Библиотека по истории экономики Библиотека по истории экономики

Новость
Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сколько у завода планов!

- Новая система управления,- отметил в беседе с нами заместитель председателя Постоянного комитета ВСНП Хуан Хуа,- начинает функционировать в рампах прежнего хозмеханизма. Отсюда много противоречии и проблем, что само по себе является неизбежным.

Ну, это нам знакомо: сами ведем радикальную реформу в условиях пятилетки, верставшейся по старым Юнонам. Из всего того, что мы успели увидеть и узнать Китае, мне больше всего импонировала нацеленность механизма китайской экономики на развитие самостоятельности и инициативы кадров. Все блага должны быть заработанными - а заработать нелегко.

Начнем с планирования: главная изюминка заложена именно в нем. Если выразить смысл происходящих преобразований в двух словах, то речь идет, во-первых, о том, чтобы ограничить роль централизованного плана и ослабить контроль за работой предприятий со стороны министерств, во-вторых, перевести предприятия на хозрасчет и расширить "горизонтальные" связи между ними и, в-третьих, расширить полномочия руководителей низового звена, усилить материальное стимулирование на производстве. Это конкретно о реформе. А если взглянуть шире, то перестройка планирования нацелена на ослабление директивных начал в экономике и усиление рыночных факторов развития.

"Тройственная смешанная экономика", доминирующая в промышленности КНР, включает директивный план на продукцию стратегического назначения и твердые цены на нее, направляющее планирование с использованием налогов, кредита и других экономических рычагов, скользящих цен и, наконец, свободное рыночное регулирование, которое охватывает производство товаров, комплектующих изделий и пр. По примерным оценкам ведущих китайских специалистов, доля директивного планирования составляет 30 процентов промышленной продукции. Далее - направляющее планирование, доля которого - 40 процентов. Направляющий план носит более демократичный характер, он устанавливает общий объем продукции, без подробной номенклатуры, и, как правило, работы, ведущиеся по этому плану, не обеспечиваются государственным снабжением сырья. Государство не осуществляет жесткого контроля за направляющим планом. Третий раздел плана - рыночное регулирование, на его долю падают оставшиеся 30 процентов промышленной продукции. Нам доводилось слышать, что некоторые предприятия всячески противодействуют переводу в сферу направляющего планирования и тем более - рыночного регулирования. Почему? Опасаются лишиться гарантированного снабжения и сбыта. Это нам знакомо: реформе противодействуют прежде всего те, кто предпочитает спокойную жизнь, не желает отказываться от привычных методов хозяйствования, когда основные проблемы за тебя решают вышестоящие органы.

Мы не сказали о ценах, а это тоже важный момент. Установлено соответственно три вида цен: стабильные, плавающие и договорные. А как меняются в новых условиях функции центральных экономических органов? Весьма существенно. Сокращается объем промышленной продукции, который устанавливается в директивном порядке. На крупных предприятиях КНР до 80 процентов объемов производства охватываются директивным планом (вспомним наши всеохватывающие госзаказы в их первоначальном варианте). На средних предприятиях доля директивного плана установлена в объеме 50 процентов, на мелких - всего только 20.

Продукцию, относящуюся к сфере направляющего планирования предприятия, реализуют через систему государственного опта, розничную торговлю или на свободном рынке. В зависимости от способа реализации продукции применяются либо плавающие, либо договорные цены. Легкая промышленность КНР находится в основном в сфере направляющего плана. Поэтому предприятия этой отрасли могут рассчитывать только на важнейшие виды сырья из госресурсов, все остальное надо приобретать на рынке по более высоким ценам. В принципе подобная форма снабжения хороша при изобилии ресурсов. Но при существующем в Китае дефиците внедрение такой системы неизбежно повлекло за собой рост цен, а значит, и повышение себестоимости, уменьшение прибылей, удорожание капитального строительства. Отмечались на первых порах также снижение дисциплины поставок, повышенный интерес к внеплановой продукции, сбываемой, как правило, по более высокой цене. В ряде случаев оказалось более выгодным производить промежуточный продукт (его можно реализовать на рынке по высокой цене). Нередко предприятие оказывается в двойственном положении: как потребитель сырья, заинтересовано попасть в сферу директивного планирования (по-нашему - в сферу госзаказа), а как производитель дефицитных изделий, предпочитает воспользоваться преимуществами рынка с его более высокими ценами. В Китае не побоялись такого рода осложнений - ради оживления экономики, Развития инициативы предприятий. Чтобы научиться плавать, надо... плавать. Оставлен был и страховочный канат. Он в том, что к сфере директивного планирования отнесены показатели численности рабочих и служащих, фонда зарплаты и объемы капстроительства это касается и тех предприятий, которые целиком наедятся в сфере направляющего планирования.

