Библиотека по истории экономики Библиотека по истории экономики

Новость
Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Закон о банкротстве

Мэр города Шэньяна У Дишэн говорил в беседе с нами, что видит путь к "живому и гибкому рыночному механизму" через систему рынков: предприятия, как самостоятельные единицы, участвуют в рыночной конкуренции. Это, по мнению мэра, ведет к тому, что хорошее берет верх над плохим. Такова реальность. Те же предприятия, которые не подтвердят свою жизнеспособность, должны объявить о банкротстве. Кстати, именно в Шэньяне произошло первое в Китае банкротство. Такая судьба постигла завод противопожарного оборудования - небольшое по нашим понятиям предприятие коллективного сектора, насчитывавшее всего 70 работников.

- Банкротство,- прокомментировал ситуацию У Дишэн,- это не чья-то субъективная воля, а реальность. Прежде убыточные предприятия жили за счет рентабельных, питались из "общего котла". У них не было нужды заботиться о росте прибыли. Теперь, с принятием Закона о банкротстве, у государства появился мощный рычаг воздействия на нерадивых.

Конкретно дело обстояло так. Два года назад трем убыточным предприятиям Шэньяна были предъявлены "желтые карточки". За год два завода поправили свою экономику, а третье предприятие с задачей не справилось. Его и объявили банкротом.

В сентябре 1986 года состоялась продажа с аукциона имущества завода. Оно было куплено за 200 тыс. юаней Шэньянской компанией по поставкам газа, которая предложила более высокую цену, чем 30 других производственных предприятий и отдельных лиц, участвовавших в аукционе.

Вместе с тем местные правительства всячески стараются не допускать банкротств - и без того хватает "ожидающих работы". В качестве альтернативной меры сокращения убыточности в Китае рассматривают сдачу в аренду мелких убыточных госпредприятий более сильным предприятиям или даже отдельным лицам. Отрабатывается механизм, позволяющий одновременно повысить заинтересованность работников в прибыльности и ограничить возможности в бесконтрольном растранжиривании средств. В 1983 году система отчислений от прибыли в госбюджет была заменена подоходным налогом с использованием стабильных ставок налогообложения. Ну а в дальнейшем предполагается отменить регулирующий налог на остаток прибыли, установив лишь фиксированный налог на конкретные виды продукции. Принцип такой: 55 процентов - в госбюджет, остальное (имеется в виду остаток прибыли) - предприятию.

В ряде случаев разрешается продавать акции убыточного предприятия. Усиливаются административные меры воздействия: предприятие, допустившее затоваривание, подвергается штрафу. В некоторых провинциях введен такой порядок: если долг превысит общую стоимость фондов, а совокупные убытки будут больше 80 процентов стоимости этих фондов, можно объявлять о банкротстве. Но и тут дальше экспериментов дело не пошло.

Во спасение убыточных предприятий активно развивается система аренды. Формула арендного подряда проста: отстающее предприятие общенародной собственности, когда все меры воздействия исчерпаны, сдается под залог коллективу, семье или частному лицу. Особенно широкое распространение аренда получила в сфере торговли. В промышленности она затронула в основном мелкие предприятия, но и на крупных отдельные цехи также сдаются в аренду.

Поначалу, знакомясь с фактами такого рода, я досадовал на наших хозяйственников, которые предпочитают при переводе отстающих на самофинансирование присоединять их к более сильным, с тем чтобы убытки одних растворить в прибылях других. Но каково же было мое удивление, когда я узнал, что и в Китае этот вариант используется довольно широко. Правда, присоединение убыточных предприятий к высокорентабельным сопровождается внедрением различных форм подрядной ответственности. Передовые предприятия без особого энтузиазма берут на себя такую обузу, но приходится. В качестве утешительного приза вывешиваются красные иероглифы, которые гласят: "Жизнедеятельность предприятия оживляет талантливый руководитель", "Предприятие оживляет предприятие" и т. д.

