортивной группы из центра по изучению оздоровительных систем при Институте Дальнего Востока АН СССР. Отшлифованная тысячелетиями, система "ушу" стала неотъемлемой частью древней культуры китайского народа, бережно хранимая, обогащаемая новыми стилевыми элементами. Плавные, текучие, исполненные внутренней гармонии движения спортсменов скорее напоминают ритуальный танец, чем просто гимнастику.

После выступления ведущий много говорил о ее истоках и целях, о выработке "внутренних витаминов бессмертия". Оказывается, в нашей стране немало поклонников этой древней гимнастики. На сцену выходили школьники и совсем еще дети. Я подумал тогда, что ведь это тоже один из путей к взаимопониманию двух великих народов, к укреплению взаимных симпатий.

Ныне у китайской молодежи стало больше свободного времени, по статистике - 3,63 часа ежедневно. Как оно тратится? 1,59 часа - на учебу, 1,37- на развлечения, 0,67-на общение. Около 1,76 часа забирает домашняя работа и 1,64 часа отнимает дорога. Любопытны данные социологического опроса по поводу того, чем любят заниматься молодые люди в свободное время? Оказалось, что более всего молодые рабочие любят ходить в кино или смотреть телевизор, слушать радио или поп-музыку, записанную на магнитофон, несколько меньше - читать газеты и журналы. Ну что ж, отдадим должное той искренности, с какой отвечают ребята на вопросы анкеты. Немало нашлось таких, кто занимается спортом, увлекается садоводством, предпочитает всему остальному охоту. Есть и такие, кто в свободную минуту возится с домашними животными, играет на музыкальных инструментах, рисует, собирает марки. Каждый десятый откровенно признался, что любит больше всего просто гулять по улицам, общаться с товарищами либо посещать выставки и осматривать достопримечательности. Опрос показал, что не столь популярна, как можно было бы судить по рекламе, гимнастика "ушу" - всего 3 процента молодых рабочих - из числа опрошенных - регулярно занимаются ею. Как видим, свободное время молодых китайских рабочих в целом заполнено содержательной деятельностью - никто не написал о попойках или наркотиках, не думаю, чтобы в анонимном опросе надо было что-то скрывать.

Довольно часто по вечерам на телеэкране - в качестве заставок к информационным программам - показывают преступников. Коротко остриженных, хмурых людей выводят под свет "юпитеров", и они некоторое время стоят так, безмолвные, понурив головы. Для китайца это очень серьезное наказание. Есть в Китае выражение: "Потерять свое лицо". Иначе говоря, недостойно выглядеть в какой-то ситуации. Есть люди, которые могут обмануть, всучить дрянной товар, даже украсть и идут на это без колебаний. Но "потерять лицо" боятся все.

Юрий Савенков рассказал мне, как, будучи еще сотрудником АПН, он имел неосторожность упрекнуть знакомого китайского издателя в том, что тот затянул публикацию рекламной статьи. Разговор завершился обоюдными любезностями, но короткое знакомство на том и оборвалось. "Я допустил грубую ошибку,- пояснил Юрий,- поставил человека в ситуацию, в которой он потерял свое лицо". Вероятно, поэтому в будничном общении китайцы всячески стараются избежать таких ситуаций. Отсюда, видимо, и особенности китайской "бытовой дипломатии".

Знакомый пекинский таксист - люди этой профессии повсюду разговорчивы - с упоением рассказывал о виденном по телевизору фильме, посвященном советскому герою... по имени Сяиаян. Юрий Савенков сказал ему, что не знает такого героя. Таксист стал пересказывать содержание фильма, и оказалось, речь идет о Чапаеве. Этот фильм обошел планету. А из современных лент? До недавнего времени доминировали такие, например, ленты, как "Рэмбо", "Женщина, утонувшая в море страстей", "Челюсти", "Женщина, за которой гонятся", и подобные им плоды западной "массовой культуры".

Не так давно мне попалось на глаза сообщение агентства Синьхуа о том, что принято решение каждое воскресенье по два раза транслировать на китайском и английском языках 15-минутную программу о жизни западных стран. Готовить эти передачи обязались американские компании. Должен сказать, американский кинобизнес вообще весьма энергично пробивается на китайский рынок, на первых порах не особенно заботясь о прибылях. Еще одним соглашением две кинокомпании США получили право распространять в Китае по 8-10 американских кинолент в год.

