НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Часть II. Военная экономика СССР в первый период ее развития (июнь 1941 г.- июнь 1942 г.)

Глава четвертая. Перевод экономики на военные рельсы. Эвакуация главных производительных сил на Восток

Советский Союз накануне Великой Отечественной войны имел большие материально-производственные возможности, необходимые для ведения современной войны и победы над агрессором. Но обстановка сложилась так, что советская экономика не была переведена на военное положение до начала войны. Более того, наша страна накануне 'войны даже не пережила периода "угрожаемого положения", в течение которого обычно приводятся в повышенную боевую готовность не только войска, но и экономика страны.

Советскому Союзу пришлось переводить экономику на военное положение в необычайно сложных условиях. Крупные вооруженные силы противника стремительно продвигались на Восток, а его авиация наносила массированные удары с воздуха по важнейшим экономическим объектам в тылу нашей страны.

В это тяжелое для советского народа время перед Коммунистической партией и Советским правительством встала трудная задача - в кратчайший срок перевести все народное хозяйство страны на военные рельсы и эвакуировать главные производительные силы из прифронтовой полосы в восточные районы страны. Это был грандиозный и сложный процесс, равного которому не знала многовековая история войн.

Чтобы перестроить экономику страны .в соответствии с задачами обороны, необходимо было ввести в действие мобилизационные производственные планы, а также планы бронирования и подготовки квалифицированной рабочей силы; изменить пропорции между различными отраслями промышленности в пользу военного производства; переключить значительные производственные мощности гражданской промышленности на производство военной продукции; пересмотреть структуру государственного бюджета с целью перераспределения ассигнований в пользу оборонной промышленности; перестроить государственный аппарат в соответствии с требованиями обороны страны вообще и форсированного развития военной экономики в частности, создать ряд новых институтов управления военной экономикой и т. д.

В годы гражданской войны великий Ленин неоднократно указывал, что в военное время все должно быть подчинено интересам войны, вся внутренняя жизнь страны должна быть подчинена войне.

Руководствуясь указанием В. И. Ленина, Центральный Комитет КПСС и Советское правительство в первый же день вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз обратились к народам СССР с призывом превратить страну в единый боевой лагерь.

Главными документами партии и правительства, в которых содержалась программа борьбы советского народа в Великой Отечественной войне, явились заявление Советского правительства 22 июня 1941 г., директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей от 29 июня и речь главы Советского правительства по радио 3 июля.

Идеи и указания партии и правительства, изложенные в этих первых программных документах, нашли позже воплощение в конкретных оперативно-тактических и народнохозяйственных планах, явившихся основой военной перестройки народного хозяйства и боевой деятельности войск*.

* (История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945, т. 2, стр. 52.)

По своему политическому значению эти документы перекликаются с историческим ленинским декретом от 21 февраля 1918 г. "Социалистическое отечество в опасности!". Как и в первые дни иностранной военной интервенции 1918-1920 гг., Коммунистическая партия и Советское правительство в начале Великой Отечественной войны обратились к народу со словами суровой правды. "Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) заявляют,- говорилось в директиве,- что в навязанной нам войне с фашистской Германией решается вопрос о жизни и смерти Советского государства, о том - быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение"*.

* (КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. Сборник документов, 1917-1958. Госполитиздат, 1958, стр. 356.)

Под лозунгом партии "Все для фронта, все для победы" началась перестройка всей экономики страны на военные рельсы. С 23 июня 1941 г. были введены в действие мобилизационные производственные планы по всей стране. В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 г. "О военном положении" наряду с мерами общего характера предусматривались и меры, касающиеся экономической жизни страны, в частности, введение трудовой повинности, регулирование времени работы учреждений, промышленных и торговых предприятий, нормирование отпуска населению промышленных и продовольственных товаров и другие*. 23 июня был введен в действие мобилизационный план по производству боеприпасов, утвержденный правительством 6 июня 1941 г.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 700-702.)

26 июня 1941 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР "О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время". Этим указом директорам предприятий промышленности, транспорта, сельского хозяйства и торговли предоставлялось право устанавливать с разрешения Совнаркома СССР как для всех рабочих и служащих предприятий, так и для отдельных цехов, участков и групп рабочих и служащих обязательные сверхурочные работы продолжительностью от одного до трех часов в день. Это мероприятие давало возможность дополнительно загрузить производственное оборудование примерно на 22-25 % без увеличения штатов предприятий, что имело огромное значение для военного времени.

Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли огромное внимание производству танков и самолетов. В начале войны на производство корпусов танков KB был переключен Уралмашзавод. Это г гигант до войны производил металлургическое и горное оборудование, теперь ему надлежало быстро освоить выпуск новой продукции.

Кузнецкий и Магнитогорский металлургические комбинаты с первых дней войны начали осваивать производство новых марок стали и увеличивать выпуск качественного проката. В частности, Магнитогорский завод за первый год войны освоил свыше 40 новых марок сталей: ствольную, броневую, пружинную, снарядную, бронебойную, шарикоподшипниковую и другие.

Златоустовский металлургический комбинат освоил 163 марки качественных сталей, из них 96 выплавлялись в электропечах и 67 в мартеновских печах.

На многих заводах Урала и Сибири осваивалось производство броневого листа на блюмингах и цветных металлов на заводах черной металлургии, что считалось совершенно невозможным в мирное время. Харьковский, Челябинский и другие тракторные заводы были переключены на производство преимущественно танков, орудий и боеприпасов. Московский, Горьковский и Ярославский автомобильные заводы в значительной мере перешли на выполнение заказов танковой и авиационной промышленности, производство вооружения и боеприпасов. Ростовский, Гомельский, Люберецкий и Челябинский машиностроительные заводы были приспособлены для производства вооружения и боеприпасов. Коломенский и Брянский заводы выпускали танковые узлы и вооружение. Мотоциклетные заводы были переключены на производство стрелкового оружия и т. д. Так, шаг за шагом переводились на военные рельсы все отрасли промышленности.

Для управления военной промышленностью и организации военного производства было создано несколько новых наркоматов. В сентябре 1941 г. образовался Наркомат танковой промышленности, а в ноябре 1941 г.- Наркомат минометного вооружения. Еще до войны были учреждены наркоматы авиационной промышленности, вооружения и боеприпасов.

