Библиотека по истории экономики Библиотека по истории экономики

Новость
Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Что такое "право хозяйствования"

Широкая, как река, центральная улица Пекина - Чананьцзе выходит на площадь Тяньаньмэнь ("Ворота небесного спокойствия"), в центре которой - памятник павшим народным героям, а по периметру - усыпальница Мао Цзэдуна, к которой тянется длинная спираль посетителей, здание Дома народных собраний с красивыми колоннами и пятью звездами герба республики на фронтоне, напротив него через площадь - Музей революции и, наконец, огромная правительственная трибуна с портретом того же Мао Цзэдуна. Многое видела эта гигантская площадь, выложенная теперь крупными бетонными плитами. Говорят, это одна из самых больших площадей в мире: одновременно на ней могут разместиться 2 млн человек.

И вот мы едем на площадь Тяньаньмэнь, где в огромном здании Дома народных собраний нас должен принять заместитель председателя Государственного экономического комитета Юань Баохуа. О ходе реформы и ее ключевых рычагах нам предстояло узнать, так сказать, из первых рук. Но можно ли удержаться и не ступить на прохладные еще в это утро плиты площади Тяньаньмэнь? Пока здесь малолюдно, да и у служебных подъездов немного машин. Отмеряем несколько десятков шагов по краешку площади. Вот теперь можно и к делу.

Юань Баохуа, крупный седовласый человек в наглухо застегнутой куртке, принял нас не в гостевой комнате, а в кабинете для деловых встреч. Одну сторону длинного стола заняли хозяин кабинета и лица, которые были с ним, другую - мы с переводчиком. Должности представленных нам специалистов давали какое-то понятие о структуре ведомства: отдел анализа, управление контроля качества, отдел управления внешними сношениями; был здесь также один из руководителей исследовательского института хозяйственного управления.

- Перенести центр тяжести работы на экономическое строительство - в этом главное,- говорит Юань Баохуа.- Надо было залечить раны, нанесенные "культурной революцией". Экономика наша получила мощное ускорение в шестой пятилетке, начавшейся в 1981 году. Вышло из длительного застоя сельское хозяйство. Ежегодный рост составлял в среднем 10 процентов. Оживилась ситуация на рынке, и это позволило отменить карточки на некоторые продукты питания.

Нет смысла пересказывать весь разговор, продолжавшийся довольно долго. Попробуем суммировать главное. Мы оказались в Китае в период "урегулирования", получившего название линии "восьми иероглифов". Восемь красных иероглифов вместили четыре понятия: "укрепление", "усвоение", "дополнение", "улучшение". Нет, это не было данью столь любимой китайцами символике - абстракции несли в себе вполне конкретную программу хозяйственной перестройки, расставляли в ней определенные акценты. На смену "восьми иероглифам" пришел новый лозунг: "два увеличения, два сокращения". Такие лозунги, определяющие тактическую суть дня, довольно часто меняют друг Друга.

Позже XIII съезд КПК провозгласил линию на стабилизацию экономики и углубление реформы.

Мне встречались желчные высказывания западных наблюдателей о якобы склонности китайцев к лозунгам хлестким и двусмысленным. Поскольку, мол, в стране безопаснее всего подлаживаться под линию партии, лозунги серьезно изучаются и скрупулезно выполняются. Думаю, дело обстоит совсем не так. Емкие лозунги, учитывающие национально-культурные особенности, позволяли очень оперативно донести суть преобразований и новых идей в широкие массы.

Множество экспериментов охватывают сегодня сферы экономики, торговли, капитального строительства и внешних экономических связей, системы обращения и налогов КНР. Идут эксперименты в национальном масштабе, на уровне провинций, городов, отраслей, отдельных предприятий. Любопытная деталь: наши собеседники с интересом узнали^ введенной у нас госприемке. Однако один из мэров мягко заметил, что в Китае уповают больше на экономические рычаги, чем на административные меры воздействия.