Ну а третий элемент - рыночное регулирование? С ним не все однозначно. И обеспечение производства ресурсами, и сбыт продукции осуществляются на рынке часто по свободным ценам.

При общей схеме "триада" планов может распадаться в различных пропорциях. К примеру, в промышленном комплексе города Чунцина директивный план охватывает только 7 процентов программы, а на рыночное регулирование приходится вообще мизер - 2 процента выпускаемой продукции, зато направляющее планирование охватывает 91 процент объемов производства. Такой кажущийся перекос объясняется структурой промышленности. Как нам объясняли в Китае, директивный план доминирует в базовых отраслях индустрии; что же касается рыночного регулирования, оно является уделом местной промышленности. Сезонная продукция, сфера услуг также регулируются через рынок. Допустим, на Чунцинском заводе энергетического машиностроения директивный план составляет 60 процентов программы, а на заводе киноаппаратов его нет вовсе.

Вообще эта плановая "триада" заинтересовала нас, и мы решили вплотную заняться ею в Харбине, а затем в Шэньяне, которые лежали на нашем пути. Новая климатическая зона стала ощущаться уже в аэропорту Харбина. Снега было мало, но землю сковал мороз. По пути из аэропорта в город нам встречались вороные и буланые лошади, запряженные в телеги. Почти как в России... Кстати, до нее довольно близко. Гостиница, в которой мы остановились, была вполне европейского типа и носила название по-китайски сентиментальное - "Селение цветущего сада". Мы узнали, что в городе 2,3 млн жителей, разумеется в это число входят и 600 тыс. жителей сельских районов, считающихся пригородами.

В тот же день нас принял мэр города Гун Бэньянь, невысокий плотный человек 52 лет.

- В 50-е годы,- напомнил Гун Бэньянь,- СССР послал много специалистов в КНР, чтобы поднять экономику страны. Это оставило глубокий след в памяти людей. Мы с благодарностью вспоминаем то время. Теперь опять расширяются наши связи, особенно в приграничной торговле, которая достигла 38 млн швейцарских франков.

Мы заинтересовались, почему наш товарооборот измеряется в швейцарских франках. Оказывается, эта валюта принята в советско-китайской торговле с 50-х годов благодаря стабильности курса. Сейчас китайцы предлагают перейти на расчеты в долларах США. Мы согласились с собеседником, что резервы развития торговли у нас очень велики и их надо использовать, "не повторяя старого, хотя и не забывая его светлых и теневых сторон".

Гун Бэньянь в прошлом - директор местного завода тяжелого станкостроения. Он мог сравнивать: прежде завод напрямую подчинялся министерству, которое устанавливало план, выделяло фонды, зарплату. Если план выполнялся досрочно, рабочие сидели без дела до получения очередного задания. Теперь, выполнив задание, надо тут же браться за новое дело. Правда, дополнительные ресурсы приходится добывать на рынке по ценам договоренности, а деньги на покупку материалов - брать в кредит.

Ну а как практически формируется план сегодня? Собственно, у завода два плана: директивный (30 процентов) и направляющий (40 процентов). Остальное реализуется через рынок.

Государство в централизованном порядке определяет объем производства важнейших видов ресурсов. Но и здесь далеко не все втиснуто в рамки директивного плана. К примеру, в 1987 году в КНР намечалось произвести только 42 млн тонн стали, которая остается в дефиците, но и при этом конкретные задания металлургии получили лишь на 20-22 млн тонн. Остальное распределялось через направляющее планирование и Даже через свободный рынок, по крайней мере сверхплановая металлопродукция. Номенклатура продукции, контролируемая плановыми органами, снизилась со 123 видов в 1980 году до 60 видов в 1986-м, а ее удельный вес в валовой продукции - с 40 до 20 процентов. Централизованным порядком распределяются сегодня всего 20 наименований продукции из 256 (чугун, медь, прокат, алюминий, уголь, цемент, сера, каучук, мазут, оборудование, автомобили и др.).

