НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Закон денежного обращения в социалистическом хозяйстве

В третьей главе I тома "Капитала" Маркс, рассматривая обращение денег в условиях простого товарного обращения, писал: "Таким образом, для процесса обращения за данный промежуток времени:

 сумма цен товаров 
 ------------------------------------------  =  массе денег,
 число оборотов одноименных денежных единиц 

функционирующих в качестве средств обращения. Этот закон имеет всеобщее значение"*. Подчеркивая, что сформулированный им закон денежного обращения имеет всеобщее значение, Маркс имел в виду, что этот закон, независимо от формы его проявления, действует всюду, где существует товарно-денежное обращение.

*(К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 23, стр. 130.)

Конечно, для сознательного использования в практике планирования и регулирования денежного обращения в социалистическом хозяйстве абстрактный закон денежного обращения, установленный Марксом, должен быть конкретизирован с учетом специфических условий кругооборота денег при социализме. Однако подобная конкретизация должна исходить из сущности данной Марксом формулировки закона денежного обращения.

Между тем в экономической литературе встречаются попытки такого видоизменения формулы закона денежного обращения, которое меняет само ее содержание. Так, Я. А. Кронрод дает следующую формулу закона денежного обращения в условиях социалистического хозяйства: "Объем обращающейся денежной массы определяется следующими факторами: 1) совокупной стоимостью реализуемого в данный период общественного продукта и объемом платежей, выражающим как стоимость ранее реализованных материальных ценностей, время оплаты которых наступило, так и движением доходов и средств; 2) ценами; 3) скоростью обращения денег в их функциях средства обращения и платежа"*.

*(Я.А. Кронрод, цит. соч., стр. 348 (Подчеркнуто нами. - И. К.).)

Нетрудно заметить, что эта формула фактически отличается от формулы Маркса. Во-первых, в формуле Маркса в числителе дана сумма товарных цен, а вовсе не "совокупная стоимость реализуемого в данный период общественного продукта". Как при капитализме, так и при социализме какая-то часть общественного продукта используется в натуральной форме для внутреннего потребления и потому не нуждается в средствах обращения. Кроме того, в социалистическом хозяйстве большая часть общественного продукта в виде средств производства реализуется безналичным путем, между тем как формула Маркса относится лишь к наличноденежному обращению. Во-вторых, "движение доходов и средств" (кстати, о каких "средствах" здесь идет речь?) не имеет отношения к указанной формуле, так как реализация товарных цен требует движения и "денежных доходов", и поэтому неправильно суммировать цены товаров с суммой денежных доходов и средств.

Нельзя согласиться и с теми экономистами (В.М. Батырев, Ю.Е. Шенгер, Г.А. Шварц, И.П. Айзенберг, В.В. Иконников), которые распространяют закон денежного обращения и на безналичный денежный оборот. Так, по мнению В. М. Батырева, "общие черты в действии закона количества денег в сфере обращения наличных денег и в платежном обороте, проводимом при помощи безналичных расчетов, определяются тем, что в обоих случаях в обращении функционируют деньги, представленные банковскими билетами в одних случаях или записями по счетам - в других"*.

*(В. Батырев, цит. соч., стр. 241; "Деньги и кредит", 1964, №6, стр. 22.)

Как известно, Маркс исключал из своей формулы безналичный платежный оборот, так как последний не входит в понятие обращающейся денежной массы. Ссылка В. М. Батырева на то, что в условиях современного капитализма "инфляция осуществляется преимущественно путем депозитной эмиссии"*, не может служить доказательством необходимости включения в формулу количества денег в обращении и депозитов. Этот факт свидетельствует лишь о неразрывной связи между безналичным и наличноденежным обращением, вследствие чего депозитная эмиссия приводит к инфляции наличноденежного обращения.

*(В. Батырев, цит. соч., стр. 241.)