И все-таки: каковы приоритеты в развитии экономики КНР? Как реально сочетаются директивное планирование с рыночным регулированием? Как преодолеваются уравнительные тенденции в оплате труда. Ведь сколько бы эффективно ни выглядели эксперименты, ключевым остается вопрос о возрождении интереса человека к труду. Гао Шанцюань, зампред Госкомитета по реформе экономической системы, вежливо выслушав вопросы, выделил главное на данный момент: "восемь иероглифов" - это единство стратегии, придающей высокую жизнеспособность предприятиям. После неоправданно высоких темпов развития на первом этапе, которые явно привели к "перегреву" китайской экономики, осуществляется переход на темпы стабильного развития.

Видимо, Гао Шанцюань имел в виду стабилизацию экономики, о чем позже шла речь на съезде китайских коммунистов. Но уже тогда принимались меры по сокращению чрезмерно высоких темпов роста производства, инвестиций в строительство. Урезались кредиты, и повышались налоги на высокие доходы, страна осваивала принципы хозрасчета и самоокупаемости. Нужда в этом здесь была - печать полна сообщений о фактах снижения эффективности производства, росте себестоимости продукции, сокращении налоговых отчислений государству, увеличении числа убыточных предприятий.

Реформа в промышленности Китая началась с отдельных экспериментов, из которых сложилась затем целостная система. Задачи седьмой пятилетки, начавшейся в 1986 году, формулировались широко: создать новую модель экономики, развивать ее дальше, провести техническую реконструкцию промышленности, полней использовать интеллектуальные возможности людей.

Основу китайской модели экономики, объясняли нам, составляет сегодня "социалистическое плановое товарное хозяйство". Развиваются различные формы собственности - государственная, коллективная, индивидуальная, капиталистическая, государственно-капиталистическая, частная и др. Старый экономический механизм, говорили наши собеседники, был замкнутый и закостенелый. Теперь осуществляется переход к открытому, живому механизму. Нам назвали три главных элемента реформы: это, во-первых, оживление деятельности предприятий, во-вторых, развитие "социалистического товарного рынка" и, в-третьих, переход к преимущественному использованию экономических рычагов. Оживление деятельности крупных и средних предприятий государственного сектора предусматривает расширение их хозяйственных прав и обязанностей. Так, вместо изъятия прибыли в бюджет введена выплата подоходного налога. Максимальная ставка основного налога составляет 55 процентов прибыли, регулирующего налога (в зависимости от рентабельности предприятия) - до 33 процентов. Остальные средства поступают в распоряжение предприятия. В печати приводились данные: в среднем по промышленности КНР доля предприятия при распределении прибыли составляет всего лишь 16,5 процента всей прибыли.

Я вспоминал жаркие баталии, которые разыгрываются у нас вокруг именно этого вопроса - о распределении прибыли между бюджетом, министерством и предприятиями. А ведь у нас более щадящий режим распределения прибыли. Не думаю, что и китайские директора, познавшие вкус самостоятельности, без борьбы отдадут то, что дала им хозяйственная реформа.

- Прежде всего нужно было отрегулировать вопросы, которые возникают на почве производственных отношений,- говорит Юань Баохуа,- усилить жизнеспособность предприятий. В сфере управления многие годы действовала слишком жесткая унификация сверху. Практически вся прибыль сдавалась государству. Теперь предприятия получили право на самостоятельное хозяйствование.

Поясним: многие годы предприятия, как говорят в Китае, питались из "общего котла", в оплате труда процветала уравниловка. После застоя и развала периода "культурной революции" руководители экономики КНР спешили наверстать упущенное, дать мощный импульс "саморазвитию" китайской индустрии. Но "раскачать" хозяйственные кадры, выросшие на том, что решающее слово в делах принадлежит не директору, а вышестоящим органам и парткому предприятия, оказалось нелегко.

Наши китайские собеседники не уклонялись в беседах от темы "культурной революции", называя ее период потерянным десятилетием. В Харбине нам рассказали, что в некоторых органах власти сегодня успешно сотрудничают и бывшие руководители комитетов по делам культурной революции, и их бывшие жертвы. Нести на себе обиды прошлого - значит мешать решению новых задач, которыми живет страна, партия,- считают китайцы.

