Библиотека по истории экономики Библиотека по истории экономики

Новость
Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Феномен Шэньчжэня

Порадовали советские "предприниматели". В московском Центре международной торговли объявлено о создании ассоциации экспортеров. Итак, начали объединять усилия советские предприятия и организации, стремящиеся занять подобающее место на мировом рынке. На пути к этому пришлось набить немало шишек. В ассоциацию вошли 40 предприятий, 10 межотраслевых научно-технических комплексов, 15 внешнеторговых объединений, 5 совместных предприятий. Проявил интерес к ассоциации Международный инвестиционный банк.

Лиха беда - начало! Возможно, и у нас пойдет смелее поиск в сфере международного сотрудничества и коммерции. Знаменитые китайские специальные экономические зоны (СЭЗ) - как долго мы изображали их как некую форму капиталистической эксплуатации, добровольное "ярмо", заигрывание с Западом! А тем временем в Китае уже создается прибрежный пояс, "открытый для внешнего мира". Восемь китайских городов планируют свою деятельность независимо от провинций, которым они подчинены административно. Специальным экономическим зонам не спускается жесткий план, финансами они распоряжаются самостоятельно, многие виды налогообложения также производятся на местном уровне.

Есть проблемы в том, как производить налогообложение, проводить в жизнь финансовое право. Но это не мешает зарубежным бизнесменам открывать в этих зонах смешанные, частные или кооперативные предприятия, нанимать рабочую силу, вводить "плавающую" зарплату.

Знаменитый Шэньчжэнь, город, выросший на месте захолустного городка, обязан своим стремительным ростом не только близости к Гонконгу. Секрет в другом: земельная рента тут значительно ниже, чем в соседнем Гонконге, а подоходный налог - лишь 15 процентов от размера капитала.

Богатая архитектура Шэньчжэня наводит на размышления о наших молодых городах - Тынде или Новом Уренгое. Строим мы новые города плохо, часто беспланово, стремясь поскорей расселить людей и мало думая о том, каким станет город через десятилетия, захотят ли здесь жить дети первопроходцев. Кстати, проектировать жилые массивы Шэньчжэня было поручено молодым архитекторам, и они смогли в полной мере реализовать свои творческие идеи и инженерные возможности.

В Шэньчжэнь можно беспошлинно ввозить, как и вывозить из него, широкую номенклатуру товаров, иностранным компаниям предоставлено право включать в контракты и соглашения с китайской стороной пункты, даже не предусмотренные законами КНР.

На долю Шэньчжэня приходится две трети всех иностранных инвестиций, идущих в СЭЗ. За период с 1979 по 1985 год здесь смонтировано более 30 тыс. единиц промышленного оборудования. Примерно каждые четыре дня - новое предприятие. Вот это бум! На территории зоны производятся цветные телевизоры, видеомагнитофоны, мини-ЭВМ, копировальная техника. Но неверно было бы считать, что СЭЗ создаются исключительно на деньги капиталистов. Доля иностранных инвестиций не превышает в том же Шэньчжэне 30 процентов. Государство вкладывает огромные средства 'в развитие инфраструктуры, направляет сюда лучшие инженерные и управленческие кадры.

Разумеется, использование элементов современной зарубежной технологии позволило сделать заметный рывок вперед. Производительность труда на этих предприятиях в среднем в 3,3 раза выше, чем на расположенных рядом предприятиях госсектора, в 6,5 раза - выше, чем в целом по промышленности КНР. Да и продукция получается классом выше там, где используется импортная технология. Другое дело, что западные партнеры отдают предпочтение выпуску потребительских изделий, где отдача быстрей и можно использовать дешевую рабочую силу. Что касается современных технологий, здесь чаще дело сводилось к организации сборочных производств. Отечественные сырье и материалы не превышают и половины стоимости производимых в этих зонах изделий. Кроме того, западные партнеры стремятся сбыть продукцию на внутреннем рынке, чем еще более подрывают надежды китайской стороны на увеличение валютных поступлений за счет специальных экономических зон.