Вряд ли можно также признать основательной попытку В. М. Батырева доказать необходимость распространения закона денежного обращения на безналичный оборот, исходя из основных принципов нынешней экономической реформы*. Прежде всего очевидно, что предложение В. М. Батырева противоречит общему направлению этой реформы, имеющему в виду резкое сокращение числа показателей народнохозяйственного плана, устанавливаемых в централизованном порядке. Распространение закона денежного обращения на безналичный оборот означает ведь не что иное, как составление наряду с кассовым планом какого-то централизованного плана безналичного денежного оборота.

*(См. "Вопросы экономики", 1965, №11, стр. 37, 42, 44 и др.)

Кроме того, попытка лимитирования сверху безналичного оборота социалистических предприятий неизбежно вступила бы в противоречие с задачами осуществления полного хозяйственного расчета, так как ограничила бы оперативно-хозяйственную самостоятельность предприятий и их возможности в области материального стимулирования. При этом всякая экономия, выражающаяся в росте денежных средств на расчетных счетах предприятий, могла бы рассматриваться как нарушение закона денежного обращения.

Далее совершенно непонятны смысл и назначение особого плана по регулированию безналичного оборота. Закон денежного обращения устанавливает объективную взаимозависимость между суммой товарных цен, скоростью оборота денег и их количеством, необходимым для обращения. А какую взаимозависимость определяет этот закон, если его распространить на безналичный оборот? Значительная часть безналичного оборота между предприятиями и кредитно-финансовой системой, а также между кредитной системой и государственным бюджетом не имеет никакого отношения к товарному обращению. Следовательно, речь может идти лишь об обеспечении соответствия между ресурсами Госбанка, государственного бюджета и самих предприятий, с одной стороны, и их расходованием - с другой. Но это соответствие обеспечивается существующей системой кредитно-финансового планирования - производственно-финансовыми планами предприятий, кредитными планами Госбанка, бюджетным планированием и сводным финансовым планом.

Конечно, в системе кредитно-финансового планирования имеется еще ряд недостатков - они, видимо, будут устраняться в ходе осуществления экономической реформы. Но отсюда вовсе не вытекает необходимость создания нового искусственного звена в системе кредитно-финансового планирования - плана совокупного безналичного оборота в народном хозяйстве.

Наконец, основные принципы нынешней экономической реформы, исходящие из необходимости осуществления полного хозяйственного расчета на предприятиях, требуют концентрации внимания именно на совершенствовании планирования и регулирования наличноденежного обращения в соответствии с законом денежного обращения, так как именно здесь скрещиваются главные проблемы планомерного регулирования социалистического рынка.

В социалистическом хозяйстве закон денежного обращения действует на основе планомерности социалистического производства и обращения. Однако это не означает, что "закон количества денег, необходимых для обращения, действует... как конкретизация более общего экономического закона социализма - планомерного, пропорционального развития народного хозяйства"*. Если бы дело обстояло так, то и закон стоимости можно было бы рассматривать как конкретизацию закона планомерного, пропорционального развития. Кроме того, закон денежного обращения, как общий закон товарного производства, действует и в досоциалистических формациях, между тем как закон планомерного, пропорционального развития является специфическим законом социализма. А общие законы не могут быть "конкретизацией" специфических законов.

*(См. "Деньги и кредит", 1965, № 1, стр. 13.)

В связи с планомерным характером развития товарно-денежных отношений в социалистическом хозяйстве возникает специфически действующий механизм обеспечения соответствия между товарными и денежными массами. Этот механизм состоит в том, что, планируя производство, распределение и реализацию общественного продукта, а также изменения денежных доходов населения, социалистическое государство непосредственно определяет изменения основных элементов, направляющих действие закона денежного обращения. Государство может в целях обеспечения соответствия товарных и денежных масс планомерно воздействовать как на товарное, так и на денежное обращение, создавая в каждый данный исторический период такое сочетание элементов, определяющих объем товарооборота и денежной массы, которое наиболее соответствует интересам расширенного социалистического воспроизводства и подъема благосостояния народа.

В социалистическом хозяйстве коренным образом изменяются социальные последствия, вытекающие из действия закона денежного обращения. Используя закон денежного обращения, государство стремится к балансированию денежных доходов населения и рыночных фондов товарооборота на базе периодического снижения государственных розничных цен и роста денежных доходов населения, что предполагает быстрый рост объема розничного товарооборота. В этом проявляется особенность закона денежного обращения в условиях социалистического хозяйства, которая заключается в том, что действие основного экономического закона социализма определяет конкретное сочетание элементов закона денежного обращения в каждый данный исторический период.