Один из выводов Компартии Китая из уроков прошлого состоит в том, что на базе натурального хозяйства социализм построить невозможно. И далее: социализму присуще товарное производство.

Кстати, и в Законе СССР о госпредприятии содержится формулировка, близкая по смыслу той, которую мы слышали в Китае: "Предприятие является социалистическим товаропроизводителем..." Осуществлять эту функцию предприятие может только на основе товарно-денежных отношений. А это значит - не получать сырье, энергию и продукцию поставщиков по заранее расписанным, директивно обязательным лимитам, а покупать их на собственные средства, не поставлять в том же порядке свою продукцию, а продавать ее.

Одним из важнейших моментов хозяйственной реформы в промышленности Китая является повышение ответственности директора за производство. Вначале было принято положение о расширении прав предприятий в использовании фондов, прав директора в совершенствовании управленческой структуры и расстановке людей, изменении системы оплаты труда и премировании рабочих, реализации сверхплановой продукции и даже - в известных пределах - в установлении цен на продукцию.

Система ответственности директора за основные фонды дает руководителю большой стимул, шансы резко повысить свою зарплату при инициативном и умелом хозяйствовании. Причем, получив широкие права, директор часто не имеет возможности для поиска вариантов преодоления ошибок. Времени в обрез, поэтому приходится рисковать. Учесть надо и то, что для должности директора установлен возрастной ценз - 55 лет. Директор несет ответственность за уровень прибыли и качество продукции. Заключив контракт с местным правительством - своего рода арендный подряд - на три-четыре года, он обязуется активно использовать основные и оборотные средства, поднять честь марки предприятия, расширить портфель патентов и изобретений. Директору даются широкие права. Если он справится со всем этим успешно - награда. Проиграл - штраф.

Система ответственности за результаты деятельности предприятия фактически выражается в единоначалии директора при решении хозяйственных и кадровых вопросов. Она требует новых лидеров - энергичных, смелых, умеющих принимать решения и доводить дело до конца. Не все оказались психологически готовы к такой роли. Проведенный Государственным комитетом по реформе экономической системы опрос директоров трехсот промышленных предприятий показал, что примерно каждый пятый из них хотел бы отказаться от своей должности, а многие считают свою работу весьма трудной, не приносящей морального удовлетворения.

Вот что писала газета "Цзинцзи жибао": "62 процента директоров предприятий Министерства электронной промышленности заявили о желании уйти со своих постов, считая работу крайне трудной". Согласно данным, относящимся к 3 тыс. крупных и средних предприятий, к концу 1986 года "упорядочение" руководящего состава проведено на 60 процентах предприятий. Помимо жесткого спроса за эффективность производства от директора требовалось также, чтобы он был в первую очередь выразителем интересов государства.

- Мы проводим линию на подрядную ответственность,- заключает Юань Баохуа.- Предприятие отвечает за рабочих, а государство - за предприятие.

Материальное выражение эта идея нашла в системе налогов и выплат, которым подвергается предприятие: мы насчитали семь централизованных и четыре местных налога. Хорошо работающие предприятия облагаются еще и регулирующим налогом, который носит прогрессивный характер (больше прибыль - выше налог).

Но есть пути и для пополнения своих фондов. Допустим, металлурги производят из отходов кирпич, выпускают швейные машины и даже занимаются хлебопечением. Им предоставлено право реализовать сверхплановую продукцию по плавающей цене, которая может превышать обычную на 20 процентов.

Короче, стратегический курс на развитие "социалистического планового товарного хозяйства" предусматривает постепенную замену административных методов руководства экономическими - с активизацией и широким использованием товарно-денежных отношений, экономических рычагов. Расширяется самостоятельностъ низовых хозяйственных звеньев в планировании, производстве и сбыте продукции, ценообразовании, формировании и использовании собственных фондов.

