НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Топливо

Не менее острой в этот период являлась топливная проблема. В первые же месяцы войны Советский Союз потерял Донбасс. Большие изменения произошли и в жизни Подмосковного угольного бассейна, имевшего важное значение для центральных промышленных районов страны. Оккупанты за короткое время пребывания в Тульской и Московской областях вывели из строя почти все шахты Подмосковного угольного бассейна.

Восстановление шахт началось сразу же после освобождения этого района от немецких захватчиков. 29 декабря 1941 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление "О восстановлении угольных шахт в Подмосковном бассейне", Постановление обязывало Наркомат угольной промышленности к 15 февраля 1942 г. восстановить и пустить в эксплуатацию 27 шахт из 68 затопленных, довести суточную добычу угля на восстанавливаемых шахтах в январе до 5 тыс. т, в феврале - до 7 тыс. т и в марте - до 10 тыс. т.

По инициативе Московского и Тульского обкомов партии заводы Москвы и Тулы взяли шефство над угольными шахтами и оказали им большую помощь в проведении восстановительных работ.

5 февраля 1942 г. СНК СССР принял новое постановление "О мероприятиях по восстановлению угольных шахт Подмосковного бассейна в первом полугодии 1942 г.". Этим постановлением намечалось в течение шести месяцев ввести в эксплуатацию 67 шахт. Среднесуточная добыча угля устанавливалась в марте - 14 тыс. т, в апреле-17 тыс. т, в мае - 20 тыс. т, в июне - 23 тыс. т.

Выполняя задание Коммунистической партии и Советского правительства, угольщики Подмосковья за короткое время добились больших успехов. Они из месяца в месяц наращивали темпы добычи угля. Например, в апреле 1942 г. среднесуточная добыча угля составляла 17 910 т, в мае - 22 391 т, а в октябре превзошла довоенный уровень.

Большое внимание уделялось развитию угольной промышленности на Востоке. В связи с изменившейся ситуацией на фронтах Великой Отечественной войны и в порядке уточнения известного "Военно-хозяйственного плана на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г..." СНК СССР 8 декабря 1941 г. принял специальное постановление "О развитии добычи угля в восточных районах СССР". Этим постановлением предусматривалось довести среднесуточную добычу угля в восточных районах в 1942 г. в первом квартале до 220 тыс. т, а в четвертом квартале -до 265 тыс. т вместо 180 тыс. т в ноябре 1941 г. Для выполнения этой задачи намечалось, заложить в 1942 г. 73 шахты общей мощностью 11 650 тыс. т в год. Всего предполагалось ввести в эксплуатацию в 1942 г. 131 шахту общей мощностью 19 млн. т в год*. Это была грандиозная программа развития угольной промышленности в восточных районах страны.

* (ЦГАОР, ф. 687, оп. 32, т. 1, д. 818, лл. 67-68.)

4 мая 1942 г. Совет Народных Комиссаров СССР вынес постановление "Об увеличении добычи угля на Урале в 1942 г.". Согласно этому постановлению среднесуточная добыча угля должна была составить: в первом квартале 1942 г. - 34,5 тыс. т, во втором - 50,1 тыс. т, в третьем - 58,4 тыс. т и в четвертом квартале - 62,6 тыс. т*.

* (Центральный архив Министерства угольной промышленности, оп. 6, св. 43, д. 34, лл. 230-232.)

В июле 1942 г. СНК СССР утвердил план добычи печорских углей на третий и четвертый кварталы 1942 г. На Урале и в Печорском бассейне успешно развивалась угольная промышленность. Однако не во всех угольных бассейнах Востока дело обстояло благополучно. Такие важные для страны угольные бассейны, как Кузнецкий и Карагандинский, работали в первый год войны неудовлетворительно. Кузбассуголь за 8 месяцев 1942 г. выполнил пла" всего лишь на 70,8%, недодав стране 5 200 тыс. т угля. Несмотря на общее увеличение количества рабочих и инженерно-технических работников, а также механизмов в этом бассейне, ежесуточная добыча угля в 1942 г. была ниже, чем в 1941 г., особенно понизилась добыча коксующихся углей*.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 727.)

В Карагандинском угольном бассейне за 8 месяцев 1942 г. план был выполнен только на 76,3%, а по добыче коксующихся углей - на 65,7%, в результате чего страна недополучила свыше 1 300 тыс. т угля. И в этом бассейне, несмотря на увеличение числа действующих шахт, среднесуточная добыча угля в 1942 г. была значительно ниже, чем в 1941 г.*.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 731.)