Между наркоматами устанавливались новые производственные связи. Если до войны главными заказчиками Наркомтяжмаша были наркоматы черной металлургии, цветной металлургии, путей сообщения, электроэнергетической промышленности, то уже в первые месяцы войны главными заказчиками стали наркоматы боеприпасов, танковой и авиационной промышленности, вооружения, химической промышленности и т. д. Возникли новые отрасли военной промышленности, расширилось кооперирование предприятий.

Ввиду создавшегося чрезвычайного положения в стране и в целях быстрой мобилизации всех сил народа для отпора врагу Президиум Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР 30 июня 1941 г. создали Государственный Комитет Обороны (ГКО). В руках ГКО была сосредоточена вся полнота власти в государстве. Все граждане и все партийные, советские, комсомольские и военные органы обязаны были беспрекословно выполнять постановления и распоряжения ГКО.

Чтобы обеспечить своевременное и. быстрое решение оперативных вопросов, связанных с выполнением возложенных на народные комиссариаты задач, и в первую очередь с выполнением планов выпуска военной продукции и строительства, Совет Народных Комиссаров СССР 1 июля 1941 г. принял постановление "О расширении прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени".

Народным комиссарам было предоставлено право распределять и перераспределять материальные ресурсы наркоматов между отдельными предприятиями и строительными организациями в соответствии с ходом выполнения плана и поступлением оборудования и материалов по выделенным наркоматам фондам; разрешать директорам предприятий и начальникам строек для выполнения производственных планов и заказов по договорам выдавать из своих ресурсов другим предприятиям необходимые материалы; перераспределять капиталовложения по сверхлимитным стройкам; производить затраты на восстановление разрушенных военными действиями предприятий и жилищ и т. д.

Это постановление Совета Народных Комиссаров СССР сыграло огромную роль в перестройке народного хозяйства.

Перевод народного хозяйства на военные рельсы начался прежде всего с пересмотра экономических планов и приведения их в соответствие с требованиями войны. С этой целью план развития народного хозяйства СССР на третий квартал был отменен. 30 июня вместо него был разработан и утвержден мобилизационный народнохозяйственный план ,на третий квартал 1941 г. Это явилось крупным шагом по пути перестройки всей советской экономики.

Планом предусматривалось увеличение производства военной техники на 26%. Намечались ударные стройки военных предприятий, металлургической и топливной промышленности, электростанций и новых железнодорожных линий. Для увеличения производства самолетов, танков, артиллерии, боеприпасов было признано необходимым выделить 14 тыс. металлорежущих станков из 22 тыс., выпускаемых в третьем квартале. Вместе с тем план предусматривал значительное сокращение производства гражданской продукции и розничного товарооборота.

Выполнение мобилизационного народнохозяйственного плана в течение короткого времени сыграло огромную роль в развитии военной экономики. Однако ход событий показал, что этот план не мог обеспечить растущие потребности войны. 4 июля 1941 г. ГКО создал комиссию во главе с председателем Госплана СССР Н. А. Вознесенским для выработки нового военно-хозяйственного плана. 16 августа 1941 г. Совет Народных Комиссаров СССР и Центральный Комитет ВКП(б) одобрили представленный Госпланом военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. для районов Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии.

В этом конструктивном военно-хозяйственном плане содержалась обширная программа развития всех отраслей военной экономики, а также эвакуации на Восток промышленных предприятий из прифронтовых районов и восстановления их на новом месте в кратчайший срок.

В плане предусматривалось ускоренное развитие производства вооружения, в частности, зенитных автоматических пушек, танковых, противотанковых, полковых, корпусных пушек, минометов, стрелкового оружия. Большое внимание уделялось производству боеприпасов. Предусматривалось строительство новых заводов в восточных районах страны для выпуска снарядов, мин, взрывателей и т. д. Планировалось значительное увеличение выпуска истребителей, бомбардировщиков, штурмовиков. Кроме того, было намечено значительно расширить военное судостроение, добычу угля, нефти, производство станков, электроэнергии, олеума, толуола, аммиачной селитры, крепкой азотной кислоты и т. д. Намечалось строительство новых и реконструкция существующих путей сообщения.

Для увеличения добычи угля предусматривалось ввести в действие 59 каменноугольных шахт общей мощностью 15 790 тыс. т угля в год и заложить 23 угольные шахты и 3 разреза мощностью 10 350 тыс. т. Кроме того, планировалось строительство 87 мелких угольных шахт мощностью 6 800 тыс. т и 15 сланцевых шахт мощностью 750 тыс. т.

Планом был установлен объем буровых работ в 2 100 тыс. м и введение в действие в 1942 г. 1550 нефтяных скважин.

Наркомату черной металлургии и Наркомстрою было предложено сдать в эксплуатацию в 1942 г. на уральских заводах 5 доменных печей, 27 мартеновских печей, один блюминг и 5 коксовых батарей. Наркомчермет, Наркомцветмет, Наркомат боеприпасов, Наркомат вооружения и Наркомэлектропром должны были резко повысить выпуск специальных металлов на предприятиях Урала и Западной Сибири.

В области машиностроения планом предусматривалось осуществление ряда крупных мероприятий. В частности, Наркомату станкостроения и Наркомату по строительству было предложено форсировать строительство завода тяжелых станков в Свердловске, завода автоматов и револьверных станков в Алапаевске, станкостроительного завода в Новосибирске, абразивного завода в Златоусте. Наркомату общего машиностроения было поручено построить насосно-компрессорный завод в Кемерово, завод промышленной арматуры в Барнауле, завод литейных машин в Удмуртской АССР и другие. Наркомату тяжелого машиностроения предлагалось обеспечить ввод в действие в четвертом квартале 1942 г. первой очереди заготовительных и механосборочных цехов Красноярского завода "Сибтяжмаш". Наркомату путей сообщения было поручено организовать на Омском паровозоремонтном заводе производство паровозов типа "СО". Планом предусматривалось также строительство новых заводов на Урале и в Сибири.

Были намечены мероприятия и по железнодорожному транспорту.

Для усиления мощностей электростанций Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахской ССР и Узбекской ССР предусматривалось введение в действие новых производственных мощностей электростанций в размере 1 386 тыс. квт.

В области сельского хозяйства в плане было признано необходимым довести общую площадь посева под урожай 1942 г. в восточных районах до 62 706 тыс. га, полностью освоить все земли, пригодные к самотечному орошению, чтобы использовать их под посевы не только зерновых культур, но и сахарной свеклы, кок-сагыза, овощей и картофеля.

Для выполнения этого грандиозного военно-хозяйственного плана были ассигнованы десятки миллиардов рублей.