Но в Китае не теряют надежды на успех. Здесь прекрасно понимают, что наличие разнообразных природных ресурсов, потенциально емкий внутренний рынок, многочисленная и дешевая рабочая сила - все это властно влечет транснациональных инвесторов. Этот интерес подогревается проводимой в Китае либерализацией инвестиционного климата. И вот уже появляются на китайском рынке западногерманский "Фольксвагенверк АГ", американский "Макдонелл Дуглас" и целое созвездие англо-американских компаний, множество японских электронных и электротехнических фирм. На смешанном и чисто иностранном капитале в КНР в 1988 году действовало более 4 тыс. предприятий. Для сравнения скажем, что пятью годами раньше таковых не набиралось и двух сотен. Причем если раньше подобные объекты были мелкими или средними (западные фирмы только еще приглядывались к политике открытых дверей), то теперь не редкость компании с капиталом в 100 млн долларов и более. В ближайшие годы планируется довести число смешанных предприятий до 25 тыс.

Вспомним нашу историю, не очень далекую. Очень полезной технической, технологической и организационной школой для нашей индустрии стал Волжский автозавод. Создавался он в содружестве с итальянской фирмой ФИАТ. Организация производства, построение технологических потоков, принятые здесь, затем широко тиражировались в машиностроении. Не скажу, правда, что такое заимствование шло особенно успешно: не было базы, кадров, просто настойчивости. Китайские специалисты стали прилежными учениками: использование элементов современной технологии, перестройка системы управления в соответствии с западными стандартами - все это сказалось весьма благотворно на результатах. В ряде случаев за два-три года удавалось добиваться повышения производительности труда в 5-6 раз. Правда, большинство этих предприятий явно страдают технологической однобокостью. К примеру, при содействии японских фирм в КНР созданы современные производства по выпуску автоматических сварочных автоматов, цветных телевизоров. Но при этом японская фирма "Саньо", организовавшая в Шэньчжэне изготовление электронных калькуляторов, предпочла производить здесь лишь простейшие сборочные операции. Для обучения даже вчерашних школьниц требуется всего неделя. И такая тенденция просматривается почти повсеместно: перенося в страну простые и трудоемкие процессы, требующие больших затрат ручного труда, западные фирмы стремятся свести передачу технологии к обучению местного персонала простейшим навыкам и приемам. Поэтому сегодня кажутся чересчур оптимистичными утверждения, что специальные экономические зоны, как и вся политика открытых дверей, представляют собой "окно во внешний мир", через которое Китай получит технику и технологию, валюту, современный опыт управления экономикой.

Тем не менее на специальные экономические зоны приходится до 70 процентов всех привлекаемых в КНР из-за рубежа средств. Шэньчжэнь, Чжухай, Шаньтоу и Сямэнь, составляющие четверку СЭЗ, заключили уже тысячи инвестиционных контрактов. Валовая продукция промышленности специальных экономических зон возросла со времени их создания в 1980 году почти в 10 раз! И темпы продолжают нарастать. Во всяком случае, за 1987 год в СЭЗ получено валовой продукции промышленности на 1,2 млрд юаней, что на 52 процента превысило уровень предыдущего года.

Вопрос о стратегии экономического развития приморских районов оживленно обсуждался на первой сессии ВСНП седьмого созыва. Эта стратегия предусматривает широкое привлечение иностранного капитала для создания смешанных и иностранных предприятий в приморских городах Китая. При этом ставится задача максимально увеличить экспортные поставки, добиться притока валюты в страну. Депутаты ряда провинций высказали опасение, что приоритетное развитие приморских районов может привести к ухудшению экономической ситуации в Центральном Китае, вызовет нежелательные перекосы в экономическом развитии страны.

Нельзя сказать, чтобы это предостережение возымело свое действие. Предоставленные ранее западному капиталу льготы сняты не были. Более того, принято решение о создании новой экономической зоны Хайнань. В этой зоне разрешено свободно покупать землю и осуществлять капиталовложения фирмам Японии и даже Тайваня. "Кайфан" - политика расширения связей с внешним миром, дословно "открытая политика, обращенная вовне" - многомерное понятие. Это не только заимствование иностранного капитала, ввоз передовой техники, активное развитие внешней торговли и включение китайской экономики в международное экономическое разделение труда. Это также и освобождение от пут стереотипов, раскованность, открытость внутри самой страны. Кое-кто на Западе поспешил сделать вывод о том, что теперь в Китае происходит не просто открытие дверей, но и "снятие их с петель". Это, конечно, не так.

Для китайской политики расширения связей с внешним миром чрезвычайно характерно отношение к хуацяо - китайцам, живущим за границей. Их всячески привлекают в страну для участия в решении экономических и социальных проблем. В каждом крупном городе есть специальные отели и клубы хуацяо, для них выпускаются газеты и журналы, организуются интересные поездки. Результат этой политики: примерно 70 процентов иностранных инвестиций - это средства хуацяо.