Неудовлетворительная работа этих угольных бассейнов в первый год войны объяснялась рядом причин. Назовем некоторые из них.

Несмотря на то что на шахтах Кузбасса общее количество рабочих увеличилось, забойщиков и навалоотбойщиков все же не хватало. Снизилась производительность труда в забоях. Если в августе 1941 г. на одного забойщика приходилось 106,7 т угля, то в августе 1942 г. - 81,1 т. Снижение производительности труда произошло из-за плохой организации труда, нарушения технологического режима, систематического невыполнения плана заготовительных работ, увеличения количества аварий и простоев. Около 45% забойщиков и навалоотбойщиков не выполняли норм выработки.

Увеличилась текучесть рабочих, что в значительной степени объяснялось плохими жилищно-бытовыми условиями вновь принятых рабочих.

Руководители комбината, трестов и шахт, встретившись с трудностями транспортировки угля,ослабили руководство работой шахт, пустили дела на самотек. Партийные органы, вместо того чтобы повести борьбу против отсталых настроений хозяйственников и мобилизовать массы на выполнение плана добычи угля, ослабили партийно-политическую работу среди шахтеров.

Аналогичные недостатки были и в работе Карагандинского угольного бассейна.

Учитывая создавшееся положение в угольной промышленности, Совет Народных Комиссаров СССР 21 августа 1942 г. принял постановление "О мероприятиях по улучшению выполнения рабочими норм выработки и повышению заработной платы рабочих, инженерно-технических работников угольных и сланцевых шахт Наркомугля"*. Этим постановлением предусматривалась прогрессивная оплата труда рабочим, выполняющим и перевыполняющим нормы выработки.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 730.)

24 августа 1942 г. ГКО принял развернутое постановление "О неотложных мерах по увеличению добычи угля в Кузнецком бассейне"*, а несколько позже (13 сентября 1942 г.)- "О неотложных мерах по увеличению добычи угля в Карагандинском угольном бассейне"**.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 729.)

** (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 733.)

24 сентября 1942 г. были приняты постановления ЦК ВКП(б) "О мерах улучшения партийной работы в угольных районах Кузбасса в связи с задачей увеличения добычи угля" и "О мерах по улучшению партийной работы в Карагандинском угольном бассейне в связи с задачей увеличения добычи угля"*.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйствен иым вопросам, т. 2, стр. 727, 731.)

Центральный Комитет Коммунистической партии потребовал от Новосибирского обкома партии и секретарей Ленинск-Кузнецкого, Прокопьевокого, Анжеро-Судженекого, Оеиниковекого, Кемеровского и Киселевского горкомов партии принять решительные меры для устранения серьезных недостатков и обеспечения безусловного выполнения государственного плана угледобычи. ЦК партии обязал Новосибирский обком ВКП(б) и соответствующие горкомы партии Кузбасса совместно с управлениями комбината и трестов в кратчайший срок полностью обеспечить шахты необходимым количеством навалоотбойщиков, забойщиков и крепильщиков.

ЦК партии указал, что одной из важнейших задач партийных организаций шахт является резкое улучшение организации труда, повседневный контроль за соблюдением технологического режима в шахтах, и потребовал от руководителей шахт улучшить руководство горными выработками и более рационально использовать технику, повысить производительность труда и увеличить добычу угля.

Партийные руководители Кузбасса обязывались принять необходимые меры для улучшения материально-бытового обслуживания шахтеров, обратив при этом особое внимание на создание лучших условий для подземных рабочих, а также на материально-бытовое устройство рабочих, вновь пришедших на работу в шахты.

На Новосибирский обком и горкомы партии Кузбасса была возложена задача: широко развернуть социалистическое соревнование среди шахтеров и установить такой порядок, при котором результаты работы каждой смены, участка, бригады ежедневно доводились бы до сведения рабочих.

Учитывая, что на подземных работах было мало коммунистов, Центральный Комитет признал необходимым перевести часть коммунистов с наземной работы в шахты. Аналогичные мероприятия были намечены по Карагандинскому угольному бассейну.

Принятые Коммунистической партией и Советским правительством меры сыграли большую роль в подъеме угольной промышленности Востока, от состояния которой зависело дальнейшее развитие промышленности и железнодорожного транспорта, а стало быть, и развитие всей военной экономики. В 1942 г. по сравнению с 1940 г. добыча угля на Урале увеличилась на 37%, на Печоре - на 173%, в Караганде - на 14%.