Все эти дни нам без конца повторяли, что надежда общества состоит в том, чтобы новый хозяйственный механизм поощрял активность людей, побуждая их к движению вперед. Ну а как это все выглядит на практике? Прежде не имело значения, хорошо или плохо работает завод, во всяком случае, на благосостоянии людей это никак не отражалось. Теперь имеет: деятельность предприятия оценивается по конечному результату, то есть прибыли. Внедряется система подрядной ответственности, с помощью которой мыслится "оживить" собственность. И что еще важно, так это изменение функций местного правительства. Давая установки, оно не вправе вмешиваться в конкретную практику работы директора.

"Предприятия общенародной собственности не могут управляться всем народом,- говорилось на XIII съезде КПК.- Вообще нецелесообразно, чтобы они непосредственно управлялись и государством. Идти на это вопреки здравому смыслу - значит лишать их жизненных сил и энергии. Отделение права собственности от права хозяйствования, подлинная передача последнего предприятиям, гармонизация отношений между собственником предприятий, их хозяйственными руководителями и производителями, действенная охрана законных прав предприятий в интересах их подлинного перевода на начала самохозяйствования и самоокупаемости являются внутренней потребностью создания механизма плановой товарной экономики. Это совсем не изменяет характера предприятий как единиц общенародной собственности".

Однако то новое, что составляет сегодня основу ведущейся на предприятиях перестройки, пока с трудом пробивает себе дорогу во взаимоотношениях по хозяйственной "вертикали", непросто входит в повседневную жизнь городов и деревень. Регламентация и высокая самодисциплина поведения, оставшиеся от прошлых десятилетий, не могли не наложить своего отпечатка на людей, особенно среднего поколения. Что ни говори, люди, прошедшие через большое испытание, через боль и страдания, становятся другими. Переменить стиль деятельности, образ мышления, особенно в стандартных ситуациях,- дело мучительно трудное. Не зря сказано - учиться легче, чем переучиваться.

Европейца в Китае поражает обилие разного рода разъяснений и директив, которые подстерегают буквально на каждом шагу.

Мы прилетели в Пекин в самый разгар кампании... по борьбе с крысами. Лозунги на эту тему попадались нам на каждом шагу. Усиленно пропагандировался опыт лучшей постановки дела, ставились в образец зоны, уже свободные от крыс. Подобного рода кампании характерны для Китая. В них есть и свои инициаторы, и рекордсмены.

Они обступали нас со всех сторон - эти бесконечные цепочки красных иероглифов, бегущих сверху вниз по стенам, а то и по окнам зданий. Перед лозунгами строгое напоминание - "Это касается каждого",- которое призывает прохожего остановиться, внимательно прочитать, запомнить смысл написанного. Символика, страсть к абстрациям, магии определенных цифр - все это тоже в китайском характере. Кто знает, может быть, именно таким образом при сложившихся традициях да еще с учетом недостаточно высокой грамотности населения китайским товарищам гораздо легче усвоить актуальные проблемы дня. Именно через такие емкие понятия, как политика "восьми иероглифов", линия на "два увеличения, два сокращения", звание семьи "пяти хорошо". Кстати, ни один из лозунгов не возводится в догмат: сегодня он кричит со всех перекрестков, а завтра, глядишь, тебя обступают совсем другие иероглифы. Но, выстроив все эти красные иероглифы в одну цепь, можно наглядно проследить маленькие отрезки и протяженные этапы хозяйственной реформы, ее ответвления и изгибы, в совокупности, мне кажется, обретающие черты двух иероглифов, которые уже увидел читатель на обложке книги,- "гайгэ" (реформа).