В Китае справедливо полагают, что подобная форма преодоления убыточности влечет за собой гораздо меньше социальных потрясений, чем применение Закона о банкротстве. Сами собой решаются такие непростые вопросы, как погашение долгов, социальное обеспечение, занятость людей. В печати можно встретить призыв "передавать имущественные права для сохранения предприятий". В этом усматривается новый этап перестройки хозяйственного механизма. Не знаю, не знаю, лично мне показалось это явно шагом назад от уже достигнутого...

Но вернемся к Закону о банкротстве - вопрос и для нас представляет практический интерес. Во время нашей поездки в Китай проект его обсуждался в Постоянном комитете ВСНП и был принят "в опытном порядке". Мы строили разные предположения и сошлись па том, что система банкротств не может развернуться в Китае широко. Главный эффект от закона - его воспитательное воздействие на отстающие, убыточные предприятия, которые теперь прилагают героические усилия, чтобы преодолеть кризис. Кстати, и местные правительства считают делом чести избежать банкротств, которые подрывают их репутацию. Тем более что закон предусматривает за это административную и уголовную ответственность, как руководителей предприятий, так и вышестоящей инстанции.

Мы спросили директора Шэньянского машиностроительного завода № 4 Чжэн И, как он относится к Закону о банкротстве. Что ни говори, первое банкротство произошло в их городе, здесь среди хозяйственников только и разговоров что об этом происшествии. То, что мы услышали от Чжэн И, в точности повторили и другие директора, которым мы задавали подобный вопрос. Все, с кем мы беседовали, новый закон одобряют. Правда, мы были только на передовых предприятиях или почти передовых - банкротство им в обозримом будущем не грозит.

- Я одобряю закон,- отвечает Чжэн И.- Он стимулирует директоров, побуждает активней вести дело, с большей предприимчивостью. Испытывая на себе такой нажим, даже угрозу того, что придется закрывать производство, все работники предприятия подтягиваются, повышают активность.

Эксперимент, связанный с применением санкций против убыточных предприятий, дает материал для размышления. Принципиальная позиция состоит в том, что предприятие, являясь самостоятельной единицей, не должно питаться из "общего котла" государства. Если руководители плохо хозяйствуют, местные органы власти проводят упорядочение работы отстающего предприятия. В отдельных случаях завод может получить дотацию от государства или финансовую помощь какого-либо гаранта - банка, компании. Но должна быть избирательность в протекционистских мерах. Одно дело, когда покрываются убытки, возникшие но причинам, не зависящим от предприятия. Другое дело - субсидирование тех, кто не умеет и не хочет работать.

Остро стоял вопрос о дисциплинарных мерах по отношению к работникам вышестоящих органов, ответственных за неэффективную работу предприятий. В законопроект после многочисленных обсуждений были внесены поправки и уточнения. Вот основные. Первая поправка - более четко определены цели закона, который должен отвечать развитию социалистической рыночной экономики, улучшению управления предприятием, повышению эффективности его работы, а также охране прав и интересов коллектива и его кредиторов. Вторая - больший акцент на защиту прав рабочих обанкротившегося предприятия, помощь в поиске работы и специальные гарантии безработным.

Вот, кстати, как сложилась судьба работников первого в истории КНР предприятия-банкрота: 20 из 70 рабочих вышли на пенсию по возрасту; 20 нашли другую работу, некоторые из них открыли свое дело (в этом случае городское правительство предоставляло беспроцентную ссуду размером в 500 юаней); остальные 30 на тот момент, когда мы были в Шэньяне, все еще искали работу. Теперь создаются профессиональные школы, где потерявшие работу могут повысить свою квалификацию. Согласно местным правилам те, кто не нашел работу, получают 75 процентов своей бывшей зарплаты в течение шести месяцев; еще семь месяцев им выплачивается страховка. И далее - пособие от управления по гражданским делам, если человек не смог найти себе занятие.