В соответствии с изменением уровня добычи угля в различных бассейнах страны изменился и их удельный вес в общесоюзной добыче. Например, если в 1940 г. удельный вес Донбасса в общесоюзной добыче составлял 56,8%, то в 1942 г. он упал до 5,1%. Все остальные угольные бассейны страны за это время повысили свой удельный вес в общесоюзной добыче угля: например, Кузбасс - с 13,6% до 28,7%, Урал - с 7,2% до 21,7%, Подмосковный бассейн - с 6,1% до 11,5%.

В связи с временной потерей Донбасса большая часть угля для коксования добывалась в Кузбассе. В 1942 г. в Кузбассе было добыто 72,4% коксующихся углей вместо 16,7% в 1940 г.

В годы войны большое развитие получила добыча угля открытым способом. В бассейнах Урала этим способом добывалось в 1940 г. 3 427 тыс. т, в 1941 г.- 4 066 тыс. т, а в 1942 г.- 6 279 тыс. т. В целом по СССР добыча угля открытым способом увеличилась с 4,1% в 1940 г. до 12,2% в 1942 г.

Несмотря на то что в системе Наркомата угольной промышленности СССР в 1942 г. по сравнению с 1940 г. количество тяжелых врубовых машин сократилось на 68% и электровозов на 59%, производительность труда за это время возросла на одного рабочего в среднем с 30,6 до 34,8 т угля в месяц, т. е. на 14%*. Немаловажную роль в этом сыграл открытый способ добычи угля, который повышал производительность труда и в 2-3 раза снижал себестоимость, что в условиях военного времени имело большое значение.

* (Центральный архив Министерства угольной промышленности СССР, ф. ПЭО, д. 14, л. 41; д. 15, л. 49; д. 5, л. 352.)

В 1942 г. было введено в действие немало новых мощностей и восстановлено старых, однако уровень добычи угля в стране был ниже довоенного примерно в 2 раза, он составил 75 536 тыс. т вместо 165 923 тыс. т в 1940 г.

Особенно большой угрозой для металлургической промышленности являлся спад добычи коксующихся углей - в 1942 г. по сравнению с 1941 г. их добыча снизилась на 63%. Значительно усложнилась транспортировка угля к месту назначения, так как дальность перевозок увеличилась с 694 км в 1940 г. до 857 км в 1942 г.

Основными поставщиками угля для военной экономики в 1942 г. являлись: Кузбасс - 21 676 тыс. т, Урал - 16 385 тыс. т, Подмосковный бассейн - 8 718 тыс. т, а также бассейны Восточной Сибири, Дальнего Востока и Караганды. Восток в 1942 г. поставил стране 82% угля*.

* (Подсчеты произведены по материалам Центрального архива Министерства угольной промышленности СССР, а также по книге' Н. Вознесенского "Военная экономика СССР в период Отечественной войны", стр. 51, 53, 69.)

В этот период значительно снизилось производство сланцев и торфа по сравнению с 1940 г. Добыча сланцев только с 31 декабря 1941 г. по 31 декабря 1942 г. сократилась на одну треть; добыча торфа в 1942 г. по сравнению с довоенным уровнем упала на 54%.

Нефтяная промышленность страны в первый год войны находилась в более благоприятных условиях, чем любая другая отрасль тяжелой промышленности, поскольку главные нефтяные районы не подвергались оккупации. Но и она претерпела в своем развитии сложную эволюцию, сопровождавшуюся спадами и подъемами.

Нефть играла огромную роль в укреплении военно-экономической базы. Поэтому Коммунистическая партия и Советское правительство во время войны уделяли особое внимание нефтяной промышленности.

Уже в августе 1941 г. в соответствии с "Военно-хозяйственным планом на IV квартал 1941 г. и на 1942 г..." намечалось большое капитальное строительство в нефтяных районах "Второго Баку", Казахстана и Средней Азии. На четвертый квартал 1941 г. был установлен объем буровых работ в этих районах в размере 340 тыс. м, в том числе по разведочному бурению - 135 тыс. м и эксплуатационному - 205 тыс. м. Особенно большой размах работ намечался на 1942 г. Достаточно сказать, что объем эксплуатационного и разведочного бурения устанавливался в размере 1 760 тыс. м, кроме того, предполагалось ввести в действие из бурения 1500 эксплуатационных скважин.

Для форсированного развития производства высокооктанового авиационного горючего и авиационных масел в восточных районах на Наркомат нефтяной промышленности возлагалась задача всемерного ускорения строительства ряда нефтеперерабатывающих установок и заводов, в том числе Уфимского, Саратовского, Сызранского, Орокого, Ишимбайского и других*.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 709.)