Впрочем, возможно, мое восприятие китайских объявлений, разъяснений и лозунгов может оказаться не совсем верным. Мне рассказывали, что китайцы воспринимают их совершенно по-другому, чем мы. Длинноты и чрезмерные подробности объявлений вполне соответствуют конкретному мироощущению китайца. Допустим, табличка у колодца, извещающая, что вода непригодна Для питья, вряд ли возымеет свое действие. Но вот если на щите появится сообщение о том, что крестьянин Ли, которого все в деревне хорошо знают, два дня назад набирал здесь воду и сильно отравился, что он до сих пор чувствует себя плохо, новость тут же распространится по округе. Китайцу важна подробность, необходимо авторитетное суждение.

Наиболее ответственный визит нам предстоял к заместителю председателя Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Хуан Хуа, в прошлом министру иностранных дел. Встретил нас Хуан Хуа в традиционной для китайских учреждений квадратной комнате для приемов, сплошь устланной синим ковром. Когда я вспоминаю об этой встрече, перед глазами возникают массивные кресла-диваны с очень красивыми вышивками, которые то и дело валятся у меня на пол - видимо, требуется сноровка в обращении с ними. На стенах развешаны большие картины-аллегории: мать и дитя, музыкант с лютней. Вносят стопки горячих махровых салфеток, которыми мы вытираем лица и ладони. Обычный ритуал начался. Нам заваривают в фарфоровых чашках замечательный душистый чай "Драконий колодец" ("Лун цзин"). Хуан Хуа рассказал, как идет работа в Постоянном комитете ВСНП над проектом Закона о банкротстве.

Кстати, через несколько дней мы увидели Хуан Хуа в молодежной передаче пекинского телевидения, аналогичной нашей передаче "Что? Где? Когда?". Здесь тоже был круг, правда закрепленный в вертикальной плоскости - наподобие штурвала. Один раз Хуан Хуа занял место в жюри конкурса, а затем и сам участвовал в какой-то викторине. Юрий Савенков на мое недоумение отреагировал короткой репликой: "Это тоже политика".

Возможно, это так и есть. Запомнились слова Хуан Хуа о неизбежности противоречий переходного периода. В самом конце беседы он сказал, что реформа хозяйствования в Китае тесно сочетается с реформой политического управления и совершенствованием духовной сферы общества. С этим связана большая работа ВСНП по совершенствованию законодательства. Хуан Хуа подчеркнул, что в Китае придают большое значение тому, чтобы законы проводились в жизнь, чтобы они отвечали китайским реалиям и интересам народа, подтверждались практикой.

В те дни в Постоянном комитете ВСНП как раз обсуждался проект Закона о банкротстве, и пресса была заполнена комментариями. Этой теме посвящались

многие передачи радио и телевидения. В Китае считают, что предпосылкой проведения законодательства в жизнь является серьезное его обоснование, учет мнений всех слоев населения. На этот раз за проведение закона проголосовал 51 процент депутатов, формально этого достаточно, но законодатели предпочитают добиться единодушия, прежде чем принимать окончательное решение.

Механизм социалистического планового товарного хозяйства должен воплощать в себе органическое единство плана и рынка. Так поставлен вопрос на XIII съезде КПК. Следовало разъяснение: социалистическое товарное хозяйство, базирующееся на общественной форме собственности, дает возможность каждому участвовать в развитии народного хозяйства. При этом его развитие неотделимо от развития и совершенствования рынка. Обращение к рыночному регулированию отнюдь не равнозначно введению капитализма.

Китайские коммунисты посчитали нужным подчерк-путь это обстоятельство на съезде - видимо, сильна оппозиция реформе. А у нас разве не трубят об отступлениях от принципов социализма противники перестройки? Трубят! Еще "раздаются голоса чуть ли не о "подрыве основ" социализма,- говорил М. С. Горбачев на одной из встреч в ЦК КПСС с идеологическими и творческими работниками.- Законно поставить вопрос: чем они подрываются? Тем, что народ разворачивается, поднимает голову, чтобы уверенней браться за дела в стране, где он хозяин? Наоборот, социализм не только не ослабляется, но набирает силу и через политическую и социальную активность народа полнее реализует свой потенциал".