Многие в Китае говорят сегодня о том, что в "широко открытую форточку" вместе с чистым воздухом попадает и "скверна". Шестой Пленум ЦК КПК двенадцатого созыва (1986 г.) принял специальное постановление относительно руководящего курса партии в строительстве социалистической духовной культуры. В нем, и частности, отмечалось, что обществу предстоит трудная и длительная работа по преодолению во всех сферах общественной жизни вредного влияния "прогнившей идеологии и морали". Создать трудности в сфере культуры гораздо легче, чем их преодолеть,- это нам тоже знакомо.

Разумеется, в этой борьбе "массовая культура" - не помощник, как раз наоборот. И не случайно, видимо, характер, лицо кино- и телеэкрана в КНР обретает новые черты. Во многих кинотеатрах, по телевидению идут советские фильмы, и самую большую аудиторию собрали фильмы "А зори здесь тихие", "Экипаж", "Москва слезам не верит", "Служебный роман", "Белорусский вокзал". Наши собеседники подчеркивали большое воспитательное значение фильма "Москва слезам не верит", убедительно показавшего, что при активном отношении к жизни перед каждым открываются широкие перспективы роста. Огромным успехом пользовался в Пекине фильм "А зори здесь тихие". С восторгом принимали здесь делегацию советских киноактеров, снимавшихся в фильме.

Я не готов давать оценки качеству китайских кинолент. Но советскому телевидению был показан фильм "Рикша", посвященный тяжелому прошлому китайского народа. С детства помнится фильм "Седая девушка", тоже созданный на дореволюционном материале. В Пекине я посмотрел по телевизору цветную ленту из времен даже более давних. В ней повествовалось о жестоком императоре, который развлекался охотой на людей, заодно упражняясь в стрельбе из лука. С массой натуралистических подробностей в фильме показано, как юноша - одна из жертв - проходит через муки и страдания и в конечном счете расправляется с ненавистным тираном. Могу судить лишь о высокой технике съемок, эмоциональной, хотя и несколько манерной игре актеров.

Недавно в Москве демонстрировался поставленный в Сиане фильм "Красный гаолян", вызвавший немало споров среди китайской молодежи. Одни обвиняли авторов фильма в излишнем уклоне в сторону идеологических проблем в ущерб художественности, другие, напротив, горячо хвалили за самобытность и национальный колорит. Страсти подогревались тем, что на сей раз не последовало официальных оценок фильма идеологическим руководством КПК. Зрителям предоставили самим сделать выводы, сопоставляя различные точки зрения. Интеллигенция окрестила сложившуюся ситуацию, свидетельствующую, на мой взгляд, об идущие в обществе процессах реальной демократизации, феноменом "Красного гаоляна".

Известны высказывания Дэн Сяопина, призывавшего всех работников культуры решительно бороться с "духовным загрязнением". Позволю себе довольно большую цитату из вышедшей недавно книги речей и статей Дэн Сяопина - она носит, мне кажется, программный характер: "Как, в конце концов, относиться к буржуазной культуре современного Запада? Курс на расширение экономических связей с заграницей является правильным, и мы его будем придерживаться долгое время. Развитие культурных связей с загранице)! тоже рассчитано на длительный срок. В экономическое области мы проводим такую политику: расширяем связи с заграницей, но в то же время не ввозим ничего наобум, беспланово, без разбору, а против тлетворно го влияния капитализма ведем решительную борьбу-даем ему решительный отпор. Так почему же при культурном обмене мы поступаем наоборот, открывая "зеленую улицу" вредным для нас компонентам буржуазной культуры? Нам нужно изучать у развитых капиталистических стран достижения передовой науки, техники и технологии, учиться у них хозяйственному управлению и вообще брать у них все в области знаний и технической культуры, что нам полезно. Замыкаться в своей скорлупе, топтаться на месте было бы глупо. Однако все то, что относится к духовной культуре, необходимо как в смысле идейного содержания, так и средств выражения подвергать марксистскому анализу, оценке и критике. На Западе и поныне много честных, прогрессивных ученых, писателей и художников, которые создают ценные серьезные труды и художественные произведения. И с их работами нужно, конечно, преимущественно знакомить. Но сейчас некоторые наши товарищи бездумно бросаются хвалить западные философские, экономические, социально-политические и художественные течения, не делая никакого анализа, оценки и критики. Хаос в ознакомлении наших людей с западной наукой и культурой воцарился огромный. Дело дошло до того, что в последние годы к нам завезено немало такой литературы, кинофильмов, музыкальных и хореографических произведений, видео- и звукозаписей, которые даже в самих западных странах считаются низкопробными или вредными. Нельзя больше мириться с развращением нашей молодежи упаднической буржуазной западной культурой".