Фонды социального обеспечения формируются из отчислений, которые делают предприятия: 5 юаней от каждой тысячи юаней прибыли. К этим фондам прибегло местное правительство, чтобы поддержать бывших работников обанкротившегося завода.

В ходе оживленной дискуссии, которая велась в печати, четко прозвучала мысль о том, что Закон о банкротстве предприятий - это часть многоплановой экономической реформы. Поэтому требуется и дальше совершенствовать систему директорской ответственности. Пока что директора не всегда пользуются всей полнотой прав. Недостаточно рациональна политика цен: даже в условиях, когда цены на сырье значительно выросли, предприятия далеко не всегда могут изменить цены на свою продукцию.

Как показали последующие события, проведение в жизнь Закона о банкротстве натолкнулось на сильное сопротивление. Кстати, первая сессия ВСНП седьмого созыва, в повестке дня которой первоначально значился и проект этого закона, отложила его обсуждение. Некоторые считают, что банкротство вообще представляет собой капиталистическую процедуру, которая лишает предприятия защиты государства и отдает их рабочих "на волю рынка". Расхожий аргумент противников этого закона, кстати не лишенный резона, состоит в том, что массовые банкротства обострят проблему безработицы. Руководитель комитета по составлению проекта закона Чао Сиюань объяснил в интервью журналистам, что большинство китайцев рассматривают банкротство как "чудовище", угрожающее их экономической безопасности, в то время как система должна гарантировать их занятость.

Как бы то ни было, проблема убыточности продолжает оставаться весьма сложной. В провинции Хубэй для поддержания "на плаву" убыточных предприятий были выданы кредиты на 10 млн юаней. Но к чему привела такая благотворительность? Предприятия продолжают работать убыточно, а о возвращении кредитов не может быть и речи. В Ухане в подобных ситуациях поступают иначе. Недавно здесь проданы с аукциона 27 убыточных фабрик. Войдя в состав более крупных, лучше оснащенных заводов, они как бы обрели второе дыхание. По крайней мере, так нам рисовали картину китайские экономисты.

После всего услышанного на этот счет в Китае у меня тем не менее остались большие сомнения по поводу того, насколько выгодно передовым предприятиям слияние с убыточными. Покупать предприятие только для того, чтобы использовать площади, меняя всю "начинку", как правило морально устаревшую, накладно. А в чем же выгода? Наши коллеги-известинцы, побывавшие в Китае через год после нас, имели на этот счет любопытный разговор с директором Уханьского завода по производству полотенец Сяо Фанем, который так сказал о принципах слияния:

- Оно должно осуществляться исключительно на добровольных началах - это первое. Никакого администрирования! Экономическая выгода - единственно возможный аргумент. Второе - надо соизмерять силу прибыльного и слабость убыточного предприятия.

Первое должно быть достаточно сильным, второе - достаточно слабым. Иначе проиграют оба. Третье - нужна, очень нужна поддержка банков. Без их помощи невозможны маневры. И четвертое - чувство момента. Важно его уловить. Одинаково плохо, если ты опоздал и если поторопился.

Мудрено! Выходит, слияние предприятий - это вроде финансовой сделки с труднопредсказуемым результатом? Ничего подобного нашим хозяйственникам и не снилось. Дальнейший разговор с Сяо Фанем показал, что, как во всяком новом явлении, в практике слияния предприятий хватает проблем. Не отлажена, как следует система купли-продажи предприятий, оказавшихся на грани банкротства, не хватает квалифицированных посредников, "рынок слияния", как таковой, только-только складывается. Иногда за это дело берется какое-либо ведомство, но кончается успехом такое предприятие далеко не всегда. Да, административные методы управления и тут демонстрируют свою полную бесперспективность.

А как же сложилась судьба самого Закона о банкротстве? В конце концов он был принят и добавил новое и очень важное звено в китайский механизм товарной экономики: признание регулирующей роли закона стоимости - оживление конкуренции на деле - возможность закрытия предприятия-банкрота. Закон о банкротстве создает у коллектива устойчивое чувство повышенной ответственности за свою судьбу, побуждает тружеников активней участвовать в делах предприятия. Приходится думать и о повышении прибыльности, сбережении ресурсов, конкурентоспособности продукции.