Было бы неправильно, однако, делать вывод, что использование закона денежного обращения в социалистическом хозяйстве исключает противоречия и элементы стихийности. Будучи конкретной формой проявления закона стоимости в сфере обращения, закон денежного обращения при его практической реализации в данных определенных условиях может обнаружить некоторые стихийные тенденции, противоречащие планомерному, пропорциональному развитию. Это подтверждается всем опытом развития экономики СССР в довоенный и в послевоенный периоды.

Так, при данном объеме капитального строительства, обусловленном планомерным изменением пропорций в развитии народного хозяйства, может обнаружиться несоответствие между ростом денежной массы в обращении, вызванном размахом капитального строительства, и увеличением объема розничного товарооборота. Затем отклонения в ходе выполнения народнохозяйственного плана - невыполнение заданий по повышению производительности труда, а в связи с этим перерасход фонда заработной платы, невыполнение плана производства предметов потребления, нарушение планового ассортимента продукции, сдвиги в структуре покупательского спроса населения и т. д. - могут создавать определенные трудности в планомерном использовании закона денежного обращения, порождать некоторые стихийные явления. Эти трудности могут усугубляться факторами, относящимися к организационно-хозяйственной работе, как, например, образование сверхнормативных товарных запасов в торговой сети вследствие плохого учета покупательского спроса населения; недостаточный контроль Госбанка над расходованием фондов заработной платы и т. д.

Однако элементы стихийности, порожденные противоречиями денежной формы и несовершенством планирования народного хозяйства, преодолеваются путем развития производительных сил и увеличения резервов в народном хозяйстве, совершенствования социалистических производственных отношений и на этой основе - укрепления единства планомерности и товарно-денежных отношений.

Специфической особенностью действия закона денежного обращения в социалистической экономике является кредитный механизм выпуска денег в обращение. А как указывал К. Маркс, "в более высокой опосредствованной форме денежного обращения, например в обращении банкнот... условия выдачи денег заключают в себе условия их обратного притока"*.

*(К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 13, стр. 85. 70)

Кредитный механизм выпуска денег в обращение в социалистическом хозяйстве охватывает большую часть наличноденежного обращения: банкнот и казначейских билетов. Денежные знаки в основном поступают в обращение в порядке кредитования Госбанком народного хозяйства. Подавляющая часть средств на счетах государственного бюджета в Госбанке носит по своему происхождению кредитный характер, так как представляет главным образом накопления социалистического хозяйства, реализуемые в стоимости продукции, кредитуемой Госбанком. Широкий охват кредитным механизмом денежного3 обращения обеспечивает реальные условия для регулирования его в масштабе всей страны в соответствии с законом денежного обращения.

Но было бы неправильным считать, что в социалистическом хозяйстве, как полагают некоторые экономисты, все денежные знаки по своей природе являются кредитными деньгами, т. е. банкнотами. Так, выдача денежных средств со счетов государственного бюджета в Госбанке на финансирование непроизводственной сферы - здравоохранения, просвещения, науки, управления, обороны страны и т. д. - не носит кредитный характер по существу, хотя и производится в пределах кредитов, открываемых Министерству финансов СССР. Во-первых, в условия выдачи денег здесь не входят условия их обратного притока, так как отсутствует кредитование материальных ценностей. Во-вторых, выдача денежных средств производится при этом вне непосредственной связи с потребностями хозяйственного оборота и потому заключает в себе объективно возможность нарушения закона денежного обращения. В-третьих, даже денежные средства, предоставляемые в порядке кредитования народного хозяйства, не всегда носят кредитный характер в связи с тем, что часть их выдается под материальные ценности, которые в последующем не могут быть реализованы, на выплату заработной платы, представляющей в известной части перерасход, и т. д. В этих условиях считать, что все денежные знаки при социализме являются по своей природе банкнотами,- значит затушевывать реальные противоречия товарно-денежного обращения в социалистическом хозяйстве.