Сказано довольно жестко. Я бы не сказал, что высказанная Дэн Сяопином позиция немедленно стала руководством к действию. Но вот что примечательно. В Пекине, а затем в Шанхае прошел первый в истории страны Всекитайский фестиваль искусств. Прелюдией к нему были концерты в приморском городе Даляне. Программа фестиваля была обширной: тут и традиционная опера, и современная драма, симфонические концерты, балет, китайская акробатика, выступления популярных сказителей, исполнителей народных баллад, театр кукол и театр теней, выставки живописи, танцы старинные и современные (в том числе в сопровождении бронзовых колоколов - копий с 2400-летних оригиналов, обнаруженных во время археологических раскопок). На церемонии говорилось о приверженности принципу "пусть расцветают сто цветов", о необходимости избавляться от устаревшего в творчестве и открывать новое. Главный тезис: "Пусть зарубежное искусство служит национальному, а древнее - современному".

На сцене Дворца культуры национальностей прошли гастроли Московского театра кукол под руководством С. В. Образцова. После Пекина выступления продолжались в Тяньцзине и Шэньяне. В программе "Необыкновенный концерт". Чжоу Ди, сценарист и режиссер китайского театра кукол, сказал, что "Необыкновенный концерт" порадовал, на сцене повеяло свежестью. Спектакль отличается высоким вкусом, в нем есть юмор и ирония, столь необходимые в жизни.

А вот новость из Новосибирска. Здесь в театре "Красный факел" состоялась премьера спектакля по пьесе китайского драматурга Лю Шугана "Визит мертвого к живым". Постановку осуществили режиссер Пекинского молодежного художественного театра, член правления Общества китайско-советской дружбы Чжан Цихун и художник того же театра Мяо Пэйжу. За последние 30 лет это первая постановка творческой группы из КНР в нашей стране.

Любопытная подробность. Режиссер спектакля Чжан Цихун в 1954 году поступила на режиссерский факультет ГИТИСа имени Луначарского, училась у выдающихся мастеров советского театра Попова, Кнебель и других. В 1959 году она осуществила в Пекине свою дипломную работу - спектакль "Кремлевские куранты" Погодина. Но вернуться в Москву и защитить диплом уже не смогла. И вот теперь, на премьере в Новосибирске, режиссеру Чжан Цихун был вручен диплом об окончании ГИТИСа, который она не смогла получить 28 лет назад. Чжан Цихун горячо поблагодарила коллектив театра, высоко оценила талант и профессиональное мастерство актеров...

Именно в сфере культуры связи наших народов особенно глубоки. Недавно я узнал, что в 1938 году в Харбине был издан сборник "Пушкин и его время". Он стал итогом состоявшейся здесь же выставки, посвященной 100-летию со дня гибели поэта. Подготовил выставку и выпустил сборник эмигрантский пушкинский комитет. А вот другой факт: советский посол в Пекине О. А. Трояновский вручил памятный диплом Литфонда СССР известному китайскому переводчику профессору Гэ Баоцюаню. Пушкин смолоду был его любовью. Несколько десятилетий китайский профессор связан с русской классикой. Гэ Баоцюань награжден орденом Дружбы народов.

Удивительна судьба памятника А. С. Пушкину в Шанхае. Сооруженный в 1937 году на средства населения города, живших здесь русских людей, монумент был уничтожен японскими милитаристами в годы национально-освободительной войны китайского народа. В 1947 году скульптуру восстановили, но в период "культурной революции" памятник опять подвергся разрушению. И вот бронзовая фигура поэта вновь встала на прежнем месте - памятник восстановили по просьбе граждан как символ традиционных духовных связей между нашими народами. Во время визита в КНР в мае 1989 года М. С. Горбачев совершил краткую поездку по Шанхаю. И первая его остановка была у памятника А. С. Пушкину, к подножию которого советский руководитель возложил цветы.