Есть в Шэньчжэне особый район Шато-Чжао, куда доступ без специального разрешения ограничен. Так сказать, зона внутри СЭЗ. Есть в Шато-Чжао узенькая улочка длиной в четверть километра. Ни разделительной полосы, ничего, но именно здесь проходит линия между социализмом и капитализмом. Ежедневно в этот район приезжают до 10 тыс. деловых людей из Сянгана (Гонконга) и Аомыня (Макао) при местном населении в 30 тыс. человек. И вот что примечательно: сравнение прилегающих к улочке кварталов явно в пользу социалистического Китая. Товары тут и там самые разнообразные, люди одеты хорошо, но вот количество и качество жилья, вообще размах строек по эту сторону впечатляет больше. К тому же и доходы Шато-Чжао за несколько лет выросли чуть ли не в 10 раз. Нигде больше не встретишь, пожалуй, столько модниц, как здесь.

Любопытное зрелище - сама граница. Всего лишь проволочная сетка, как разделительная полоса на улочке. Чтобы оказаться в Сянгане, надо перейти по мосту через озеро Моку. Люди спокойно пересекают границу в ту и другую сторону. Завершая разговор о Шэньчжэне, скажем о том хотя бы, что больше ста домов здесь превышают 18 этажей, в городе отличные дороги, отели международного класса. Действуют шесть рынков средств производства - электротехнический, машиностроительный, автомашин, запчастей к ним, строительных машин, техники для текстильной промышленности. Причем средства производства можно здесь беспошлинно закупать и использовать в пределах специальной экономической зоны. Важный момент: все крупные экспортные соглашения по-прежнему контролируются государством.

Провинция Гуандун, в которой расположены все основные экономические зоны, произвела в 1987 году продукции на 8 млрд юаней с лишним (против 60 млн юаней в 1978 году). Сегодня открыты новые каналы для свободного притока капиталов, техники и технологии. Эти районы охватывают все побережье Китая площадью 320 тыс. квадратных километров с населением 160 млн человек. Открытыми объявлены 14 крупных городов и портов, в числе их - Шанхай, Тяньцзинь, Гуанчжоу.

Поначалу деятельность совместных предприятий регламентировалась десятками различных постановлений. Теперь же предприятия, использующие западные капиталы, получают все больше свобод. Хозяйственники, особенно директора, высказывают на страницах китайской печати недовольство по поводу того, что предприятия с долей участия иностранного капитала имеют более высокие доходы, поскольку налоги у них ниже. В приоритетном порядке обеспечиваются они сырьем и энергоресурсами. В то время, когда мы приехали в Китай, здесь еще выдерживалась ориентация в основном на западную технологию. Даже на тех предприятиях, которые строились с помощью Советского Союза, нам заявляли, что советские экспортеры станков могут столкнуться с сильной конкуренцией западных фирм. Мы тогда пожимали плечами: поживем - увидим. Запад, разумеется, не заинтересован в передаче Китаю передовой технологии, хотел бы удержать его "на дистанции". Но и закрепиться на емком китайском рынке тоже хочется.

В принципе в Китае поощряется создание даже таких предприятий, которые полностью основаны на иностранном капитале. Здесь это рассматривается как одна из черт политики открытых дверей. Наибольшее число таких предприятий базируется в специальных экономических зонах. Общее их число уже к середине 1988 года перевалило за 250. Как правило, они лучше оснащены технически, производством управляют специалисты с солидным опытом. Чжао Цзыян заявил в одном из выступлений, что все же предпочтение будет отдаваться совместным предприятиям. Их преимущество в соединении китайского опыта с возможностями западных фирм в области современной технологии и сбыта готовой продукции.

Мне кажется, многие в Китае уже отказались от иллюзий - очень распространенных несколько лет назад! - осуществить модернизацию производственного аппарата на базе передовой западной технологии. Ненадежный путь, да и весьма накладный. Зато все более активно привлекаются к участию в перестройке экономики иностранные специалисты. В 1987 году в страну приехали по приглашению около двух тысяч ученых технологов, инженеров, в 1988-м-две с лишним тысячи специалистов в области техники и хозяйственного управления. Одновременно группа китайских специалистов направилась на стажировку в передовые страны "запада.