Согласитесь, что по сравнению с тысячами наименований продукции, которые благополучно перекочевали у нас из директивного плана в госзаказ, такая решительная децентрализация плана впечатляет. Рыночные начала китайской экономики, подобно мощному прессу, выдавливают все директивное, невыгодное производству, иной раз вообще нелепое. А раз роль централизованного плана ослабляется, соответственно меняются - не могут не меняться - функции министерств и ведомств.

К концу 1988 года, когда на подрядную форму работы в КНР перевели 85 процентов госпредприятий, директивный план сократился до 20 процентов объема промышленного производства страны, остальное же перешло в сферу направляющего планирования (формально необязательного для предприятия) и рыночного регулирования. Что касается номенклатуры, в плане остались лишь укрупненные позиции, и число их незначительно. Резко сокращена номенклатура централизованного материально-технического снабжения. Но обострились и противоречия, связанные прежде всего с тем, что старый хозмеханизм демонтируется, а новый еще не сформировался. Образовавшийся разрыв снижает степень управляемости экономики. Что ж, знакомая картина...

Все эти годы продолжалось интенсивное преобразование структуры органов Госсовета КНР и их функций. Так, ряд отраслевых министерств и ведомств были резко укрупнены. В 1986 году началось создание государственных комитетов, головных органов по группам министерств. Был образован Госкомитет по машиностроению. На провинциальном уровне созданы единые экономические комитеты и отраслевые компании. Провинциальным правительствам дана широкая самостоятельность в хозяйственных вопросах, определении пути к прибыльности. Нет пока четкого разделения полномочий между центральными и провинциальными хозяйственными органами, что создает подчас некоторые трудности, дублирование, бюрократическую волокиту. Центральные ведомства время от времени предпринимают попытки расширить контрольные функции и даже стремятся оперативно управлять предприятиями, переданными в провинциальное подчинение.

Не станем судить, насколько оправданны такие действия центра. Иной раз они выглядят вполне обоснованными. К примеру, Госсовет КНР несколько раз выпускал строгие директивы, направленные на обуздание рыночной стихии, ограничение роста цен. Рыночная экономика, как тугая пружина, создает мощный стимул Для "саморазвития" предприятия. Сфера рынка расширяется. Товаром становятся машины и оборудование.

Разговор на данную тему мы продолжили в Шэньяне . Чжэн И, директор Шэньянского машзавода № 4, на вопрос, что требуется для совершенствования хозмеханизма, назвал два фактора: доброжелательную атмосферу на производстве и создание условий, отвечающих потребностям развития предприятия. Подумав, Чжэн И прибавил: нужно дать директору больше конкретных прав, в частности предоставить возможность вести реконструкцию без указки сверху, по собственному разумению определять источники снабжения сырьем, электроэнергией. Подмывало спросить: а как же знаменитые 510 пунктов, по которым расширены права директора? Или все это только на бумаге? Думаю, не только на бумаге. Но несомненно и то, что директивные органы и здесь, в Китае, неохотно отказываются от тех прав и рычагов управления, которыми пользовались несколько десятилетий.

Мэр города Шэньяна У Дишэн, человек острого ума, осмысливая ситуацию в стране, заметил в беседе с нами, что общество возлагает особые надежды на механизм, поощряющий активность людей, стимулирующий их движение вперед. Суть преобразований - преодолеть безразличие к результатам собственного труда.

- Раз предприятие является товаропроизводителем,- рассуждал мэр,- надо дать ему инициативу в распределении, ограничить сферу распределительных действий государства. Это значит, государство должно меньше вмешиваться в дела предприятия, приоритет следует передать гибкому рыночному механизму.

Позже я имел возможность оценить, насколько далеко видел У Дишэн перспективу реформы. На XIII съезде КПК прямо было заявлено, что сфера действия планов и рынка теперь распространяется на все общество. Рабочим механизмом экономики провозглашен механизм "государственного регулирования рынка и Рыночного ориентирования предприятий". Государство Должно теперь регулировать состояние рынка, соотношение спроса и предложения, создавать в стране благоприятную экономическую и социальную среду, подсказывать правильные хозяйственные решения предприняли. В руках государства остаются необходимые экономические, юридические и административные рычаги.

Вспоминаю встречу в Госплане СССР. Интересовал меня тот же вопрос: как меняются в новых условиях функции этого ведущего органа хозяйственного управления?