Как уже говорилось, один из вариантов вывода предприятия из состояния банкротства - аренда. Интересный эксперимент провели в Ухане: здесь открыли торги на арендный подряд убыточных предприятий. Подрядчиками могли быть коллективы или отдельные лица. Вскоре эти предприятия стали приносить прибыль, ослабляя тем самым финансовое бремя государства. К примеру, группа из 21 человека взяла на подряд завод электродвигателей. Завод имел 12 млн юаней долга при общей стоимости имущества 15 млн. Рабочим довольно скоро удалось выправить финансовое положение предприятия. Через некоторое время агентство Синьхуа сообщило, что здесь же продано с аукциона, причем инофирмам, 33 предприятия машиностроения, металлургической, химической, текстильной промышленности. Расчет был на их техническое обновление, выход в прибыльные.

Многие китайские экономисты убеждены, что имущество предприятия-банкрота должно распродаваться с торгов. Рабочие же должны устраиваться на работу через бюро по трудоустройству либо искать ее самостоятельно (что в Китае весьма проблематично). Что же касается руководящих кадров, то, как уже отмечалось, их ждет смещение с постов, понижение в должности. Специалисты подвергаются штрафу и административным взысканиям, вплоть до уголовной ответственности. Члены партии - еще и партийным взысканиям.

Гао Шанцюань высказался в том смысле, что добровольное присоединение слабых к сильным гораздо лучше, чем объявление о банкротстве и закрытии слабых. Чаще так и происходит.

Более решительные шаги по преодолению низкой рентабельности производства предприняли руководители венгерской экономики. Характерен в этом отношении пример города Озд, где началось закрытие наиболее убыточных производств на предприятиях черной металлургии. При застойных явлениях в других отраслях это грозило безработицей для тысяч людей. Возник также вопрос о том, как быть с ветеранами. Свыше 500 металлургов, которым оставалось совсем немного до пенсии, получили возможность уйти на отдых досрочно. Около 700 человек приобрели на заводских курсах новые профессии. На освободившихся площадях получило развитие собственное машиностроение, где они и нашли себе применение.

Сложнее оказалось с теми, кто остался не у дел. В течение полугода им предполагалось выплачивать пособие в размере 100 процентов от средней зарплаты. Затем пособие предусматривалось снизить до 71,5 процента, а по истечении года выплаты прекратить вовсе. В этой ситуации единственный выход - участие в "общественно полезных работах", финансируемых из специального правительственного фонда и организуемых городскими властями: ремонт дорог и тротуаров, прокладка коммуникаций, посадка деревьев, уборка территории. Вариант не самый блестящий, но все же дающий средства к существованию. Кстати, "общественно полезные работы" - это также спасательный круг для уволенных без права на пособие прогульщиков, пьяниц и пр.

Пока шли сокращения на металлургическом заводе, разрабатывались проекты по созданию в городе 2 тыс. новых рабочих мест. Венгерский кредитный банк предоставил коммерческую ссуду на эти цели. Часть средств была выделена из правительственного фонда по обеспечению занятости. Горсовет предоставил льготы предприятиям, кооперативам, которые хотели бы создать в Озде свои филиалы.

А что у нас? При расторжении трудового договора в связи с сокращением работнику сохраняется средняя зарплата на период трудоустройства, но не больше двух месяцев со дня увольнения, а в отдельных случаях - еще и третьего месяца. Негусто, что и говорить. Во всяком случае, по сравнению с китайским и венгерским вариантами.