Мы уже говорили о льготах, которые предоставляет государство совместным предприятиям. Надо сказать и о другом. Администрация транснациональных корпораций пользуется особыми правами в области найма и увольнения рабочих, в вопросах заработной платы, трудовой дисциплины, социального обеспечения. Функция "защиты демократических прав и материальных интересов" возлагается на низовые профсоюзные организации, но деятельность их носит в основном номинальный характер, а коллективный договор подменяется множеством личных трудовых контактов, как правило не подлежащих возобновлению по истечении срока. Правда, заработки на совместных предприятиях заметно выше, чем на заводах госсектора, иной раз в 2- 2,5 раза. Но в то же время некоторые корпорации отказываются устанавливать на этих предприятиях гарантированный уровень минимальной зарплаты.

Известную гибкость проявляют японские фирмы. Они культивируют в рабочей среде чувство лояльности по отношению к иностранной компании, исподволь рекламируют западные ценности. Корпорация "Хитати" на предприятии в провинции Фуцзянь оплачивает часть расходов по содержанию детей рабочих в детском саду, практикует систему "ящика предложений", направленных на улучшение условий труда и быта рабочих, обеспечивает их специальной униформой. Для укрепления "корпоративного патриотизма" фирма издает на заводе иллюстративный журнал и даже создала гимн компании "Фуцзянь-Хитати".

Но при всем многообразии форм проникновения западных фирм в китайскую экономику суть партнерства остается прежней: транснациональные корпорации втягивают Китай в международное разделение труда на роль второстепенного, зависимого производителя сырья и технологически несложной продукции; подогревают у части населения частнопредпринимательские настроения. Конечно, дешевая рабочая сила, низкая земельная рента - весомые аргументы. Но западные инвесторы не устают твердить о низком качестве сырьевых материалов китайского производства, которые якобы не годятся для западных технологий, толкуют о слаборазвитой инфраструктуре специальных экономических зон - плохом энергоснабжении, устаревших средствах связи. Известен почти анекдотический случай, когда одна американская обувная фирма, организовав в Шанхае и Тяньцзине выпуск кроссовок, долгое время не решалась использовать... шнурки китайского производства.

Несколько иначе выглядит ситуация там, где иностранный капитал привлекается для решения социальных проблем китайских городов. В принципе индустрия туризма и развлечений всегда была предметом вожделений западных фирм: вложения невелики, прибыль гарантирована. Только в Шанхае построено или уже строятся с использованием совместного капитала два десятка гостиниц. Некоторые целиком финансируются иностранными инвесторами. Прибыль зарубежных компаний, получаемая от эксплуатации отелей, может вывозиться из страны, а при желании - использоваться для расширения дела.

Сегодня и мы имеем сотни совместных с инофирмами предприятий (в Китае таковых 12 тыс.). С января 1987 года, когда было принято постановление правительства о создании в нашей стране совместных предприятий, до середины 1988 года образовано 37 таких предприятий с уставным капиталом 470 млн долларов. Немного, конечно, но, как говорится, лиха беда - начало. Наибольшее число - девять предприятий - создано совместно с фирмами ФРГ, по четыре - с Италией и Финляндией, три - с США, четыре - с Венгрией, одно - с Югославией. Одно совместное предприятие создано с Индией. К тому времени в стадии рассмотрения находилось еще 50 проектов, к примеру с Бельгией, Голландией, Канадой. Совместные с инофирмами предприятия выпускают обувь и одежду, оборудование и тару, оказывают услуги в области компьютерной техники, рекламы и информации; советско-западногерманское предприятие "Краян" создает тяжелые краны на базе тягачей, использовавшихся прежде для ракет СС-20. Дело это обоюдовыгодное. Мы получаем возможность приобщиться к современной технологии, ускорить внедрение собственных научно-технических разработок. Западные бизнесмены приветствуют возможность непосредственно выходить со своей продукцией на советский рынок, охотно идут на создание совместных предприятий. Однако приходится слышать немало сетований по поводу недостаточно благоприятного "инвестиционного климата". Под "инвестиционным климатом" понимают совокупность политических, юридических, экономических, финансовых условий в стране, которые определяют степень "притяжения" валютных средств, капиталов зарубежных инвесторов.