Чтобы ускорить ввод в строй промышленных предприятий и затратить на это минимальное количество материалов и времени, Совет Народных Комиссаров СССР 11 сентября 1941 г. принял постановление "О строительстве промышленных предприятий в условиях военного времени". Этим постановлением разрешалось наркоматам и ведомствам .на время войны при необходимости строить для основных и вспомогательных цехов промышленных предприятий здания временного типа с расчетом на сокращенные сроки эксплуатации. Кроме того, это постановление обязывало наркоматы и ведомства широко использовать в строительстве дерево и другие местные материалы для несущих конструкций, для покрытия зданий и сооружений и проводить жесткую экономию металла и железобетона, применение которых допускалось только по согласованию с Наркомстроем.

В сложных условиях начального периода войны Центральному Комитету партии, Совнаркому СССР и ГКО приходилось очень быстро реагировать на все изменения в экономической жизни страны и оперативно выносить конкретные решения по развитию военной экономики.

9 июля 1941 г. Государственный Комитет Обороны определил первоочередные меры для усиления мощности Челябинской, Красногорской и Средне-Уральской электростанций - основных станций уральской энергосистемы. 29 июля 1941 г. СНК СССР принял постановление "Об ускорении строительства Актюбинского и Кузнецкого ферросплавных заводов". 29 августа 1941 г. СНК СССР принял план строительства мощной марганцеворудной базы в восточных районах страны. 26 сентября 1941 г. было принято постановление "О мероприятиях по строительству электростанций и сетей в Новосибирске и Кузбассе"; 17 ноября ,1941 г.- "Об обеспечении электроэнергией предприятий Поволжья, Урала и Сибири и плане ввода новых мощностей по каждой электростанции"; 8 декабря 1941 г.- "О развитии добычи угля в восточных районах СССР".

Война и связанная с ней перестройка экономики на военный лад требовали огромных финансовых затрат. С учетом этих требований были пересмотрены все статьи государственного бюджета.

В связи с тем что национальный доход в 1941 г. по сравнению с 1940 г. уменьшился на 8%, а в 1942 г. он составил всего лишь 65,7% от довоенного уровня, текущие доходы государственных бюджетов этих лет также значительно сократились. Например, в 1942 г. они составили 165 млрд. руб. вместо 180 млрд. руб. в 1940 г. В то же время различные платежи и взносы населения в этот период увеличились с 19 млрд. руб. в 1940 г. до 44,7 млрд. руб. в 1942 г. Эти и другие обстоятельства (в частности, проведенная эмиссия) позволили увеличить расходы по государственному бюджету в 1941 г. до 191,4 млрд. руб. вместо 174,3 млрд. руб. в 1940 г.

Внутри расходных статей государственных бюджетов 1941 и 1942 гг. тоже произошли крупные изменения. В 1941 г. по сравнению с 1940 г. расходы на просвещение сократились с 22,5 млрд. руб. до 15,5 млрд. руб., на здравоохранение и физкультуру - с 9 млрд. руб. до 6,8 млрд. руб., управленческие расходы - с 6,8 млрд. руб. до 5,1 млрд. руб., на народное хозяйство - с 58.3 млрд. руб. до 51,7 млрд. руб., расходы же на оборону увеличились за это время с 56,7 млрд. руб. до 83 млрд. руб., т. е. на 46,3%.

В 1942 г. расходы на просвещение снизились до 10.4 млрд. руб., на управление - до 4,3 млрд. руб. Расходы на здравоохранение удерживались на уровне 1941 г. - 6,8 млрд. руб., на народное хозяйство снизились до 31,6 млрд. руб. и составляли 17% всех расходов государственного бюджета вместо 33% в 1940 г. Расходы же на оборону страны продолжали расти. В 1942 г. они составили 108,4 млрд. руб., т. е. увеличились почти в 2 раза по сравнению с 1940 г.

Радикальное перераспределение расходов государственного бюджета в начальный период войны явилось важным фактором в переводе экономики на военные рельсы. Однако при анализе статей доходов и расходов государственного бюджета СССР необходимо иметь в виду то обстоятельство, что вследствие оккупации противником ряда крупнейших районов СССР объем совокупного общественного продукта в нашей стране в первый год войны значительно уменьшился по сравнению с предвоенным периодом. При этом изменилась и структура распределения совокупного общественного продукта:

  • военные расходы, не считая личного потребления военнослужащих, увеличились с 4% в 1940 г. до 17% в 1942 г.;
  • производственное потребление осталось неизменным в эти годы, оно находилось на уровне 43%;
  • личное потребление населения уменьшилось с 42% в 1940 г. до 38% в 1942 г.;
  • накопление уменьшилось с 11% в 1940 г. до 2% в 1942 г.

Изменилась и структура национального дохода. Доля личного потребления в национальном доходе сократилась с 74% в 1940 г. до 64% в 1942 г., доля накопления соответственно с 19% до 4%, доля же военных расходов (не считая Личного потребления военнослужащих) возросла с 7% в 1940 г. до 29% в 1942 г.*.

* (Н. Вознесенский. Военная экономика СССР в период Отечественной войны, стр. 65, 67.)

Увеличение расходов на оборону сопровождалось сокращением доли совокупного общественного продукта и национального дохода, предназначенных для накопления и личного потребления народа.

В начальный период войны очень остро встала проблема подготовки производственных, особенно квалифицированных, рабочих кадров. В первые месяцы 1942 г. по Наркомату тяжелого машиностроения не хватало 50 тыс. рабочих, Наркомату среднего машиностроения - 9 тыс., Наркомату цветной металлургии -8,7 тыс., Наркомату судостроительной промышленности - 6 тыс., Наркомату черной металлургии - 9,2 тыс., Наркомату боеприпасов - 35 тыс., Наркомату танковой промышленности - 45 тыс., Наркомату вооружения - 64 тыс., Наркомату авиационной промышленности - 215 тыс. Половину этой потребности составляли квалифицированные рабочие кадры.

Учитывая сложность в разрешении проблемы кадров в период войны и необходимость рационального использования людских ресурсов, 30 июня 1941 г. при Бюро Совнаркома СССР был создан Комитет по распределению рабочей силы. 23 июля 1941 г. постановлением СНК СССР было предоставлено право совнаркомам союзных и автономных республик, а также исполкомам краевых и областных Советов депутатов трудящихся при необходимости переводить в обязательном порядке рабочих и служащих на работу в другие предприятия, независимо от их ведомственной принадлежности и территориального расположения. Это позволяло местным органам власти более оперативно маневрировать производственными кадрами в интересах войны.