Однако основные принципы функционирования кредитного механизма в социалистическом хозяйстве - прямой, целевой характер, срочность и возвратность, а также материальная обеспеченность предоставленных кредитов - создают неразрывную связь между движением денег, выдаваемых в порядке кредитования народного хозяйства, и движением кредитуемых материальных ценностей вплоть до синхронизации их движения. Реализация товаров, т. е. выпадение их из сферы обращения, означает возврат в кассы Госбанка тех денежных средств, которые были выданы в порядке кредитов на производство и реализацию этих товаров. Но эта связь осуществляется не автоматически, а путем систематического совершенствования кредитного планирования, хозяйственного расчета и укрепления кредитной дисциплины.

Особенностью кредитного механизма при социализме является неразрывная связь кредитных функций Госбанка с его деятельностью как расчетного, кассового и эмиссионного центра народного хозяйства. Благодаря этому эмиссия денег осуществляется лишь в ходе выполнения кредитного плана, представляя собой ресурс кредитования, а расчетная деятельность Госбанка служит необходимым условием повседневного контроля над выполнением кредитного плана. Тем самым возникает реальная возможность регулирования эмиссии в соответствии с потребностями хозяйственного оборота, требованиями закона денежного обращения.

Кредитный механизм социалистического хозяйства характеризуется непоколебимой устойчивостью, обусловленной бескризисным развитием экономики и мощными ресурсами Госбанка, опирающимися на быстро развивающееся народное хозяйство. Эмиссионным обеспечением денежных знаков в СССР служат все активы Госбанка (наряду с запасом золота), т. е. все его кредиты, обеспеченные материальными ценностями в народном хозяйстве. Подобная устойчивость кредитного механизма при социализме - прочная основа обеспечения соответствия между денежной и товарной массами в обращении.

Важнейшей особенностью действия закона денежного обращения при социализме является то, что он используется в условиях монополии внешней торговли и связанной с нею государственной валютной монополии, ставящих непреодолимый барьер какому-либо стихийному влиянию мирового капиталистического валютного рынка на состояние покупательной способности рубля и уровень плановых цен в стране.

Особенности действия закона денежного обращения в социалистическом обществе показывают, что социалистическое хозяйство может обходиться гораздо меньшим, по сравнению с капитализмом, количеством наличных денег для обслуживания одной и той же массы товаров. К. Маркс указывал, что все моменты, определяющие количество денег в обращении, зависят в конечном счете от характера способа производства*. Поэтому в периоды глубоких революционных преобразований в способе производства, когда происходит смена одних производственных отношений другими, коренным образом меняются пропорции в народном хозяйстве и особенно отношения между промышленностью и сельским хозяйством, между городом и деревней,когда изменяется характер общественного разделения труда, осуществляется новое размещение производительных сил и в соответствии с этим транспортной сети и т. д. - неизбежно изменение скорости оборота денег и всех условий действия закона денежного обращения.

*(К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., т. 13, стр. 88.)

Планомерное и сознательное использование обществом закона денежного обращения выдвигает вопрос о практическом применении в социалистическом хозяйстве формулы Маркса о количестве денег, необходимом для обращения.

В литературе выявились две точки зрения по вопросу о том, что следует включать в числитель формулы при практическом: ее использовании в условиях социализма. Одна из этих точек зрения (Г.А. Козлов, Г.В. Каганов, В.М. Батырев - СССР, А. Бихтлер - ГДР) исходит из того, что в числитель формулы нужно включать не только сумму цен товаров (в государственной и кооперативной торговле, в государственных закупках и на колхозном рынке), но и всю сумму денежных доходов населения, получаемых им в общественном хозяйстве (заработная плата рабочих и служащих, денежные выплаты колхозникам, выплаты пенсий, пособий, стипендий и т. д.).