Такой "климат" в нашей стране оценивается западными партнерами как "умеренный". Вероятно, на первом этапе и не могло быть иначе. Что ни говори, к такой форме торгово-экономического сотрудничества мы прибегли позже многих других стран социализма, и требуется время, чтобы наработать какой-то опыт в этой сфере. Естественно стремление наших хозяйственников и финансистов не попасть впросак, "не прогореть". Немало среди этих предприятий явно выгодных для нашей страны. У меня в столе среди материалов, относящихся к этой проблеме, хранится копия постановления коллегии Минхимпрома СССР о создании совместной советско-британской инженерно-торговой фирмы "Асетко Лимитед". Английские фирмы будут участвовать в модернизации наших предприятий, а валютные затраты предполагается компенсировать за счет поступлений от продажи продуктов на мировом рынке. Думается не всех бизнесменов привлекут такие условия. Не хотелось бы, чтобы совместные предприятия в советской экономике оставались элементом экзотики.

Как-то мне довелось быть на обеде в резиденции американского посла г-на Мэтлока по случаю приезда в нашу страну одного американского экономиста. Разговор за столом шел самый общий, однако посол нашел повод сказать о том, что американские бизнесмены в некотором сомнении: как они могут вкладывать средства в совместные предприятия, не будучи в состоянии влиять реально на положение дел в них? Речь шла о провозглашенном нами принципе собственности - 51 : 49, который дает возможность оставлять за собой контрольный пакет, о недопущении западных партнеров к руководству совместными предприятиями, непомерно высоких ставках налогов, и становилась ясна картина в целом. Изучая эту проблему, я встретил такие цифры: американский бизнесмен в США платит с прибыли налог 24 процента, в странах Юго-Восточной Азии - 20-25, мы же намерены взимать 44 процента. К тому же требуем, чтобы продукция совместных предприятий шла не на внутренний рынок, а на внешний, окончательно подрывая интерес к сотрудничеству с нами. Что ж, сегодня мы можем говорить о том, что многие ограничения сняты. В частности, теперь не обязательно, чтобы председателем правления и генеральным директором были советские граждане. Ключевые посты в управлении совместных предприятий может занять иностранец, причем независимо от доли в уставном фонде. Отказались также от ограничения доли капитала иностранного участника 49 процентами - теперь доля капитала в уставном фонде определяется по договоренности сторон.

Тут совсем нелишне присмотреться к опыту других социалистических стран, и не только Китая. В Венгрии и Болгарии нет такого ограничения, как установление доли зарубежного партнера в уставном капитале на уровне не выше 49 процентов. Да и налоги там пониже, и проблем с вывозом прибыли не возникает. Ясно, чтобы привлечь западную передовую технологию, использовать ее для того, чтобы вывести нашу экономику на передовые рубежи, придется создать более льготные условия для западных партнеров. Именно так поступили многие наши друзья. К примеру, принятое в 1972 году в Венгрии законодательство о совместных предприятиях затем многократно менялось и дополнялось, приспосабливалось к реальным условиям. Нечто подобное происходило в Китае: с 1979 года там было утверждено несколько десятков дополнительных постановлений к основному Закону о совместных предприятиях. В обеих этих странах совместные предприятия на пять лет освобождаются от уплаты налогов, а с шестого года устанавливается налог на прибыль в размере 20 процентов. На территории Болгарии существуют беспошлинные таможенные зоны, в которых зарубежным инвесторам предоставлены дополнительные льготы.

В Китае сегодня популярно слово "тупо" - "прорыв". Пожалуй, более всего оно приложимо к СЭЗ или "открытым" городам; кстати, здесь нет пошлины на ввозимые товары и сырье, если они используются или реализуются в этих зонах. Несомненно, Китай сумел лучше нас использовать иностранный капитал для восполнения нехватки собственных финансовых средств и преодоления отсталости отечественной технологии.

Деятельность западных банков в стране регламентирована, оговорена многочисленными условиями, но это не помешало 18 банкам ведущих капиталистических стран открыть в КНР 22 отделения, в том числе в Шэньчжэне - 11, в Сямыне - 5, в Шанхае - 4. Эти банки, обслуживающие иностранные и совместные предприятия, могут также заниматься финансированием внешней торговли и отдельных проектов, кредитовать совместные предприятия в валюте и принимать от них депозиты (в валюте и юанях). Практикуются также некоторые совместные банковские операции, например по сдаче в аренду китайским и совместным предприятиям машин и оборудования. Но в целом пока не определилось до конца место иностранных банков в экономической реформе, вообще в банковской системе КНР. Слабо контролируется их деятельность. Создается впечатление, будто через эти совместные операции, довольно скромные по масштабам, китайские финансисты проходят у западных банкиров финансовую школу, служащую как бы дополнением к тем университетам хозяйственной деятельности, которыми являются особые экономические зоны.