- Планирование должно приобрести принципиально иное качество,- разъяснили мне,-" определять перспективную стратегию, основные приоритеты и цели социально-экономического развития страны, обеспечить оптимальное сочетание централизованных начал с самостоятельностью предприятий. Сверху предприятие получает четыре группы исходных данных для разработки своей производственной программы: контрольные цифры, долговременные стабильные экономические нормативы, государственные заказы и лимиты. В соответствии с исходными данными, а также прямыми заказами потребителей предприятия заключают хозяйственные договоры и формируют свои планы. Отныне им придется самостоятельно завоевывать рынок сбыта, иначе они не заработают даже на зарплату.

Да, сегодня мы вправе говорить об известной демократизации планирования. В нашей стране ее связывают прежде всего с развитием прямых связей изготовителей и потребителей, организацией оптовой торговли средствами производства, открывающей широкие возможности для производства машин и агрегатов на конкурсной основе. Прежде, когда техника распределялась между хозяйствами по разнарядке, брали любую машину - ведь дареному коню в зубы не смотрят. Соответственно и эксплуатировали. Теперь же, когда начали внедрять хозрасчет, люди стали считать деньги и рас ходы. И пошли отказы от комбайнов и тракторов. Промышленные предприятия отказываются от ненужных станков. А коль скоро образуется избыток техники, производители начинают всерьез заниматься ее усовершенствованием, организуют выпуск других изделий, в которых есть нужда.

Жесткая система госзаказов, очень быстро охватившая не только важнейшую продукцию, но и совсем не важную, представляется менее гибкой, чем "триада) планов, действующая в промышленности Китая. По нятно, что и "триада" не лишена изъянов. Назовем хотя бы галопирование цен на рынке средств производства, разорительное для многих предприятий. Да, директор получил право на самостоятельное хозяйствование, но, разумеется, в рамках плановой "триады" Неоднозначно решается проблема, как реализовав те самые знаменитые 510 пунктов директорских праг-которые дала ему реформа. Права правами, но раньше всего директор обязан наладить хорошие отношения с парткомом и профсоюзом, постараться избежать обвинений в неправильном проведении установок партии. Вероятно, при этом приходится и лавировать.

Чжэн И заметил по этому поводу, что директор должен уметь собирать мнения всех слоев работников

не поступать как тиран". Иначе говоря, учитывать мнение трудового коллектива, о парткоме и говорить нечего - его влияние на принятие хозяйственных решений остается сильным. Но в условиях реформы для директора все же важнее уметь анализировать экономику предприятия, проявлять предприимчивость, знать и учитывать рыночную конъюнктуру, которая меняется чрезвычайно быстро.

Чжэн И рассказал, как строятся его отношения с партнерами. Заниматься этим приходится каждодневно, поскольку государство обеспечивает предприятие ресурсами всего на 40 процентов программы. Остальное надо где-то добывать. Покупать на рынке - разоришься. Как быть? Большое значение придается развитию прямых связей, при которых предприятия как бы создают друг для друга определенные гарантии. У Шэньянского машзавода № 4 есть долгосрочный контракт на поставки металлопродукции с местным сталь-заводом. Цены, конечно, повыше государственных на 20-30 процентов, но, по крайней мере, есть твердая гарантия, что срывов не будет, программа завода полностью обеспечена ресурсами. Норматив на запасы материалов не устанавливается, так что можно накапливать, сколько удастся. Снабженческие органы поставляют незначительную часть ресурсов, в основном мелкую комплектацию. Зато директор сам решает, как распределить остающуюся на заводе часть прибыли, предъявлять ли санкции к поставщикам или найти взаимно приемлемый вариант. Успех во многом зависит рыночной конъюнктуры. Предприятие, выпустившее продукцию низкого качества или недостаточно высокого технического уровня, неминуемо оказывается в проигрыше - конкуренты сбывают свой товар по более выгодной цене. Ну а при равных условиях выигрывает тот, кто обеспечил наименьшие издержки производства.

В 1979 году, когда только еще начинались первые шаги реформы, валовая продукция Харбина составляла 4 - 5 млрд юаней. Через семь лет она возросла до 9,8 млрд. Соответственно увеличилась прибыль - с 0,5 до 1 млрд. А вместе с предприятиями, подчиненными провинции Хэйлунцзян, они дают 1,6 млрд юаней прибыли. Таков итог развития инициативы, самостоятельности предприятий.

- Прежде, когда все определялось государственным планом,- заметил мэр города Харбина Гун Бэньянь,- мы имели убытков до 30 млн юаней, и это никого не волновало. Теперь надо думать и о прибыли, и о конъюнктуре рынка.