Вторая точка зрения (3.В. Атлас - СССР, В. Элерт, В.Хайнике - ГДР и др.) заключается в том, что в числитель формулы не следует включать денежные доходы населения во избежание повторного счета, так как эти средства используются для покупки товаров и, следовательно, размер их уже представлен суммой цен товаров, в которых они реализуются. Но зато в числителе формулы предлагается учитывать весь объем нетоварных платежей населения (платные услуги, налоги, сборы, страховые платежи, приобретение лотерейных билетов и пр.)*.

*(См. 3.В. Атлас, Закон денежного обращения, изд-во "Знание", 1957; "Вопросы экономики", 1956, № 11, 1964, № 4; "Деньги и кредит", 1964, № 2; статью Heinicke Ehlert в журнале "Deutsche Finanzwirtschaft", 1957, № 21.)

Однако в III томе "Капитала", касаясь закона денежного обращения в условиях развитого капиталистического хозяйства, где деньги обслуживают движение капитала и доходов - заработной платы, ренты и пр., Маркс не только не счел нужным видоизменить свою формулу, но еще раз подчеркнул, что законы, ранее развитые при исследовании простого товарного обращения, сохраняют свою силу для определения количества обращающихся денег и в капиталистическом хозяйстве "...независимо от их функции реализовывать доход или капитал"*. И тут же, как бы предупреждая возможные будущие неправильные толкования, Маркс недвусмысленно отмечает, что "массу обращающихся денег, currency, в обоих случаяхопределяет скорость обращения, т. е. число повторений одними и теми же деньгами в данный промежуток времени одной и той же функции покупательного средства и средства платежа, количество одновременных покупок и продаж, соответственно платежей, сумма цен обращающихся товаров, наконец, ее определяют подлежащие сальдированию в это же самое время платежные балансы. Представляют ли функционирующие таким образом деньги для плательщика или получателя капитал или доход - это безразлично, от этого абсолютно ничего не меняется в положении дела. Масса денег просто определяется их функциями как покупательного средства и средства платежа"**. Следовательно, не денежные доходы населения, а сумма цен обращающихся товаров, реализуемых в функциях денег как средства обращения и средства платежа, определяет количество денег, необходимых для обращения.

*(К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., т., 25, ч. I, стр. 490.)

**(К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., т. 25, ч.I, стр. 490 (Подчеркнуто нами. - И. К.).)

Несмотря на это, В. М. Батырев пишет: "Маркс показывает, что при капитализме обращение денег определяется уже не столько обращением товаров между товаропроизводителями, которое к тому же осуществляется главным образом при посредстве кредита (!? - И. К.), а преимущественно движением переменного капитала, условиями его авансирования при выплатах заработной платы и расходованием денег. "Авансируемый таким образом (т. е. в качестве переменного капитала. - В. Б.) денежный капитал, - говорит Маркс, - во всех странах капиталистического производства составляет относительно решающую часть всего обращения, тем более, что эти же самые деньги, раньше чем возвратиться к исходному пункту, проникают в многообразнейшие каналы и функционируют как средство обращения в бесконечном множестве других операций"*.

*(В.Батырев, цит. соч., стр. 278.)

Но то, что авансируемый денежный капитал в форме заработной платы составляет решающую часть всего наличноденежного оборота, вовсе не означает, что и объем последнего определяется размером заработной платы. Это - два разных вопроса. В приведенных словах Маркса утверждается лишь одно: подавляющую часть наличноденежной массы в обращении составляют поступления по каналу выплат заработной платы. Что же касается условий выплат заработной платы и ее расходования, то они, конечно, влияют на количество денег в обращении, определяя в известной мере скорость оборота денег. Но нет никаких оснований превращать один из факторов скорости оборота денег в решающий фактор количества денег в обращении.

Правда, сторонники включения в формулу Маркса денежных доходов населения ссылаются на то, что в этой формуле функционирование денег в качестве средства платежа имеет в виду якобы и платежи заработной платы и других денежных доходов населения. "Для Маркса, - пишет К. Бихтлер, - не было особой проблемы, входит ли заработная плата составной частью в формулу или нет. Рабочая сила ведет себя (verhaft sich) в процессе воспроизводства как и всякий другой товар. Для Маркса покупка товара рабочая сила представляется на поверхности товарного обращения как и покупка всякого другого товара. Деньги функционируют здесь как средство платежа, и в качестве таковых являются моментом в платежах, подлежащих уплате, и входят в состав формулы"*.