Ну а тогда в Пекине, слушая рассказ Хуан Хуа о Дискуссиях вокруг проекта Закона о банкротстве, я мысленно примерял его к нашей экономике. Разве не прискорбен тот факт, что вопрос о самофинансировании для низкорентабельных предприятий в большинстве случаев вообще остался формальным актом. В 1988 году группа отраслей целиком перешла на работу в условиях самофинансирования. И сразу же был открыт краткосрочный кредит для убыточных предприятий, не имеющих денег на расчетных счетах для выплаты зарплаты.

Сошлемся на статью Закона о госпредприятии, гарантирующую право предприятия (объединения) на самостоятельность. Все органы власти и управления, говорится в законе, несут ответственность за строгое соблюдение закона. В частности, на все звенья управления, включая аппарат министерств и ведомств, распространяются принципы самофинансирования и хозрасчета. Это значит, министерство песет материальную ответственность за обоснованность принимаемых плановых решений. В то же время ничто не должно тормозить поиска путей к прибыльности предприятия, к инициативному, нестандартному решению хозяйственных задач.

Но не так быстро, как хотелось бы, идет перестройка даже в том, что уже выверено. Видимо, мы еще не научились извлекать полезные уроки из собственного опыта. Один из таких уроков состоит в том, что организационно-структурные преобразования не закреплялись на длительный период ввиду не комплексности, частичного характера реформ. Между тем в преобразованиях такого масштаба нельзя останавливаться на полпути.

Творческий поиск руководителей китайской экономики - и это казалось нам особенно интересным - идет в направлении большего учета действия закона стоимости, развития товарно-денежных отношений, повышения роли экономических рычагов управления. С чисто восточной скрупулезностью китайские экономисты подсчитали: директору переданы сегодня права в 28 областях управления, а полный перечень прав содержит 510 пунктов!

Четко сформулированы права директора в Законе о промышленном предприятии общенародной собственности, принятом первой сессией ВСНП седьмого созыва (март - апрель 1988 г.). В нем подтвержден принцип отделения права собственности от права хозяйствования, который государство практикует в отношении предприятий. В законе определены юридический ста туе предприятия, его права и обязанности, место в функции директора, формы демократического управления предприятием. В ходе обсуждения проекта закона депутаты ставили такие вопросы, как соблюдение руководителями правильного стиля работы, усиление идейно-политического воспитания рабочих и служащих, преодоление бюрократизма и формализма, обеспечение безопасности на производстве. Внесены в закон четкие формулировки, касающиеся взаимоотношений администрации и парткома: подчеркнута главенствующая роль директора и контрольная - парткома. Закон значительно усилил гарантии прав директора, вообще предприятия, что отвечает потребностям хозяйственной реформы.

Различные аспекты Закона о промышленном предприятии общенародной собственности 5 раз рассматривались на заседаниях Постоянного комитета ВСНП. Проблема того заслуживала: 90 тыс. госпредприятий дают 70 процентов валовой промышленной продукции страны. Закон закрепил права предприятия общенародной собственности как независимой хозяйственной единицы, работающей на началах самофинансирования и хозрасчета. Предприятие вправе самостоятельно запускать в производство все виды продукции, определять форму зарплаты и премиальных, решать свои кадровые вопросы. Законом уточнены отношения директора и парткома, предприятия и правительства. Депутаты отмечали на сессии ВСНП, что Закон о предприятии общенародной собственности надо поддержать реформами политической структуры, планирования, ценообразования, денежной и инвестиционной систем.

В Китае расширение хозяйственной самостоятельности предприятий проходит отнюдь не гладко. Воспользоваться новыми правами смогли далеко не все директора. Эти права блокируются на разных уровнях административной системы управления. В тисках прежней административной подчиненности оказались, подобно нашим гособъединениям, возникшие и в Китае объединения. Вместо осуществления специализации и кооперирования эти органы в ряде случаев стали "опекунами", раздающими указания и заодно изымающими в свою пользу значительную часть финансовых средств предприятий.