Много надежд связывается с экспериментами, проводимыми в провинции Ляонин. Здесь с апреля 1988 года на ста крупных и средних предприятиях осуществляются параллельно две системы управления. Концепция "Две системы управления на одном предприятии" означает, что наряду с общенародной собственностью (или коллективной) будет существовать на предприятии также и собственность смешанного предприятия (с участием китайского и иностранного капитала). Далее, одновременно создаются и две системы управления - китайская модель и модель западная, которую используют зарубежные бизнесмены в соответствии с международной практикой.

Западные наблюдатели с известной долей разочарования отмечают, что внешняя торговля Китая остается весьма регламентированной. Некоторые виды экспорта по-прежнему подвергаются обязательным квотам, чтобы обеспечить адекватный приток иностранной валюты, в то время как другие виды товаров облагаются крупными экспортными тарифами, чтобы не поощрять их продажу за границей. Импорт ограничивается сложной системой лицензий и пошлин, цель которых - не допускать конкуренции с внутренними товарами и расходов иностранной валюты на предметы, покупка которых не продиктована необходимостью. Правительство КНР периодически вводит ограничения на экспорт из страны товаров, имеющих жизненно важное значение для развития национальной экономики. Особенно сократилось число сделок на вывоз из Китая сырьевых материалов и природных ресурсов.

Во время долгих бесед с мэрами городов, ведущими экономистами КНР мы то и дело наталкивались на проблемы, которые встали в повестку дня или находятся на стадии решения и у нас. В самом деле, практически одновременно в СССР и КНР введена плата за землю, приняты законодательства о воде, по элементы коммерции, вообще свойственные для экономики Китая, позволили скоро ввести в действие законодательство в непривычных для нас формах. К примеру, получили распространение аукционы по продаже прав пользования участками земли. Прошедший в Шэньчжэне аукцион дал такое право местной компании по строительству жилых зданий. Участок в 8,6 тыс. квадратных метров обошелся в 5,2 млн юаней (первоначальная цена - 2 млн юаней). Срок аренды - 50 лет. Причем не только китайцы, но и граждане других стран, поддерживающие дипломатические и деловые отношения с Китаем, могут получить право на пользование землей. Правда, не повсеместно, а только в трех городах - Шанхае, Шэньчжэне и Хайкоу. Такое решение тут рассматривают как необходимое условие для привлечения иностранных инвестиций в экономику китайских городов.

Тем не менее особенно не приходится рассчитывать на иностранный капитал как на надежный источник инвестиций. К примеру, в начале 1988 года свыше двадцати смешанных предприятий Шанхая вдруг оказались в критической ситуации из-за отказа зарубежных партнеров выполнять свои финансовые обязательства. О причинах сообщила газета "Чайна дейли": неблагоприятная рыночная конъюнктура, убыточность контрактов. Можно себе представить, какую все это создает нервозность, нарушая нормальный ритм осуществления больших проектов при участии инофирм.

Китайские организации готовы создавать совместные предприятия и с советскими организациями. Летом 1988 года в Пекине побывала делегация исполкома Моссовета. В результате подписан договор о создании на базе московского ресторана "Пекин" первого совместного советско-китайского предприятия в сфере услуг. Новая акционерная компания "Пекин в Москве" имеет фонд 4 млн рублей, из которых советской стороне принадлежит 70 процентов, китайской - 30. Ресторан будет получать из Китая продукты, приправы и даже полуфабрикат знаменитой "утки по-пекински". Наши собеседники в Харбине напомнили выступление М. С. Горбачева во Владивостоке, особенно то место, где говорилось о необходимости улучшать бытовые условия дальневосточников. Раз так, говорили нам, значит, потребуется в больших количествах кирпич. Северо-восточные провинции КНР готовы поставлять кирпич почти в неограниченном количестве. Я вспомнил бесконечные красные штабеля вдоль китайских деревень и поселков, которых хватило бы, пожалуй, еще на одну Великую китайскую стену. Китайские организации готовы также принять участие в переработке лесных ресурсов Советской Сибири и Дальнего Востока и наладить производство мебели для молодых городов зоны БАМа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://economics-lib.ru/ "Economics-Lib.ru: Библиотека по истории экономики"

Рейтинг@Mail.ru