Сегодня в китайской печати много пишут об активном участии советских работников культуры, творческой интеллигенции в духовной перестройке общества. Как "оттепель" в области искусства оценена демонстрация на советских экранах отснятых ранее и не вышедших в прокат фильмов, публикация находившихся под запретом литературных произведений. Живо обсуждается проходящий у нас эксперимент по расширению нрав театров в выборе репертуара и переходе их на хозрасчет, о предоставлении возможности молодым талантливым режиссерам и актерам самостоятельно осуществлять свои творческие замыслы. Особо подчеркивается возросшая взыскательность советских организаций при отборе зарубежных кинолент - весьма актуальный для китайских контор проката вопрос.

В концертном зале Пекинской филармонии три вечера подряд звучали в исполнении симфонического оркестра государственного кинематографа КНР произведения Чайковского, Бородина, Шостаковича. Эти выступления китайские любители музыки назвали "русскими музыкальными вечерами". Известный музыкант Ли Хайхуэй заявил, что намерен теперь полней знакомить китайских любителей музыки с классическими и современными произведениями русских и советских композиторов. Кстати, только что в Шанхае издан сборник советских песен - всего 500 произведений, созданных в разные годы Советской власти. Разумеется, среди них популярнейшая песня "Подмосковные вечера".

Приятно было узнать о большом интересе в Китае к современной советской литературе. Когда мы вылетали из Москвы, я только-только одолел "Плаху" Чингиза Айтматова, а в Пекине мы узнали, что "Плаха" уже издана на китайском языке. Тема борьбы с наркоманией для Китая на сегодня весьма актуальна. Большой интерес среди молодежи вызвала книга Б. Васильева "Завтра была война" (Лариса Васильева, ездившая в КНР вместе с Борисом Васильевым, писала о его невероятной популярности в стране). В письмах, опубликованных журналом "Сулянь вэньсюэ", юноши и девушки говорят о "большом воспитательном значении, которое имеет повесть для их духовного роста", "ее читаешь, как правдивую, исполненную высокой поэзии хронику той далекой жизни". При этом и читатели, и писавшие о повести критики как бы примеряют к действительности КНР поставленные писателем нравственные проблемы.

Писатель Ма Фэн в связи с этим говорил: "Советская литература особенно интересна китайской общественности потому, что близки и понятны ее проблематика, подходы к решению важных социальных и этических вопросов... Благородный гражданский пафос, высокие нравственные критерии, смелое раскрытие жизненных противоречий, бесстрашие в борьбе со злом, за мир и счастье всех людей на Земле - вот что привлекает китайскую общественность в лучших созданиях советских писателей".

В Китае знают о предпринимаемом у нас издании 40-томной "Библиотеки китайской литературы".

В какой мере реформа в Китае затронула сферу культуры? Вопрос сложный. Экономическая реформа, сдвиги в сознании и поведении людей, вопросы нравственности, взаимоотношения людей - все это находит отражение в литературе, в частности в поэзии. На рабочем совещании китайских писателей в феврале 1985 года известный поэт Ли Ин говорил: "Поэзия отражает моральный облик нации, ее эстетический уровень и уровень ее нравственности". Ныне в Китае популярно слово "таньсо" (поиск). Это и состояние литературы. Нынешнее время китайские писатели еще называют эпохой "кайсан" - освобождения, раскованности. Правильная и раскованная политика обеспечивает свободу творчества, а это гарантирует многообразие направлений и стилей, способствует прорыву замкнутых схем.

Вроде бы неожиданный поворот: в Китае получило развитие и стало чрезвычайно популярным поэтическое направление "мэнлун" ("туманная" поэзия). В творчестве представителей этого направления много неясного, туманного. Что же тут от современных проблем? По мнению критиков, современен протест против той конкретной литературы, которая столько лет обслуживала лозунги и политические кампании. Кроме того, недоговоренность, ассоциативность, сложная символика поэзии "мэнлун" призваны запечатлеть в слове "духовную зрелость современников".