На Харбинском льнокомбинате мы узнали поразившую нас новость: на 1987 год директивного плана ему не устанавливалось вовсе. Директор льнокомбината Лю Шулунь рассказал, что теперь он получил право вести переговоры и сотрудничать с зарубежными фирмами. Мы спросили Лю Шулуня, как работается в условиях резко сокращенного директивного плана?

- С ним было проще,- признается он,- мы не беспокоились о росте прибыли и сокращении издержек, обновлении ассортимента и завоевании места на рынке. Хорошо ли, плохо ли работали - на материальном положении людей это никак не отражалось. До 1984 года не вылезали из убытков, 2 млн метров тканей залежались тогда на складе - и ничего! Теперь такая работа означала бы банкротство. Сейчас работаем вообще без директивного плана - получаем только направляющий план. Пришлось всерьез заняться ассортиментом.

Мы видели, какие красочные льняные ткани, смесовые - с полиэстром производят харбинские текстильщики. Предприятие экспортирует товары в Японию и США, работает с прибылью. Правда, и здесь та же проблема: сырье приходится добывать на рынке по свободным ценам, а они бывают довольно высокие. В какой мере свободна "свободная" цена? В той, в какой она отражает дефицитность продукции, ее качество, технический уровень.

Теперь больше внимания приходится уделять сбыту. А значит, заботиться о расцветке, качестве, изучать спрос в стране и на мировом рынке, считать каждый юань прибыли. В общем, производство строится в соответствии со спросом, растут и доходы.

В 1985 году получено 12 млн юаней прибыли, в 1986-м - 28 млн. Мы поинтересовались, как строятся взаимоотношения на внутреннем рынке с родственными предприятиями. Нам ответили, что элементы конкуренции есть. Это заставляет постоянно вести поиск, обновлять ассортимент продукции. Большое значение придается укреплению высокой репутации предприятия, Лю Шулунь в числе факторов успеха выделяет мобильность производства, опережение в добывании информации о меняющемся спросе. Важно также заполучить на рынке наилучшее сырье, сократить до минимума издержки производства. Это дает возможность устанавливать пониже цену и, значит, быстрей сбывать товар.

Другой Харбинский завод - шариковых подшипников - на рыночную систему перешел в 1987 году, во время нашей встречи с директором к этому только еще готовились. Кто-то из нас спросил, нет ли опасений, что производство будет лихорадить из-за нехватки ресурсов?

- Таких опасений нет,- уверенно ответил директор завода Ма Цзибо.

- А если поставщик подведет?

- Тогда он должен будет компенсировать ущерб в полном объеме - согласно Закону об экономических контрактах. Кроме того, за нами остается право обратиться в экономический арбитраж.

Проект плана на 1987 год рассматривался трижды: когда принимались заказы и формировалась первоначальная программа, затем заказы уточнялись и, наконец, был утвержден окончательный план.

А как с металлом? Государство выделило специальную подшипниковую сталь на самые ответственные задания. Остальное пришлось искать на рынке. Подписан контракт с местным прокатным заводом, который ориентируется на нужды завода шариковых подшипников. В штате завода - целая армия "толкачей", они безвылазно сидят на предприятиях-поставщиках, следят за прохождением заказов. На страже интересов завода-потребителя также арбитраж, где можно истребовать возмещение убытков за срыв поставок, оговоренных контрактом.

Впрочем, у завода есть еще одна возможность для Маневра. Это - выход на мировой рынок через генеральную импортно-экспортную компанию. Валюта у предприятия есть: пятая часть производимых подшипников идет на экспорт, а из вырученных валютных поступлений 51 процент остается в распоряжении завода. Директор обязан реализовать их в соответствии с инструкцией: 30 процентов направить целевым назначением на закупку новой техники и лишь оставшийся 21 процент ("свободная" валюта) может использоваться на покупку импортных материалов.

Работая в новых условиях, директор должен считать каждый юань. Перспективы обновления продукции, технического перевооружения, да и все благополучие коллектива, теперь зависят от прибыли, точнее, от той ее части, которая остается в распоряжении предприятия после разного рода обязательных налогов и отчислений.