28 июля 1941 г. Совнарком СССР принял постановление "О сохранении пенсий за пенсионерами, вернувшимися на производство".

Пенсия сохранялась на весь период войны, независимо от размера заработка пенсионеров на предприятиях. Это мероприятие тоже несколько облегчило разрешение проблемы кадров в первый период войны.

В целях закрепления рабочих и служащих за военными предприятиями Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 г. все мужчины и женщины, занятые в военной промышленности, были объявлены мобилизованными на период войны. Это важное мероприятие способствовало стабилизации кадров на военных предприятиях. Несколько позже военное положение было введено на железнодорожном, морском и речном транспорте Советского Союза.

Президиум Верховного Совета СССР 13 февраля 1942 г. принял Указ "О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве"*.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 722.)

По этому Указу в целях обеспечения рабочей силой важнейших предприятий и строек военной промышленности и других отраслей народного хозяйства, работающих на нужды обороны, было признано необходимым мобилизовать трудоспособное городское население в возрасте: мужчины - от 16 до 55 лет и женщины - от 16 до 45 лет.

Согласно этому Указу только в течение 10 месяцев 1942 г. было мобилизовано на работу в промышленность и строительство в городах 565,9 тыс. человек, в сельской местности-168 тыс. человек. Кроме того, в 1942 г. было мобилизовано на временные и сезонные работы в промышленности, на транспорте и строительстве 1395,6 тыс. человек, в школы ФЗО и училища государственных трудовых резервов - 826 тыс. подростков*.

* (Архив ГУТР, ф. 37, оп. 4, св. 1, д. 2, л. 86.)

В то же время для работы в промышленности, на транспорте и строительстве из числа военнообязанных (непригодных к строевой службе) создавались строительные батальоны и рабочие колонны. Только в течение второй половины 1941 г. в строительные батальоны и рабочие колонны было мобилизовано 700 тыс. человек, из них на предприятия наркоматов военной промышленности было направлено 251 тыс., на предприятия парко-матов угольной, нефтяной промышленности и электростанций- 120,2 тыс., на предприятия наркоматов черной и цветной металлургии - 89,1 тыс., на строительные площадки Наркомстроя - 267,6 тыс. человек*.

* (Архив ГУТР, ф. 35, оп. 2, д. 11, 21.)

Немаловажную роль в разрешении проблемы производственных и строительных рабочих кадров сыграл переход многих тысяч служащих управленческого аппарата непосредственно на производство и строительство.

Но указанные мероприятия, несмотря на их конструктивность и важность, не решали полностью проблемы рабочей силы. Требовалось наладить .систематическую подготовку и переподготовку квалифицированных рабочих кадров, так как значительная часть квалифицированных рабочих ушла на фронт, на производство пришли новые кадры, в большинстве своем малоквалифицированные либо совсем не квалифицированные. Кроме того, и та часть квалифицированных рабочих, которая оставалась на производстве, также нуждалась в переподготовке, потому что большинство предприятий перешло на выпуск военной продукции.

Подготовка квалифицированных рабочих кадров осуществлялась на краткосрочных курсах и в школах; на производстве в порядке индивидуального и бригадного ученичества; в системе государственных трудовых резервов; в ведомственных школах ФЗУ и другими способами.

В декабре 1941 г. был разработан подробный план подготовки квалифицированных рабочих на первый квартал 1942 г. По этому плану 31 хозяйственная организация должна была подготовить 365,4 тыс. человек, в том числе: на краткосрочных курсах и в школах - 166,7 тыс. и в порядке индивидуального и бригадного ученичества - 198,7 тыс. По Наркомату танковой промышленности предусматривалось подготовить 36 тыс. рабочих, Наркомату вооружения - 35 тыс., Наркомату тяжелого машиностроения - 11 тыс., Наркомату среднего машиностроения - 14 тыс., Наркомату угольной промышленности - 10,2 тыс., Наркомату черной металлургии - 12 тыс., Наркомату нефтяной промышленности- 3,9 тыс. и Наркомату химической промышленности - 8,2 тыс.*.

* (Архив ГУТР, ф. 35, ол. 2, св. 3, д. 12.)

Подготовка и переподготовка квалифицированных рабочих кадров приняла небывало широкий размах по всей стране и достигла масштабов, значительно превосходящих довоенный уровень.

Таблица 1. Подготовка квалифицированных рабочих массовых профессий в СССР в 1941 - 1942 гг. (тыс. человек)
Таблица 1. Подготовка квалифицированных рабочих массовых профессий в СССР в 1941 - 1942 гг. (тыс. человек)

* (Промышленность СССР. Статистический сборник, стр. 23; Архив ГУТР, ф. 1, оп. 41, св. 8, д. 32, л. 51.)

Таким образом, в 1941 и 1942 гг. было подготовлено . 7639,1 тыс. квалифицированных рабочих. Если взять один только 1942 г., то при наличии средней численности рабочих в промышленности до 5 491 тыс. человек было подготовлено и переподготовлено 4388,8 тыс., т. е. почти 80% от общего состава.

В ходе войны произошли большие изменения в половом и возрастном составе рабочих. В связи с тем что большая часть мужского населения была призвана в Советскую Армию и Военно-Морской Флот, значительно увеличилась на производстве доля женского труда и труда подростков. Достаточно сказать, что только во втором полугодии 1941 г. на производство пришло 500 тыс. домашних хозяек и около 500 тыс. учащихся 8-10 классов. 13 1942 г. в народном хозяйстве удельный вес женщин составлял 53% вместо 38% в 1940 г., в том числе: в промышленности - 52%, в сельском хозяйстве - 54%, на железнодорожном транспорте - 40%, в коммунальном хозяйстве - 64%, в торговле - 55%, в просвещении - 73% и в здравоохранении - 83%.

Значительно возрос удельный вес женщин и среди квалифицированных рабочих. Например, среди машинистов паровых машин удельный вес женщин возрос с 6% в начале 1941 г. до 33% в конце 1942 г., токарей по металлу - соответственно с 16 до 33%, сварщиков - с 17 до 31%, слесарей - с 3,9 до 12%, кузнецов и штамповщиков - с 11 до 50%), электромонтеров - с 32 до 50%), машинистов компрессоров - с 27 до 44%*.

* (Н. Вознесенский. Военная экономика СССР в период Отечественной войны, стр. 111.)