А сколько направлений в живописи! На полотнах современных художников ничего общего с бесконечными изображениями сломанной ветви - иное мироощущение. Меня поразило буйством и яркостью красок творчество Чжань Цзяньцзюня, восходящее, как мне показалось, к традициям французских импрессионистов, прежде всего Матисса.

Мне показалось чрезвычайно интересным сообщение, промелькнувшее в печати, о том, что в вузах Шанхая прошла вторая экзаменационная сессия для абитуриентов, которым предстоит учиться... за свой счет. Представьте, число записавшихся во много раз превысило намеченную цифру. Были тут и мелкие служащие, и единоличники, и молодые люди, "ожидающие работу". За учебу требовалось внести огромную сумму, составляющую две трети реальных затрат, предусмотренных государством. Некоторым было предоставлено место в общежитии - обычная плата за проживание здесь превышает средний заработок рабочего. На эту часть студентов не распространяется бесплатная медицинская помощь и различные госдотации. Институт не несет ответственности за их трудоустройство. Эту непростую проблему они должны решать сами. В такой форме обучения здесь видят экономию расходов государства на образование.

Иной читатель, возможно, поморщится: экономия на образовании? А почему бы и нет, раз уж ставится вопрос о самоокупаемости и хозрасчете? Кстати, и у нас начинают проникать в сферу образования принципы самофинансирования. Одним из первых пошел на такой эксперимент Московский институт народного хозяйства имени Г. В. Плеханова. С 1988 года здесь стали проводить набор студентов по заказам отраслей народного хозяйства, отдельных предприятий. Сумма заявок и определяет, сколько будет обучаться по той или иной специальности. Поступающие сразу выбирают не только будущую профессию, но и место работы. Основную долю расходов на обучение несет заказчик. Причем если потребуется ускоренная подготовка специалистов, особенно по приоритетным направлениям экономики, то и оплата будет другая - по договорным ценам, которые могут быть довольно высокими.

Да, наш вариант самофинансирования в подготовке кадров носит иной характер, чем эксперимент в Шанхае. Учтем и масштаб проблемы: в такой гигантской стране, как Китай, с ее миллиардным населением и сложной письменностью не просто обеспечить даже элементарную грамотность населения. Чтобы прочитать газету, нужно знать, как минимум, 500 иероглифов. Несколько уездов имеют награды ЮНЕСКО за успехи в кампании по борьбе с неграмотностью. Однако, по данным Госкомитета по делам просвещения, темпы такого рода деятельности в последние годы замедлились, среди молодого поколения возросло число неграмотных.

Переломить эту тенденцию не так просто. Активную борьбу за преодоление неграмотности среди женского населения ведет федерация женщин КНР. Во многих городах открыты женские курсы, вечерние школы для женщин, университеты с кратким сроком обучения. В них женщины изучают финансовое дело, учатся работать на компьютерах, овладевают иностранными языками. В Китае получил развитие женский культуризм, вероятно, тоже как одна из форм самоутверждения. О его популярности мы могли судить по многочисленным стендам на улицах.

Многое в Китае не укладывалось в наши привычные представления. В частности, методы борьбы с неграмотностью. В провинции Цзянси, где женщины составляют 80 процентов неграмотных в возрасте от 12 до 40 лет, они лишаются права... быть награжденными вымпелом "8 марта" или получить звание "образцовой семьи пяти хорошо". Но при всей кажущейся наивности все эти символы не утратили в Китае своей притягательной силы. Дело еще и в том, что женщины пока не играют активной роли в жизни китайского общества. Лишь на одном предприятии мы познакомились с женщиной - секретарем парткома. Трудней, чем мужчине, пробиться женщине в учебное заведение, а после окончания учебы - получить работу. В армии "ожидающих работу" преобладают также молодые женщины.

Наш референт-переводчик Костя Топорков прожил в Пекине 10 месяцев. И когда в книжных лавках он заводил разговор о новинках китайской литературы, девушки-продавщицы делали "круглые глаза": знание китайского языка русским - явление довольно редкое. Увы, как и знание русского языка китайцем.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://economics-lib.ru/ "Economics-Lib.ru: Библиотека по истории экономики"

Рейтинг@Mail.ru