Закон о банкротстве в Китае сначала распространялся только на предприятия госсектора и не относился к предприятиям коллективным и с участием иностранного капитала, надо полагать, чтобы не отпугнуть иностранных инвесторов. Однако Постоянный комитет Собрания народных представителей провинции Гуандун недавно принял проект правил о банкротстве предприятий с участием иностранного капитала в особой экономической зоне Шэньчжэнь. С деятельностью этих предприятий связывались большие надежды, но 12 процентов фабрик оказались убыточными. Решение принято такое: если ситуация не изменится, собственность этих предприятий будет распродана, чтобы обеспечить страхование работников, заплатить налоги государству и рассчитаться с кредиторами. Работникам обеспечивается прожиточный минимум на весь срок поиска нового места работы.

Для нас же актуальней постановка вопроса в иной плоскости: какими должны быть гарантии зарплаты в условиях самофинансирования? Ведь переход на новые ставки и должностные оклады может быть осуществлен только при условии успешной работы коллектива. Что касается убыточных предприятий, то тут требуется конкретный анализ - нахлебников быть не должно. Здесь мы не станем рассматривать ситуации, когда решение проблемы связано с объективными обстоятельствами, в частности с несовершенством системы ценообразования. Ну а если низкие доходы или их отсутствие вызваны собственными недоработками, то еще в течение некоторого времени предприятия могут получать банковские кредиты. Имеется в виду, что они выправят положение. Если и это не даст эффекта, то должно быть использовано положение статьи 23 Закона о госпредприятии, предусматривающее - при длительной убыточности и неплатежеспособности предприятия - прекращение его деятельности. Все так! Но что потом делать с оборудованием, куда деть людей, которым должны быть обеспечены гарантии занятости? Ведь не каждый слесарь или токарь пойдет за прилавок или в ателье, где пока нехватка людей.

Юрий Савенков в одной корреспонденции из Пекина рассказал, как решаются подобные вопросы в Китае. Пекинский завод по производству коробок скоростей, являющийся сильным предприятием, купил слабое - фабрику кустарных металлоизделий, чем и предотвратил ее банкротство. Соглашение подписали: Пекинская автомобильная промышленная корпорация, которой подчинен завод, и правительство района Чаоян, на территории которого размещается фабрика. Условия соглашения довольно жесткие: если одна из сторон попытается разорвать узы, она должна будет выплатить огромный штраф - миллион юаней и, кроме того, компенсировать все капиталовложения. В результате коммерческой сделки правительство района Чаоян получило в свои активы 5 млн юаней. Но не сразу: завод обязался выплатить эту сумму частями - в течение восьми лет.

А вот еще китайский вариант решения проблемы. Власти поселка Фэнтан восточнокитайской провинции Аньхой провели аукцион по продаже убыточного предприятия - местной мукомрльной фабрики. Эта фабрика, насчитывающая около 40 рабочих и служащих, просуществовав пять лет, накопила убытков свыше 80 тыс. юаней. Причиной были просчеты в деятельности администрации. Надо было как-то поправлять дело, тогда и пришла идея аукциона. Публичные торги, о которых было широко объявлено, вскоре состоялись и принесли в местную казну 300 тыс. юаней. А хозяином стал местный житель Сунь Чэнцзюй. Есть, оказывается, состоятельные люди в китайской глубинке!

Сунь Чэнцзюй в свое время занимал административные и партийные должности на селе, имел за плечами определенный опыт управленческой работы. Последнее

время занимался индивидуальным трудом. В свои 43 года он полон энергии. Сунь выработал свой план "наступления на убытки". Надо сказать, история с мукомольной фабрикой вызвала в Китае оживленные споры. Газета "Жэньминь жибао" писала, что, с точки зрения некоторых людей, это не что иное, как "превращение общественного в частное", "капитуляция перед индивидуалом". Не давая однозначного ответа на такую постановку вопроса, газета приводит мнение поселкового комитета КПК, который полагает, что продажа с аукциона коллективного предприятия отдельному лицу равнозначна передаче и концентрации в одних руках и права собственности, и права хозяйствования, а это может благоприятно сказаться на развитии производства. В принципе в Китае много говорят о преимуществах разделения этих прав. К тому же жизнь, конечно, сложнее схемы, но что такое, собственно, коллективное предприятие, как не совмещение этих прав? (В отличие от госсектора.)