В целом проблема воспроизводства квалифицированных рабочих кадров в этот период, несмотря на всю ее сложность, была успешно решена.

Работа по подготовке квалифицированной рабочей силы осложнялась тем, что она проводилась одновременно с эвакуацией главных производительных сил из прифронтовых районов на Восток.

Для организации своевременной и планомерной эвакуации производительных сил 24 июня 1941 г. был создан Совет по эвакуации во главе с Н. М. Шверником. После образования ГКО Совет по эвакуации работал под его непосредственным руководством. Советом был разработан порядок эвакуации. В первую очередь вывозилась готовая продукция, неустановленное оборудование, основное оборудование, сырье, кабельные изделия и основные материалы; во вторую - технологическое оборудование, подлежащее установке на действующих заводах, энергооборудование, станки; в третью - вспомогательные материалы, транспортные средства и прочее имущество.

Совет разработал положение об эвакуации рабочих, служащих и их семей. Каждый работник предприятия при эвакуации имел право взять 100 кг груза на себя и по 40 кг на каждого члена семьи. Перевозка производилась за счет государства. На время эвакуации за работниками предприятий полностью сохранялась заработная плата (средняя за последние 3 месяца). Выплачивались подъемные из расчета: месячный оклад главе семьи - работнику предприятия, четверть оклада жене и одна восьмая оклада каждому из остальных неработающих членов семьи.

В начале войны эвакуация производительных сил в восточные районы страны приняла гигантские размеры. Некоторые промышленные наркоматы были вынуждены эвакуировать почти все свои заводы. Например, Наркомат тяжелого машиностроения эвакуировал Ново-Крамоторский, Луганский заводы, завод им. Кирова, Невский им. Ленина, Харьковский трубный, "Красный котельщик", Старо-Краматорский, Людиновский и другие. Наркомат авиационной промышленности эвакуировал 85% своих заводов.

В течение июля - ноября 1941 г. на Восток было эвакуировано 1523 промышленных предприятия, в том числе 1360 крупных предприятий. В районы Урала было перебазировано 667 предприятий, Поволжья - 226, Западной Сибири - 244, Восточной Сибири - 78, Казахстана и Средней Азии - 308*.

* (ЦГАОР, ф. 4372, оп. 3, д. 491, л. 152.)

По железным дорогам за вторую половину 1941 г. прошло около 1,5 млн. вагонов с грузами эвакуируемых предприятий.

Сложность эвакуации состояла прежде всего в том, что она осуществлялась в ограниченное время с очень широкой фронтовой и прифронтовой полосы, из крупных индустриальных районов страны на большие расстояния и часто проходила под огнем противника.

Для характеристики процесса эвакуации отдельных заводов приведем несколько примеров. Так, с 12 сентября по 21 октября 1941 г. эвакуировался Ново-Краматорский завод, имевший уникальное оборудование. За это время было вывезено 1276 металлорежущих и деревообрабатывающих станков (из общего количества 1541), почти все моторы и электромоторы (1752 шт.).

С завода "Днепроспецсталь" полностью вывезли оборудование прокатного цеха (станы 750, 450, 360 и 280, семь мостовых кранов и другое оборудование), кузнечного цеха (в том числе 16 молотов) и сталелитейного цеха № 2. Только из сталелитейного цеха № 1 не удалось вывезти оборудование: в цех попали авиационная бомба и два снаряда.

Однако эвакуация проходила не всегда успешно. Иногда значительная часть даже готовой продукции оставалась не вывезенной. Например, с Никитской базы Главметаллсбыта на Украине не смогли вывезти: проката - 70,5 тыс. т, слитков и заготовок - 68,5 тыс. т, чугуна - 63,5 тыс. т, труб - 21,2 тыс. т и ферросплавов - 6 тыс. т.

Некоторые заводы почти целиком достались противнику. Так, Мариупольский завод имени Ильича был захвачен немцами 8 октября 1941 г. неожиданно. Нередко промышленное оборудование перехватывалось или уничтожалось противником в пути следования.

Во время вынужденной эвакуации производительных сил на Восток было потеряно по тем или иным причинам много ценного оборудования. В результате производственные мощности нашей промышленности значительно снизились.

На уменьшение производственных мощностей влияло также то, что некоторые предприятия, эвакуированные на Восток, размещались не на одной производственной площадке, а на нескольких. Например, Люберецкий завод был размещен в четырех местах: в Челябинске, Нижнем Тагиле, Кургане и Красноярске; оборудование Брянского завода находилось в шести городах: в Красноярске, Нижнем Тагиле, Свердловске, Челябинске, Горьком и Бузулуке.

Терялись производственные мощности и потому, что иногда на одной заводской площадке размещалось несколько заводов или отдельных цехов определенной группы заводов. Например, на площадке Уралвагонзавода (Нижний Тагил) находилось значительное количество оборудования Сталинградского тракторного завода, Московского станкозавода имени Орджоникидзе и Других. Такая чрезмерная концентрация оборудования разных заводов на одной площадке не благоприятствовала быстрому восстановлению производственных мощностей эвакуированных предприятий.

Огромное значение для быстрого восстановления предприятий на новом месте и возобновления выпуска необходимой фронту продукции имела одновременная эвакуация рабочих и служащих.

Но далеко не всем заводам удалось полностью эвакуировать свои производственные кадры одновременно с эвакуацией предприятий. По разным причинам значительная часть рабочих и служащих либо совсем не прибывала к новому месту назначения, либо прибывала с большим запозданием. К январю 1942 г. количество рабочих на эвакуированных предприятиях составило примерно 30-40% от общей численности рабочих, занятых на предприятиях до эвакуации. В результате некоторая часть эвакуированных на Восток предприятий длительное время не могла вступить в строй. Например, на Урале к концу 1942 г. не удалось наладить работу 55 крупных эвакуированных предприятий. В значительной степени это объяснялось тем, что не хватало рабочих кадров и инженерно-технического персонала*.

* (Н. Вознесенский. Военная экономика СССР в период Отечественной войны, стр. 50.)

Все это свидетельствует о тех огромных трудностях, которые пришлось преодолевать нашей стране, чтобы сохранить производственные мощности каждого эвакуированного предприятия.

Война является самым суровым испытанием не только экономического строя государства, но и духовных сил народа.