*("Geld und Kredit", 1957, Heft 3, s. 177 - 178.)

Известно, однако, что для Маркса главным при оценке экономических явлений было не то, что "представляется на поверхности товарного обращения", а то, что выражает внутреннюю сущность явлений, их действительную природу. Верно, конечно, что при капитализме рабочая сила - товар и рынок труда становится особым подразделением товарного рынка. Но отсюда вовсе не следует, что можно отождествлять специфический товар - рабочую силу со всеми другими товарами и исходя из; этого суммировать цены всех товаров с ценой рабочей силы - заработной платой. Тем более недопустимо такое механическое суммирование в условиях социалистического общества, где рабочая сила перестает быть товаром, а заработная плата не является уже превращенной формой стоимости и цены рабочей силы. В данном случае речь идет уже о качественно разнородных экономических понятиях, суммирование которых имеет не больше смысла, чем "сапоги всмятку". Но и в количественном отношении подобное суммирование ошибочно, потому что ведет к двойному счету и смешению функций денег как средства обращения и средства платежа.

Маркс подчеркивал, что капиталист "... не оплачивает рабочего дважды: сначала деньгами, а потом товарами; деньги капиталиста возвращаются к нему, когда рабочий обменивает деньги на товар этого капиталиста"*. И действительно: считать дважды одни и те же деньги - один раз при выплате заработной платы и второй раз при расходовании ее на покупку предметов потребления - можно только в том случае, если иметь в виду, что рабочий оплачивается дважды - сначала деньгами, а потом товарами.

*(К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., т. 24, стр. 468.)

Решая проблему количества денег, необходимых для обращения, в аспекте воспроизводства общественного капитала в целом, Маркс показал, что недопустимо отождествлять акт покупки рабочей силы капиталистом с актом покупки товаров рабочим. Он пишет: "Деньги, которые сначала функционировали для капиталиста как денежная форма переменного капитала, теперь функционируют в руках рабочего как денежная форма его заработной платы, которую он превращает в жизненные средства"*. "Здесь перед нами лишь тот простой факт, что деньги покупателя, в данном случае капиталиста, из его рук переходят в руки продавца, в данном случае продавца рабочей силы, рабочего... Но то, что одни и те же деньги в руках продавца получают иное употребление, чем в руках покупателя, это явление свойственно всякой купле и продаже товаров"**. Но при определении количества денег, необходимых для обращения, никто не суммирует одни и те же деньги при переходе их из рук покупателя в руки продавца, когда речь идет об обычной купле и продаже. Почему же это правило должно нарушаться тогда, когда рабочий выступает сначала как продавец своей рабочей силы, а потом как покупатель предметов потребления? Это тем более нелогично, поскольку сторонники включения заработной платы в формулу Маркса считают, что реализация товара "рабочая сила" ничем не отличается от реализации других товаров.

*(Там же, стр. 498.)

**(Там же.(Второй курсив наш. - И. К.).)

Точка зрения, согласно которой количество денег, необходимых для обращения, следует определять исходя из наличного платежного оборота, связанного с образованием денежных доходов населения, методологически не выдерживает критики, так как означает по существу попытку определить количество необходимых для обращения денег исходя из них самих, игнорируя основной методологический принцип Маркса, что "предпосылкой денежного обращения является товарное обращение"*, что "в движении денег лишь выражается обращение товаров"**. Применительно к условиям планового социалистического хозяйства это означает игнорирование того основного принципа денежного обращения в социалистическом хозяйстве, который заключается в том, что все проблемы планомерного регулирования денежного обращения должны решаться на основе обязательного укрепления товарного обеспечения их устойчивости.

*(К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., т. 13, стр. 86.)