На сессии отмечалось, что диктат парткома над дирекцией предприятия не отвечает нуждам современного производства. Сессия вообще прошла под знаком расширения прав директора, в том числе оговаривалось его право назначать своих заместителей, участвовать в создании "блоков предприятий" - эти права не предусматривались проектом. Вслед за принятием Закона о промышленном предприятии общенародной собственности последовала разработка правил и положений о подряде, акционерной системе, о запрещении незаконной конкуренции, об оценках имущества предприятий и т. д.

Отметим интенсивную законодательную деятельность. Всекитайского собрания народных представителей: на первой сессии седьмого созыва было принято в общей сложности 11 постановлений и решений, нацеленных на углубление реформы и развитие внешнеэкономических связей. В сфере внимания Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей ныне широкий круг проблем, связанных с демократизацией общественной жизни вообще. Речь идет о разработке законоположений о прессе, издательском деле, о союзах, собраниях, демонстрациях. Предусматривается пересмотреть порядок подачи жалоб, с тем чтобы гарантировать права и свободы граждан и пресекать всякие злоупотребления ими. Учитывая, что в некоторых ведомствах и низовых организациях еще имеются руководители с феодальными замашками, предстоит разработать законоположения, содействующие рациональному передвижению работников, учредить трудовой арбитраж и активно способствовать тому, чтобы социальные вопросы решались силами самого общества.

Ну а пока о том, как же реально осуществляется право директора на "самохозяйствование"? Директора - главная движущая сила реформы - оказались в эпицентре самых жарких дискуссий. Сколько нужно реально директору прав, чтобы он мог двинуть вперед производство, но не ущемлял права парткома, трудового коллектива?

Внешне директора в Пекине, Харбине или Шэньяне очень походят один на другого: глухая куртка, знаменитая кепка с козырьком над бровями, у всех довольно усталый вид - реформа дается нелегко, но все - само отверженные, преданные делу люди.

В Пекине несколько раз попадалась реклама телевизионного завода "Дунфэн". Мы много слышали о его прекрасных телевизорах марки "Куньлунь". И вот едем на завод. Плотный, круглолицый, с оливковыми выпуклыми глазами, директор завода Чжао Сяопин держится с гостями просто. Ему 37 лет, а директорский пост занял в 34 года. Чжао Сяопин - выпускник Пекинского университета, к руководству пришел вместе с реформой. Под его началом - 2,5 тыс. человек. Мы спросили, есть ли у директора служебная машина? Оказывается, машина есть, но пользуются ею все - по служебным надобностям. А как директор добирается на работу? Как все, на велосипеде - наш вопрос его удивил.

Как о самом обыденном, Чжао Сяопин рассказывает об освоении новых модификаций цветных телевизоров. Понемногу завод начинает зарабатывать валюту - телевизоры пошли на европейский рынок. Чжао Сяопин не застал того времени, когда все дела на производстве решались в парткоме - реформа дала в его руки права единоначалия. Он сам назначает людей, увольняет, определяет меру поощрения. А профсоюзный комитет? "Мы с ним вот так живем",- директор свел вместе два больших пальца. Ну а как расходуется прибыль, остающаяся в распоряжении предприятия? Она делится на пять равных долей и распределяется так: на освоение новых изделий, на развитие производства и техническое перевооружение, на улучшение социально-бытовых условий людей, материальное поощрение рабочих, создание резервного фонда. Какие были последние траты? На медицинское обслуживание, строительство новых квартир, ремонт столовой, бани и детского сада. Заработки на заводе не очень высоки - в среднем немногим более 90 юаней. Директорский оклад - 150 юаней.