В первые же дни войны против немецко-фашистских захватчиков весь советский народ по призыву Коммунистической партии встал на защиту завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции. В то время как советские воины вели напряженные бои на фронтах, в тылу развернулось массовое патриотическое движение за выполнение и перевыполнение производственных планов, создание фронтовых бригад, овладение новыми профессиями, досрочное (восстановление эвакуированных предприятий и т. д. На заводы и фабрики, в производственные бригады совхозов и колхозов, на транспорт шли домохозяйки, пенсионеры и подростки.

На третий день войны работницы Московского тормозного завода в письме к фронтовикам писали: "Все свои силы, всю свою энергию мы приложили к тому, чтобы заменить вас на производстве, обеспечить вас всем необходимым". Работницы этого завода фрезеровщица Шматова, сверловщица Алешина, контролер Фролова, проводив своих мужей на фронт, стали выполнять двойную норму: за себя и за мужа*.

* ("Правда", 25 июня 1941 г.)

Молодая работница Московского автозавода Абрамова бросила клич: "Встать к станку! Овладеть станочным ремеслом!" Ее призыв был подхвачен тысячами девушек, решивших научиться работать на станке*.

* ("Правда", 27 июня 1941 г.)

68-летний кадровый рабочий-пенсионер С. В. Васильев, проработавший на производстве 35 лет, писал в заводской многотиражке "Мартеновка": "Узнав, что германские фашисты напали на нас, я не могу остаться в стороне. По профессии я слесарь 7-го разряда, думаю, что мой труд тоже будет полезен Родине. Отдохну потом, когда мы победим"*.

* (Многотиражная газета "Мартеновка" завода "Серп и молот". 27 июня 1941 г.)

В связи с перестройкой промышленности огромное значение приобретало овладение новыми профессиями и перевыполнение производственной программы. В стране развернулось замечательное движение многостаночников и "тысячников". В начале 1942 г. фрезеровщик Д. Босый начал вырабатывать сменную норму на 2000%. Так было положено начало движению "тысячников"*. Следуя примеру Босого, слесарь завода № 292 Торгашев выполнял норму в отдельные дни на 1800%, слесарь Романец выполнил месячное задание на 1123%. Фрезеровщик Синарского трубного завода Б. Матвеев с самого начала войны перешел на обслуживание трех станков, на Челябинском абразивном заводе токарь Сапожников также стал обслуживать три станка.

* ("Правда", 27 июня 1942 г)

Беспримерный трудовой героизм советского народа не знал границ.

Центральный Комитет Коммунистической партии и Советское правительство придавали огромное значение не только своевременной эвакуации предприятий на Восток, но и их быстрому восстановлению на новом месте. Еще в августе 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление, которым одобрили военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941г. и на 1942 г. В октябре 1941 г. был утвержден график восстановления заводов, эвакуированных в Сибирь, на Волгу, Урал, в Среднюю Азию и Казахстан. 9 ноября ГКО принял постановление "О восстановлении производства предприятий черной металлургии, эвакуированных на Урал и в Сибирь...". Партия и правительство уделяли большое внимание восстановлению предприятий авиационной, танковой, артиллерийской и другой военной промышленности, обеспечению их топливом, электроэнергией, сырьем и рабочей силой.

Областные, городские и районные партийные организации и Советы депутатов трудящихся проводили большую работу по приему и восстановлению эвакуированных предприятий, по обеспечению их рабочей силой и необходимыми материалами.

Труженики советского тыла проявляли героизм и самоотверженность при восстановлении эвакуированных предприятий и строительстве новых важных объектов. Например, на восстановление крупного карбюраторного завода, эвакуированного из Запорожья в Ташкент, было затрачено всего 5 месяцев, а до войны подобный объем работы выполнялся в течение 30 месяцев.

Доменная печь с полезным объемом в 1 300 м3 до войны на Юге страны строилась 2,5 года, а в военное время печи № 5 и № 6 такого же объема на Магнитогорском металлургическом комбинате были выстроены за 8 месяцев, в Чусовой - за 7 месяцев*. Запорожский завод имени Энгельса спустя 20 дней после эвакуации начал выпускать продукцию. Один из московских военных заводов Наркомата вооружения был погружен в 12 эшелонов в середине октября 1941 г., в пути находился 11 дней, а в первых числах декабря 1941 г. вступил в строй на новом месте и начал производить в 1,5 раза больше продукции, чем до эвакуации. Такие примеры не единичны.

* ("Партийное строительство", 1945, № 9-10, стр. 33-34.)

В течение четырех-пяти месяцев 1941 г. были эвакуированы из западных, южных и центральных районов СССР на Восток многие сотни заводов и фабрик и миллионы людей. Такое громадное перемещение производительных сил страны в тяжелые годы войны было возможно только в условиях социалистической системы хозяйства.

С началом войны перестраивалось и сельское хозяйство. Необходимо было срочно вывезти материальные ценности колхозов, совхозов и машинно-тракторных станций из прифронтовых районов на Восток и одновременно собрать урожай хлеба. Кроме того, для бесперебойного обеспечения фронта и тыла продовольствием, а промышленности сельскохозяйственным сырьем требовалось расширить посевные площади зерновых культур в восточных районах, увеличить поголовье скота, освоить новые земли, пригодные для посадки сахарной свеклы, овощей и картофеля. С этой целью осенью 1941 г. в Красноярском крае озимый клин был увеличен до 436 тыс. га вместо 385,3 тыс. га, в Алтайском крае - до 579 тыс. га вместо 236,2 тыс. га, в Омской области - до 672 тыс. га вместо 385,3 тыс. га. Расширены были посевы озимых культур и в других восточных районах. Весь озимый клин в тыловых районах в 1941 г. был расширен на 1 600 тыс. га, из них в восточных районах - на 1 350 тыс. га.

Постановлением СНК СССР и ЦК ВКЩб) от 16 августа 1941 г. общая площадь посева под урожай 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии предусматривалась в размере 62 706 тыс. га, в том числе в колхозах 53 927 тыс. га*.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 711.)

Выполняя это задание, восточные районы СССР в 1942 г. увеличили посевы зерновых культур на 2,3 млн. га по сравнению с 1940 г.*. Несмотря на трудности военного времени и значительное сокращение сельскохозяйственных машин, в колхозах повысилась производительность труда.

* (Н. Вознесенский. Военная экономика СССР в период Отечественной войны, стр. 94.)

Однако, несмотря на самоотверженный, героический труд работников совхозов и колхозов, восполнить огромные потери, понесенные нашим сельским хозяйством в 1941 г., не удалось. В результате уровень развития сельского хозяйства в этот период не мог удовлетворить потребности страны. Поэтому взятый Коммунистической партией и Советским правительством курс на форсированное развитие всех отраслей сельского хозяйства, особенно зернового, в восточных районах страны имел огромное значение для укрепления сельскохозяйственной базы военной экономики.