**(К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., т. 23, стр. 126.)

В. М. Батырев полагает, что основой определения потребности обращения в наличных деньгах должен служить объем товарооборота и денежных доходов населения, так как, во-первых, при определении этой потребности исходят из того, что "денежные доходы и расходы населения планомерно сбалансированы, а во-вторых, размеры товарооборота не всегда представляют оптимальные пропорции и действительные потребности народного хозяйства"*. Но, как известно, балансирование денежных доходов и расходов населения и планомерное регулирование на этой основе рыночной конъюнктуры возможны только при опережающем темпе роста товарооборота по сравнению с увеличением денежных доходов населения. Следовательно, определяющим здесь являются объем и структура розничного товарооборота.

*("Деньги и кредит", 1964, № 6, стр. 19 - 20.)

Очевидно, что плановые проектировки роста денежных доходов населения должны обязательно исходить из возможностей увеличения объема розничного товарооборота, если только в основу этих проектировок не кладется пресловутая догма об опережающем росте покупательского спроса населения по сравнению с товарным предложением, как закономерности социалистического хозяйства.

Что же касается того, что объем товарооборота не всегда выражает оптимальные пропорции народного хозяйства и действительные его потребности, то это уже относится к уровню планирования, а не к определяющей роли товарооборота в отношении к количеству денег в обращении. Научное планирование оптимальных пропорций народного хозяйства в современных условиях не может не считаться с регулирующей ролью рынка, потребности которого, безусловно, выражают потребности народного хозяйства.

Нетрудно заметить, что если брать за основу определения количества денег, необходимых для обращения в тот или иной период, размер денежных доходов населения, то тем самым сама проблема заранее оказывается снятой, так как любое количество денег в обращении, обслуживающее образование денежных доходов населения, окажется необходимым. Иными словами, никаких лимитов для денежной эмиссии при таком подходе нельзя будет выявить, хотя именно это и является главной задачей планомерного определения количества денег в обращении, опирающегося на планомерно устанавливаемые народнохозяйственные пропорции - между группой А и группой Б, между накоплением и потреблением, между объемом розничного товарооборота и покупательским спросом населения и т. д.

Отсюда вовсе не следует, что размер денежных доходов населения, их структура, движение, характер получения и расходования не имеют отношения к определению массы наличных денег в обращении. Скорость обращения денег, существенно влияющая на количество денег в хозяйственном обороте, зависит от уровня денежных доходов населения, их структуры, периодичности получения их и расходования, соотношения темпов роста денежных доходов различных социальных групп населения и т. д. Следовательно, движение денежных доходов населения должно обязательно учитываться в формуле количества денег, необходимых для обращения, но не в числителе, а в знаменателе этой формулы.

Нельзя согласиться также и с теми, кто предлагает "дополнить" формулу Маркса путем включения в ее числитель денежного оборота, обслуживающего перераспределительные отношения (налоги, сборы, страховые платежи, платежи по ссудам населению и пр.). Во-первых, процесс распределения и перераспределения национального дохода не требует никаких дополнительных денег, кроме тех, которые уже поступили в обращение в процессе производства и реализации общественного продукта*. Население не получает дополнительных денежных средств на уплату налогов, сборов и т. д., следовательно, речь идет о перераспределении имеющейся наличноденежной массы. И если доказано, что в числитель формулы количества денег в обращении не следует включать денежные доходы населения, то тем более нельзя это делать с той частью денежных доходов, которая обслуживает перераспределительные отношения. Во-вторых, как и движение денежных доходов населения, денежные средства, обслуживающие уплату налогов, погашение ссуд и пр., в своем движении учитываются в знаменателе формулы количества денег в обращении, т. е. оказывают влияние на скорость оборота денег, а тем самым и на их количество в обращении. В-третьих, большая часть налогов с населения поступает в государственный бюджет безналичным путем и потому не должна учитываться в формуле количества денег, необходимых для обращения.

*(Это совершенно справедливо отмечает 3. В. Атлас, ссылаясь на методологию Маркса, но сам проявляет непоследовательность, считая возможным включение налоговых и прочих платежей в числитель формулы Маркса. (См. "Вопросы экономики", 1964, № 4, стр. 53 и 57).)