На Харбинском льнокомбинате мы буквально с карандашом в руке пытались разобраться во всех этих выплатах, которыми опутана экономика китайского предприятия (общая схема, провозглашенная реформой, допускает массу вариантов). Директор комбината Лю Шулунь взялся нам помочь. Первое отчисление - налог на реализованную продукцию, составляющий 10 процентов прибыли (прежде брали 18 процентов). Оставшаяся сумма делится так: 55 процентов общей прибыли - подоходный налог. Далее, регулирующий (прогрессивный) налог - 12,5 процента (за последнее время он увеличился почти вдвое), налог на развитие объектов транспорта и энергетики. Подсчитали: из каждого миллиона юаней прибыли в распоряжении комбината остается 280 тыс. А нужно еще осуществлять техническое перевооружение цехов, обновлять продукцию, строить жилье или покупать готовые квартиры для рабочих, делать отчисления в фонды образования и просвещения, материального поощрения рабочих.

Используя нашу терминологию, можно сказать, что средний норматив распределения прибыли в промыт ленности Китая еще ниже - в распоряжении предприятия остается 165 тыс. юаней из миллиона. Так что Харбинский льнокомбинат еще в льготных условиях. Но опять же это общая схема. На практике все строится исходя из реально полученной прибыли - идет негласное перераспределение между сильными и слабым предприятиями. Увы, и тут уравниловка.

Итак, в 1986 году льнокомбинат получил чистой при были более 10 млн юаней (после выплаты налога на реализацию). 5,5 млн составил подоходный налог 1,2 млн - регулирующий. В распоряжении предприятия осталось 2,8 млн юаней (это за вычетом общего для всех налога на развитие транспорта и энергетики) Комбинат нуждается в жилье, поэтому сдает еще налога на строительство домов. Налог на строительство жилья 42 можно и не вносить, но тогда не будут выделяться квартиры. Кроме того, 2 процента общей суммы составляет налог па развитие образования и просвещения.

Тут наш корреспондент в Пекине Юрий Савенков продемонстрировал свою эрудицию, напомнив оценку ситуации в экономике, данную газетой "Цзинцзи жибао": уменьшаются поступления в бюджет, повышается себестоимость продукции, увеличивается количество убыточных предприятий.

- Это не относится к нам,- услышали мы в ответ.- Налоги не уменьшались, а, напротив, увеличивались.

Ну что ж, ситуация на производстве может складываться по-разному. Но нельзя не видеть и того существенного, что внесла хозяйственная реформа. Завод, многие годы замкнутый на собственном производстве, подобно большому цеху, теперь становится самоуправляющимся организмом. Он обязан сам себя финансировать, нести на себе реальный груз ответственности. Да, бремя централизованных и местных налогов с годами не становится легче. Сумма отчислений в пользу государства по годам пятилетки обычно носит прогрессивный характер и возрастает год от году. Наряду с этим китайским предприятиям установлен норматив роста фонда заработной платы в зависимости от роста прибыли и налоговых отчислений, но независимо от численности работников. Этому нормативу придается важное значение. Считается, что в результате его действия численность работников растет медленней, чем объем продукции.

Таков принцип. Но во время поездки по городам Китая мы не раз убеждались, что самые эффективные лозунги и программы нередко нарушаются, идеи деформируются, весьма заметные поправки вносят местная практика, само понимание сути реформ. Китайская печать заполнена материалами, в которых приводятся факты неэффективного ведения хозяйства, разбазаривания средств на необоснованные премии, "дорогостоящие лимузины с капиталистического рынка", излишние насадные расходы. Таковы реалии...

Это и нам хорошо знакомо: деньги, поступающие из централизованного фонда, как бы чужие, тратить их не жаль. Более того, не успел потратить - на следующий год срежут фонды. Так что трать и ни о чем не думай. Только хозрасчет меняет ситуацию, причем принципиально. Теперь в Китае промышленные предприятия начинают зарабатывать свои фонды и ощущают более осязаемо: лучше поработал коллектив - больше осталось для собственных нужд (в том числе валютной выручки, полученной от экспорта продукции, в ряде случаев на треть и более остающейся в распоряжении трудового коллектива).