В годы войны широкое развитие получили подсобные хозяйства при промышленных предприятиях и учреждениях, а также индивидуальное огородничество рабочих и служащих. Весной 1942 г. подсобные хозяйства только 28 промышленных наркоматов имели 818 тыс. га посевных площадей, в том числе под картофелем - 150 тыс. га, овощными культурами - 88 тыс. га.

Подсобные хозяйства располагали значительным поголовьем крупного рогатого скота, свиней и овец. Многие промышленные наркоматы полностью обеспечивали свои потребности в овощах и картофеле за счет производства их в подсобных хозяйствах.

По утвержденному Совнаркомом СССР и ЦК ВКП(б) в октябре 1942 г. плану развития подсобных хозяйств промышленных наркоматов на 1943 г. предусматривалось довести посев разных культур в 1943 г. до 1016,3 тыс. га, в том числе: зерновых - 491,5 тыс. га, картофеля - 243,8 тыс. га, овощей - 144,9 тыс. га, корнеплодов - 30,0 тыс. га; увеличить к 1 января 1944 г. поголовье свиней до 610,6 тыс. голов, овец и коз - до 311,1 тыс. голов, крупного рогатого скота - до 315,8 тыс. голов, птицы - до 857 тыс. голов и пчелосемей - до 101,4 тыс. ульев*.

* (Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 2, стр. 735, 737.)

Семьям рабочих и служащих в сельской местности, а также эвакуированному населению, работавшему в колхозах, предоставлялись земельные участки в размере до 0,15 га.

Подсобные хозяйства при предприятиях и учреждениях и индивидуальные огороды сыграли большую роль в обеспечении населения продовольствием в годы войны.

В целях планомерного и экономного расходования государственных запасов продовольствия, а также промышленных товаров сначала в Москве и Ленинграде, а затем и в остальных городах была введена карточная система для отпуска товаров населению по твердым государственным ценам.

В соответствии с потребностями войны перестраивалась и работа транспорта. Необходимо было прежде всего обеспечить бесперебойную перевозку военных грузов и эвакуацию производительных сил на Восток. Для выполнения этой задачи требовалось увеличить пропускную способность важнейших железнодорожных магистралей, построить подъездные пути к заново размещенным предприятиям, в первую очередь на Урале, в Поволжье и в Западной Сибири.

Перевозки воинских грузов на всех железных дорогах страны с первых же дней войны резко возросли и в июле - декабре 1941 г. составили около 20% всех перевозок. В то же время эксплуатационная длина железных дорог сократилась с 106,1 тыс. км в конце 1940 г. до 61,9 тыс. км в ноябре 1941 г. Среднесуточная погрузка на железных дорогах страны в 1942 г. сократилась в 2,3 раза по сравнению с уровнем погрузки 1940 г. В 2 раза сократился пробег вагонов и вместе с тем увеличилось время оборота вагонов. В 1942 г. оно составило 13,8 суток вместо 7,4 суток в 1940 г.*. Замедление оборачиваемости вагонов объяснялось увеличением дальности пробега грузов в связи с эвакуацией предприятий и людей на Восток, значительным сокращением технической скорости движения поездов и среднесуточного пробега паровозов.

* (Н. Вознесенский. Военная экономика СССР IB период Отечественной войны, стр. 104.)

Для транспортировки эвакуируемых грузов ежегодно требовались тысячи паровозов и десятки тысяч вагонов. Например, в июле 1941 г. под эвакогрузами было занято 300 тыс. вагонов, в августе - 185 тыс., в сентябре - 140 тыс., в октябре - 175 тыс., в ноябре - 123 тыс., в декабре - 71 тыс. вагонов*.

* (История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945, т. 2, стр. 169.)

Немецко-фашистские захватчики всячески стремились парализовать работу советского транспорта. Авиация противника систематически совершала налеты на важнейшие железнодорожные узлы, станции, мосты, воинские эшелоны и поезда с эвакогрузами. Только с 22 июня по декабрь 1941 г. фашистская авиация совершила 5939 налетов на прифронтовые дороги и сбросила на железнодорожные объекты свыше 46 тыс. бомб*.

* (История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945, т. 2, стр. 169.)

Но, несмотря на огромные трудности, в которых оказался железнодорожный транспорт в начальный период войны, железнодорожники своим героическим трудом обеспечили нужды фронта и тыла.

Доставляя на фронт военную технику, боеприпасы и продовольствие, работники транспорта проявляли мужество и отвагу. Паровозный машинист А. И. Покусай (Герой Социалистического Труда) в дни напряженных боев на Волге вел на фронт состав с танками. В пути налетела вражеская авиация. Паровоз получил сильное повреждение. Машинист и другие члены бригады были ранены, но они не оставили своего поста. Паровоз был отремонтирован на ходу, и танки доставлены к месту назначения. При разгрузке на станции Арчеда поезд снова подвергся сильной бомбардировке. Паровоз и тендер получили 300 пробоин. Покусай был ранен вторично, а два члена бригады убиты. Но и на этот раз Покусай не оставил паровоза, он доставил его на базу.

По-фронтовому работали бригады машинистов: Юго-Западной дороги - В. И. Казанского, Калининской дороги - М. И. Кушнера и Ленинградской дороги - К. А. Никитина и многие другие. Поезда этих бригад не раз подвергались налетам вражеской авиации, но доблестные советские железнодорожники вовремя доставляли на фронт необходимые грузы.

В годы Великой Отечественной войны напряженно и самоотверженно трудились и работники речного и морского транспорта. Речники Волжского, Донского, Днепровского, Двинского, Беломорско-Онежского, Ладожского и других пароходств совершили много героических подвигов при перевозке грузов.

Большую роль в перестройке промышленности и эвакуации производительных сил на Восток сыграли руководящие партийные и государственные деятели: Б. Л. Ванников, В. В. Вахрушев, Н. А. Вознесенский, П. Н. Горемыкин, А. И. Ефремов, А. Н. Косыгин, А. А. Кузнецов, И. А. Лихачев, В. А. Малышев, А. И. Микоян, И. Ф. Тевосян, Д. Ф. Устинов, Н. С. Хрущев, А. И. Шахурин, Н. М. Шверник и другие.