Необходимо отметить, что на развитии нефтяной промышленности СССР в 1942 г. тяжело отразилась временная оккупация противником нефтяных районов Северного Кавказа. Эти районы до войны занимали второе место в стране. В 1940 г. здесь было добыто 4616,5 тыс. т нефти, т. е. 14,9%) всесоюзной добычи.

22 сентября 1942 г. ГКО принял постановление о мероприятиях по всемерному увеличению добычи нефти в восточных районах страны. В этом постановлении подчеркивалось, что всемерное форсирование добычи нефти в районах Волги, Урала, Казахстана и Средней Азии является важнейшей военно-хозяйственной и политической задачей, от успешного решения которой зависит удовлетворение первоочередных нужд народного хозяйства и повышение боеспособности Советской Армии*.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 726.)

Постановление ГКО представляло собой развернутую программу строительства нефтяной промышленности на Востоке. В частности, среднесуточная добыча нефти в восточных районах к концу 1942 г. должна была увеличиться в 1,5 раза тго сравнению с августом этого года. Эксплуатационное бурение до конца 1942 г. устанавливалось в размере 208 700 м и разведочное - 93 350 м. К этому же сроку должны были вступить в эксплуатацию 482 скважины.

Наркомат нефтяной промышленности СССР, Азнефтекомбинат и Грознефтекомбинат обязывались до 15 октября 1942 г. отправить из Азнефти, Грознефти и Майкопнефти рабочих и служащих для работы в нефтяных районах Волги, Урала, Средней Азии и Казахстана. В эти же районы направлялось необходимое буровое и эксплуатационное оборудование.

Выполняя это постановление ГКО, ЦК КП(б) Казахстана и Совнарком Казахской ССР, ЦК КП(б) Туркмении и Совнарком Туркменской ССР, ЦК КП(б) Узбекистана и Совнарком Узбекской ССР, Оренбургский обком ВКП(б) и Оренбургский облисполком, Куйбышевский обком ВКП(б) и Куйбышевский облисполком, Башкирский обком ВКП(б) и Совнарком Башкирской АССР, Пермский обком ВКП(б) и Пермский облисполком оказывали повседневную помощь комбинатам, трестам и предприятиям нефтяной промышленности, а также систематически контролировали выполнение этих важнейших государственных мероприятий.

Постановление ГКО открыло большие возможности для развития нефтяной промышленности на Востоке. Уже к концу 1942 г. во всесоюзной добыче нефти удельный вес восточных районов повысился до 18,3%, в том числе: районов Поволжья поднялся с 0,7% в 1940 г. до 2,3% в 1942 г., Узбекистана - с 0,4% до 0,9%, Казахстана - с 2,2% до 4%, Туркмении - с 1,9% до 2,6%, Урала - с 5,2% до 5,8% и Дальнего Востока - с 1,6% до 2,5%. В то же время удельный вес добычи нефти в районах Северного Кавказа понизился с 14,9 до 9,4%.

Несмотря на существенные сдвиги, происшедшие в нефтяной промышленности восточных районов, общее положение в стране с нефтедобычей в первый год Великой Отечественной войны было весьма напряженным. Общая добыча нефти по стране в 1942 г. составила 66,6% от уровня 1941 г., между тем капиталовложения в добывающую нефтяную промышленность за это время уменьшились всего лишь на 14%*. На снижение уровня добычи нефти в стране оказало отрицательное влияние уменьшение добычи нефти в районах Азербайджана. До войны Азербайджан давал 71,5% общесоюзной добычи нефти. Угроза бомбардировок и другие причины заставили Азнефть эвакуировать значительную часть оборудования в восточные районы. Часть высокодебитных скважин была законсервирована, а программа бурения сокращена до минимума.

* (Центральный архив Министерства нефтяной промышленности СССР, ф. 8, оп. 1, д. 45, л. 1.)

Ухудшились транспортные возможности вывоза нефти по Волге и железным дорогам, что привело к излишним накоплениям нефти на юге и даже к занижению плана ее добычи. Эксплуатационное бурение в Азнефти в довоенный период достигало 700 тыс. м в год, в 1942 г. оно упало до 79 тыс. м; добыча нефти за счет бурения новых скважин в 1940 г. составила 3 728 тыс. т, а в 1942 г. - 515 тыс. т.

На добычу нефти в Азербайджане оказали влияние не только объективные причины. Существенные недостатки имелись в работе комбината Азнефть. По вине руководителей Азнефти промышленное оборудование использовалось недостаточно, не осваивались полностью средства, предназначенные для капитального строительства. Это срывало плановые задания по добыче нефти.