Но и тут в реальной жизни многое выглядит не совсем так, как в теоретической модели. Конечно, не надо упускать из виду точку отсчета. По официальным данным, доля прибыли, остающаяся в распоряжении предприятий госсектора, увеличилась с 3,7 процента в 1978 году до 42,4 - в 1986-м. Фактически, по расчетам специалистов, предприятия отчисляли в 1986 году в госбюджет, а также разным ведомствам и местным органам четыре пятых прибыли. Для развития производства и премирования персонала фактически оставалось по 300-400 юаней в расчете на одного работника. Разумеется, этого крайне мало. И именно стремлением все-таки перестроить производство, добиться конкурентоспособности продукции - при острой нехватке собственных средств - объясняется во многом нынешняя "акционерная горячка", охватившая многие китайские предприятия,- массовый выпуск акций, распространяемых среди рабочих и служащих.

Об этом феномене китайской экономики мы еще поговорим позже. А пока уточним каналы, по которым растекается весьма скромная прибыль, заработанная трудовыми коллективами. Общая схема распределения оставшихся сумм выглядит так: на расширение производства - половина, на социальные нужды и материальное стимулирование - все остальное. Соотношение долей- 2:1:1. Но варианты, используемые в разных отраслях, регионах, а подчас и в одном городе, столь многообразны, что, казалось нам, просто не оставляют почвы для какой-либо систематизации.

Хочу высказать субъективное мнение, возможно отражающее мою приверженность к стереотипам. При всей своей хваленой гибкости рыночная экономика, как мне представляется, должна прочней опереться на фундамент централизованного плана. Пусть читатель не подумает, что я призываю вернуться на круги своя и госзаказы - в оптимально разумных пределах, и остовую торговлю - в максимально возможных широки границах, и ничем не ограниченные права пользоваться хозрасчетным доходом - все это надо оставить предприятию, закрепить за ним. И все же плановый регулятор необходим.

У нас связь директивного плана и инициативы предприятия осуществляется через долговременные экономические нормативы. Опустим вопрос о качестве нормативов, но сама идея не вызывает сомнения: объективный измеритель нужен. И если норматив действительно станет стабильным на пятилетку, он сможет гармонично увязать интересы государства и хозрасчетные интересы предприятия. Вероятно, система долговременных экономических нормативов в сочетании с рыночной экономикой и создает тот гибкий механизм реформы, поиск которого мы все ведем. Главное, чтобы это сочетание было органичным.

В уютной комнате для гостей Харбинского льнокомбината, за традиционным душистым чаем, мы вели долгий разговор с директором. Время от времени раздавался бой старинных часов. Они словно вносили гармонию в нашу беседу. Часы с боем непростые - комбинат получил их как приз за высокие показатели в гигиене, о чем свидетельствовала надпись. Надписи, плакаты, объявления, грамоты - это летопись комбината. Из них можно узнать, чем он живет, к чему стремится, что его заботит. Девиз соревнования сегодня - качество, количество, в срок! Красные иероглифы на желтом фоне сообщают, что это предприятие - передовое в шести аспектах: по качеству продукции, экономической эффективности, культуре производства, идеологической работе, уровню управления и безопасности труда. В цехах призывы, развивающие эти приоритеты и Дополняющие их, например, таким образом: "Безопасность одного - счастье всей семьи", "Поздний брак, поздние дети - счастливое будущее". Это и напоминание о демографической политике контроля над рождаемостью. А вот и ее развитие: "В каждой семье - один Ребенок". Лозунг уже нам знакомый: "Честь марки - превыше всего". \

- Такого лозунга, действительно,)до реформы быть Пе могло,- с улыбкой говорит директор.- Прежде все °Ь1л0 проще. Из большого "котла" государства предприятие получало средства и материальные ресурсы более или менее равномерно.

Да, многое было проще. Бедность воспевалась как социальный идеал, как лучшее средство перехода к коммунизму. И вот теперь - честь марки превыше всего! А это значит, надо думать о повышении экономической эффективности, изучать рынок, добиваться конкурентоспособности продукции в стране и за рубежом. Общество хочет, чтобы предприятие не висело на шее у государства, а работник - на шее у предприятия. Необходимы динамизм, предприимчивость, способность выжить на рынке. А часто получается так: мы учим людей плавать, а они нам кричат "На берег!" и требуют спасательный круг.

Разговор из чисто экономической переходил в философскую плоскость. Чтобы поднять страну, рассуждал нага собеседник, надо разобраться в системе представлений, образе мыслей, физических способностях людей. Это трудно вообще, и тем более в Китае, который живет в эпоху великих перемен, затронувших все сферы жизни, судьбу каждого жителя этой миллиардной страны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://economics-lib.ru/ "Economics-Lib.ru: Библиотека по истории экономики"

Рейтинг@Mail.ru