К руководству научной работой в промышленности и на транспорте в этот период были привлечены крупнейшие ученые страны: академик С. И. Вавилов (уполномоченный ГКО), академик И. П. Бардин (зам. наркома черной металлургии), академик Б. Е. Веденев (зам. наркома электростанций). По заданиям ГКО, Совнаркома и Госплана СССР в перестройке промышленности принимали активное участие академики: А. А. Байков, М. И. Варенцов, А. В. Винтер, П. Л. Капица, Г. М. Кржижановский, В. Н. Образцов, А. А. Скочинский, С. Г. Струмилин, Н. Н. Семенов, А. Е. Ферсман, Е. А. Чудаков, Л. Д. Шевякин, К. И. Шенфер и многие другие крупнейшие ученые.

Коммунистическая партия и Советское правительство мобилизовали все силы страны на отпор врагу. В результате героических усилий советских людей на фронте и в тылу временные военные и экономические преимущества врага, вызванные внезапностью нападения, были сведены на нет. Уже первый год Великой Отечественной войны показал всему миру преимущества социалистической системы хозяйства перед капиталистической.

Главной политической, хозяйственной и военной задачей тыла в этот период было широкое развертывание военного производства на действующих предприятиях и быстрое восстановление на новых местах эвакуированных предприятий.

В результате осуществления этой задачи в районах Урала, Сибири, Казахстана и Средней Азии объем капитальных работ во второй половине 1941 г. по сравнению с первой половиной этого года увеличился более чем в 1,5 раза.

В Поволжье были построены новые предприятия по производству авиамоторов, самолетов, шарикоподшипников, автомобилей и т. п. Удельный вес валовой продукции металлообрабатывающей промышленности в этом районе в 1942 г. составил 74% против 31% в 1940г. Производство металлорежущих станков увеличилось с 4404 шт. в 1940 г. до 5848 шт. в 1942 г. Выработка электроэнергии возросла с 1709,2 млн. квт*ч в 1940 г. до 2229,5 млн. квт*ч в 1942 г.

Колоссально возросли производственные мощности Урала - этой кузницы боевой техники. В таких важнейших отраслях оборонной промышленности, как машиностроительная и металлообрабатывающая, Урал в 1942 г. выпустил продукции на 17,4 млрд. руб., или в 4,5 раза больше, чем в 1940 г. Удельный вес продукции военного машиностроения был равен 40% всей продукции военной промышленности. Урал превратился в основную базу производства металла в стране; в 1942 г. на его долю приходилось 65,4% общесоюзной выплавки чугуна, 56,2% выплавки стали и 58,2% производства проката. Уральская промышленность обеспечивала танковое производство броней. Добыча угля на Урале составила в 1942 г - 16,4 млн. т вместо 12 млн. т в 1940 г. Электроэнергии было выработано в 1942 г. 9 млрд. квт*ч против 6,2 млрд. квт*ч в 1940 г.

В Западной Сибири расширилось производство цинка, было заново организовано производство алюминия, олова, станков, тракторов, мотоциклов, самолетов, танков и других видов продукции. Машиностроительная и металлообрабатывающая промышленность этого района в 1942 г. выпустила продукции в 7,9 раза больше, чем в 1940 г. Выработка электроэнергии увеличилась с 1 863 млн. квт*ч в 1940 г. до 2 529 млн. квт*ч в 1942 г.

В Восточной Сибири с 1940 по 1942 г. выплавка стали увеличилась в 1,5 раза, производство проката - в 2,5 раза, добыча марганцевой руды - более чем в 1,5 раза. Выработка электроэнергии возросла с 684,3 млн. квт*ч в 1940 г. до 825,2 млн. квт*ч в 1942 г. Металлургического оборудования, которое до войны совсем не производилось, в 1941 г. было выпущено 339 т, а в 1942 г.- 2429 т.

В районах Дальнего Востока с 1940 г. по 1942 г. был увеличен выпуск валовой промышленной продукции, значительно возросла добыча нефти и выработка электроэнергии.

Значительно расширилось промышленное производство в Средней Азии и Казахстане. Добыча угля в этих районах в 1942 г. составила 9,4 млн. т вместо 8,7 млн. т в 1940 г. Металлообрабатывающая промышленность в 1942 г. выпустила продукции на сумму 1,7 млрд. руб. против 0,6 млрд. руб. в 1940 г., т. е. почти в 3 раза больше.

В 1942 г. по сравнению с 1940 г. производство валовой продукции в восточных районах СССР увеличилось: в Поволжье - в 3 раза, на Урале - в 2,8 раза, в Западной Сибири - в 2,4 раза, Восточной Сибири - на 36%, в Средней Азии и Казахстане - на 19%.

За этот короткий отрезок времени резко повысился удельный вес восточных районов в общесоюзном производстве.

Таблица 2. Изменение удельного веса восточных районов СССР в общесоюзном производстве важнейших видов продукции (в  процентах)
Таблица 2. Изменение удельного веса восточных районов СССР в общесоюзном производстве важнейших видов продукции (в процентах)

* (Подсчеты произведены по материалам центральных архивов соответствующих министерств СССР.)

Изменился удельный вес восточных районов и в общем поголовье скота в СССР: крупного рогатого скота - с 51,3 до 93,3%, свиней - с 28,7 до 98,3%, овец - с 66,5 до 95,6%.

Все эти данные убедительно свидетельствуют об огромных усилиях советского народа, направленных на превращение восточных районов в главную военно-экономическую базу страны.

Процесс перестройки народного хозяйства в соответствии с требованиями войны и эвакуация главных производительных сил из прифронтовых районов на Восток нашли свое отражение прежде всего в развитии военно-экономической базы. Однако и в производстве военной продукции центр тяжести был перенесен в восточные районы страны.

Удельный вес военной продукции Урала, Поволжья, Западной и Восточной Сибири и Средней Азии в общесоюзном военном производстве за это время резко повысился. По Наркомату авиационной промышленности это повышение произошло с 6,6% в июне 1941 г. до 77,3% в июне 1942 г., Наркомату танковой промышленности - соответственно с 25,7 до 64,6%, Наркомату вооружения - с 18,3 до 65,4 %. Наркомату боеприпасов - с 34 до 74 %*. В целом удельный вес военной продукции в этих районах возрос за указанный период с 18,5 до 76%.

* (ЦГАОР, ф. 4372, оп. 3, д. 583, л. 84.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ECONOMICS-LIB.RU, 2001-2022
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://economics-lib.ru/ 'Библиотека по истории экономики'
Рейтинг@Mail.ru