Четко, как на экзамене, говорит Чжао Сяопин о системе директорской ответственности, о разделении функций дирекции и парткома: администрация ответственна за развитие завода, организацию производства, партком - за идеологическое воспитание, проведение в жизнь курса партии. Завод работает на самофинансировании. В случае нужды берет кредит у государства, при этом оговаривается срок возврата и процент на кредит (в зависимости от его срочности). Через местные органы внешних сношений завод реализует продукцию на внешнем рынке. В странах, где продаются телевизоры завода, имеются его представительства, сервисные службы. Валютные поступления обеспечивает известную свободу в решении вопросов технического перевооружения производства. Сколько же времени потребуется, чтобы полностью обновить производство и перейти на новую модель телевизора? Чжао Сяопин мысленно прикинул, выходило что-то около года: три Месяца нужно на экспертизу, несколько месяцев - на контракт и получение оборудования, еще три месяца - на монтаж оборудования. Не правда ли, поразительные темпы!

На заводе "Дунфэн" выпускается 400 тыс. телевизоров в год, в том числе 100 тыс.- цветных. Кроме того, производятся черно-белые телевизоры с китайскими иероглифами для ЭВМ, приборы "телеконтроль" с очень четким изображением. Директор рассказал о широком сотрудничестве с фирмами Японии, Голландии, ФРГ, США, заметив при этом, что в "начинке" телеприемника процент импортных блоков невелик. Уже сегодня цветной телевизор на 85 процентов собирается из отечественных деталей. И качество не становится хуже. Мы зашли в центр контроля качества - сгусток электроники, точнейших систем. Заглянули в иллюминатор на стенде климатических испытаний, убедились: телеэкраны как ни в чем не бывало сияют всеми цветами радуги. Оснащение, конечно, получено от передовых мировых фирм, окупаться будет за счет поставки телевизоров на экспорт. С таким товаром выходить на мировой рынок не стыдно.

Каждое утро, оседлав видавший виды велосипед, Чжао Сяопин вливается в армаду движущихся по широкой улице Чананьцзе велосипедистов. Впереди день, наполненный тысячью дел, решением качественно новых проблем, принятием нестандартных решений, иной раз связанных с экономическим риском. Он не боится директорской ответственности - за план, развитие завода, реализацию продукции на внутреннем рынке и за рубежом, за решение управленческих проблем,- напротив, смело берет на себя инициативу. Таких директоров - молодых, энергичных, пришедших к руководству на гребне хозяйственной реформы, мы встречали позже в Шанхае, Харбине, Шэньяне. Они были полны веры в то, что хозяйственная реформа выведет экономику страны на новые высоты.

Опыт показывает, что, если методы хозяйствования улучшаются не комплексно, качественного перелома на производстве ожидать трудно. При этом речь должна идти о системе, охватывающей все составные элементы механизма хозяйствования - организационные структуры, планирование, финансово-кредитный механизм, ценообразование, снабжение. Но увязать все это в единый узел не так просто.

Кстати, с аналогичными проблемами сталкиваются хозяйственники и других социалистических стран. Секретарь Правительственного комитета по вопросам планового управления народным хозяйством ЧССР Ладислав Матейка, заметки которого были напечатаны в "Экономической газете", считает, что и для хозмеханизма ЧССР сегодня первостепенное значение имеет устранение администрирования в отношении предприятий, в частности ликвидация большого количества обязательных заданий и переход к нормативным методам управления, основанным главным образом на определении потребности предприятий в ресурсах (для выплаты заработной платы, на инвестиции, социальные нужды, импорт) в зависимости от экономических результатов. Переход к интенсификации народного хозяйства, пишет он, обязательно требует активного использования таких стоимостных инструментов, как цены, валютный курс, прибыль, кредит. Только на основе использования всех экономических стимулов и рычагов можно обеспечить эффективный и равномерный экономический рост, управлять структурными изменениями, совершенствовать оплату труда, эффективно распределять общественные ресурсы, внедрять принципы самофинансирования предприятий. Конечно, добавляет Ладислав Матейка, это отнюдь не означает допущения стихийного, неуправляемого действия товарно-денежных отношений; система управления должна обеспечить использование стоимостных инструментов в интересах общества. Что можно сказать по этому поводу? Осторожный, очень осторожный подход к элементам рыночной экономики.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://economics-lib.ru/ "Economics-Lib.ru: Библиотека по истории экономики"

Рейтинг@Mail.ru