Накануне Великой Отечественной войны геологические запасы нефти в СССР определялись в несколько миллиардов тонн. Однако промышленная разведка резко отставала от геологической, вследствие чего разведанный фонд скважино-точек с более или менее удовлетворительным дебитом был весьма ограниченным. Особенно плохо были разведаны восточные районы, в том числе районы "Второго Баку".

В результате этого в первые же месяцы войны Наркомат нефтяной промышленности столкнулся с большими трудностями при расширении фронта бурения, особенно эксплуатационного, в восточных районах. Ему приходилось иногда разрабатывать малодебитные месторождения при больших капитальных затратах (например, в Казахстане).

В целом по нефтяной промышленности производительность бурильных станков снизилась в 1,5-2 раза. Общий объем буровых работ в стране в этот период резко сократился - в 1942 г. он уменьшился по сравнению с 1941 г. в 3,7 раза, в том числе эксплуатационное бурение сократилось в 4,1 раза, разведочное - в 3 раза. Низкие темпы ввода в строй новых скважин иногда Даже не возмещали погашавшихся скважин.

Многие нефтеперерабатывающие предприятия были эвакуированы на Восток. Например, Туапсинский нефтеперегонный завод был вывезен в Красноводск, Херсонский и Одесский крекинг-заводы - в Сызрань, завод им. Калинина № 8 - в Оренбург, завод имени 26 бакинских комиссаров - в Орск, завод "Возрождение" - в Челябинск и др. Эвакуация большой группы нефтеперерабатывающих заводов привела к временному сокращению переработки нефти в стране.

О динамике развития угольной и нефтяной промышленности в первый год Великой Отечественной войны наглядно говорит таблица.

Таблица 5. Добыча угля и нефти в СССР в первый год Великой Отечественной войны (в процентах к июню 1941 г.)
Таблица 5. Добыча угля и нефти в СССР в первый год Великой Отечественной войны (в процентах к июню 1941 г.)

* (Таблица составлена по материалам Центрального архива Министерства угольной промышленности СССР, ф. ПЭО, дд. 15, 159 и Центрального архива Министерства нефтяной промышленности, ф. 9, оп. 1, д. 45.)

Уровень производства в угольной и нефтяной промышленности, так же как и в черной и цветной металлургии, в начале войны снижался из месяца в месяц включительно до февраля 1942 г., и только в марте 1942 г. спад прекратился и начался подъем.

Однако следует отметить особенности развития нефтяной промышленности в этот период. Во-первых, добыча нефти в первые четыре месяца войны продолжала еще удерживаться почти на довоенном уровне. Это объяснялось главным образом тем, что фронтовая полоса находилась на сравнительно далеком расстоянии от южных (основных) нефтяных районов, что позволяло им более или менее нормально производить добычу нефти. Во-вторых, спад добычи и переработки нефти в этот период был значительно меньше, чем спад производства в других отраслях тяжелой промышленности, и в частности в угольной. Летом 1942 г. положение резко изменилось. В то время как во всех отраслях тяжелой промышленности начался крутой подъем, в нефтяной промышленности наблюдался новый спад, который превзошел даже самый низкий уровень февраля 1942 г. Причиной этому было приближение линии фронта к южным нефтяным районам страны.

В 1942 г. в стране было добыто 21 988 тыс. т нефти вместо 33 038 тыс. т в 1941 г. Спад в добыче нефти продолжался и в 1943 г.

В результате значительного сокращения добычи нефти и особенно угля существенно изменился топливный баланс страны. В общей добыче всех видов топлива (в пересчете на условное топливо - 7000 калорий) удельный вес угля сократился с 57,8% в 1941 г. до 47,4% в 1942 г., а удельный вес нефти поднялся с 21,3% до 26,3%, газа - с 2,1% до 2,3%, дров - с 13,5% до 18,9%. Удельный вес торфа оставался на прежнем уровне - 5%. В целом же удельный вес более высококалорийного топлива (угля, нефти и газа) в общесоюзном балансе составлял в 1940 г. 81,2%, а в 1942 г. упал до 76%, в то же время удельный вес торфа, сланцев и дров увеличился с 18,8 до 24%.

Положение с топливом в Советском Союзе в первый год войны было значительно хуже, чем в Германии, которая только внутри страны в 1942 г. добывала 531 млн. т угля. Большая добыча угля в Германии и высокоразвитая промышленность по производству синтетического жидкого горючего из угля в известной мере компенсировали недостаток нефти.

Таким образом, германская военная экономика была обеспечена топливом в 1942 г. лучше, чем советская военная экономика.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ECONOMICS-LIB.RU, 2001-2022
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://economics-lib.ru/ 'Библиотека по истории экономики'
Рейтинг@Mail.ru