Впрочем, возможность банкротств вовсе не исключена, раз она законодательно закреплена - вначале в КНР, а теперь и в нашей стране. Например, в Минске ликвидирована табачная фабрика - такое решение принял Госагропром Белоруссии. Перестало действовать предприятие, существовавшее с августа 1944 года. Причин много. Предприятие очень старое, технический уровень его производства не отвечал современным требованиям. Резко снизился спрос на минские папиросы. Еще одна причина: фабрика находилась почти в самом центре города. По генеральному плану развития предполагался ее вынос за пределы Минска. Но расчеты показали: табачное производство здесь вообще не нужно. А люди, работающие на этом предприятии, как быть с ними? Где и как их трудоустроить? Рабочие предложили закрывать фабрику не всю сразу, а поэтапно, чтобы без спешки трудоустроить высвободившихся. Такое пожелание было учтено. Закрывая предприятие, в Минске проявили такт, терпение и внимание. Специально созданная комиссия знала все о каждом работнике фабрики. И с каждым была личная беседа. На ней человеку предлагали работу, учитывали встречное желание.

Суть проблемы - в социальных гарантиях, которые общество должно предоставить работникам обанкротившихся предприятий. Система страхования по безработице (она включает кроме работников обанкротившихся предприятий также тех, с кем был расторгнут договор, и тех, кто уволен за нарушения дисциплины) в стране только создается.

Прежде считалось, что, коль скоро предприятие относится к общенародной собственности, оно не может быть продано и сращивание предприятий должно происходить только испытанным административным путем. По мере развития и оживления экономики министерства и местные правительства, в чьем распоряжении находятся предприятия, отказываться от своих нрав просто так не собирались. Ведь они вложили средства в их развитие, субсидировали в трудную минуту, спасая от краха.

С 1 ноября 1988 года Закон о банкротстве вступил в действие. И опять "в опытном порядке"! Тем не менее пекинская газета "Чайна дейли" поспешила объявить, что в ближайшие два года в Китае станут банкротами 30 тыс. предприятий, на которых сегодня занято несколько миллионов человек. Свой прогноз газета связывает с тем серьезным материальным ущербом, который наносят экономике КНР убыточные заводы и фабрики. О кандидатах в банкроты сказано, что они заботились о получении прибылей, но не уделяли достаточного внимания улучшению управления и повышению эффективности производства.

Перечитал сообщение и улыбнулся: одно не живет без другого - прибыльность и эффективность. Раз банкрот, значит, убыточен! Но проблема, действительно, есть. В 1988 году государственные дотации предприятиям госсектора достигли 40 млрд юаней - это половина суммы их доходов. Только за первое полугодие 1988 года число убыточных предприятий в Китае возросло на 17 процентов. Наибольшее число их в центральных и западных районах КНР - в угольной, химической, нефтяной промышленности, в стройиндустрии. Некоторые из этих заводов и фабрик продаются с аукциона, сливаются с более сильными.

Газета "Жэньминь жибао" рассказала историю Муданьцзянского котельного завода, оказавшегося перед лицом банкротства. Завод давал убытков более 6 млн юаней в год. По инициативе городского правительства состоялся открытый конкурс на подрядчика. Крестьянин У Яньчэн, победивший в конкурсе, предпринял четыре важных шага: на ключевые посты выдвинул квалифицированные кадры; пригласил экспертов из числа специалистов и инженеров; реорганизовал заводоуправление, сократив почти наполовину численность управленцев; перестроил систему оплаты труда, обеспечив распределение по труду. Прошло полгода, и предприятие дало первую прибыль - 318 тыс. юаней. Итоги первого года работы по-новому обещают около миллиона юаней прибыли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://economics-lib.ru/ "Economics-Lib.ru: Библиотека по истории экономики"

Рейтинг@Mail.ru