Что же касается объема платных услуг, оказываемых населению, то включение их в числитель формулы зависит от характера этих услуг. Часть платных услуг относится к материальному производству (ателье по шитью одежды, ремонту обуви, мастерские металлоремонта, часть коммунальных услуг - газоснабжение, отопление, освещение и пр.). Труд, затрачиваемый в производстве этих услуг, создает стоимость, т. е. участвует в создании общественного продукта, стоимость которого нуждается в денежных средствах для адэкватного ее денежного выражения. Эта категория платных услуг по своей природе аналогична товарам, реализуемым в розничном товарообороте, и потому должна включаться в числитель формулы количества денег, необходимых для обращения.

Другая часть платных услуг не относится к материальному производству (зрелищные предприятия, платные хозрасчетные поликлиники, платное обучение на курсах и т. д.), не участвует в создании общественного продукта и потому платежи за эти услуги не представляют собой форму реализации общественного продукта, Подобного рода нетоварные платежи являются формой перераспределения денежных доходов населения и в связи с этим не требуют никаких дополнительных денежных средств. Следовательно, эти платежи не должны включаться в числитель формулы, - они оказывают влияние на количество денег в обращении косвенно, через скорость оборота денег, отражаемую в знаменателе формулы.

Не следует также, по нашему мнению, суммировать в числителе формулы розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли с оборотом колхозного рынка.

Во-первых, для обслуживания оборота колхозного рынка не требуется дополнительных денег, кроме тех, которые уже поступили в оборот в порядке выплаты заработной платы рабочим и служащим. Оборот колхозного рынка связан с перераспределением денежных доходов населения, и часть заработной платы рабочих и служащих, попав в виде денежной выручки к колхозникам и колхозам, расходуется последними для покупки товаров в государственной и кооперативной торговле. Следовательно, здесь происходит переключение покупательского спроса с одной социальной группы на другую; уменьшение покупательского спроса рабочих и служащих на продовольственные товары в государственной и кооперативной торговле равно увеличению покупательского спроса колхозников на промышленные товары. Одни и те же деньги, полученные рабочими и служащими в форме заработной платы, используются сначала ими для покупки продовольственных товаров на колхозном рынке, а затем в форме денежной выручки колхозников направляются колхозниками на приобретение промышленных товаров в государственной и кооперативной торговле. Оборот колхозного рынка влияет на количество денег в обращении не непосредственно суммой товарных цен, а косвенно, путем замедления скорости оборота денег, поступивших в обращение в виде заработной платы а потому он должен отражаться не в числителе формулы, а в ее знаменателе.

Во-вторых, товарооборот колхозного рынка, не поддающийся непосредственному планированию социалистическим государством, не входит в систему планомерного товарного обеспечения устойчивости денег в социалистическом обществе, и потому было бы методологически неправильным суммировать товарооборот, организованного и неорганизованного рынков.

Таким образом, в условиях социалистической экономики числитель формулы Маркса конкретизируется в виде суммы цен товаров в государственной и кооперативной торговле минус сумма цен товаров, проданных безналичным путем (в порядке мелкооптовых покупок государственных предприятий и организаций), минус сумма цен товаров, проданных населению в кредит, плюс сумма цен товаров, ранее проданных в кредит, по которым наступил срок платежа, плюс сумма платных услуг, реализованных населению в качестве товаров.

Иначе обстоит дело с знаменателем формулы Маркса, т. е со скоростью оборота денег, которая непосредственно государством не планируется и зависит от множества разнообразных факторов. Однако социалистическое государство может планомерно устанавливать заранее нормативную скорость оборота денег в связи с общими задачами планирования народного хозяйства и обеспечивать ее достижение путем систематического воздействия на движение денежных потоков и составляющие их звенья. Поэтому в условиях социалистической экономики методологически правильно конкретизировать знаменатель формулы Маркса применительно к различным денежным потокам, взятым на основе реального движения денег в ходе воспроизводства и последовательного обслуживания его фаз.

Для определения средней скорости оборота денег в народном хозяйстве необходимо установить дифференцированно их скорость в следующих основных денежных потоках.

1. Выдача заработной платы, пенсий, пособий и т. д. трудящимся, расходование этих денежных доходов на покупку товаров в государственной и кооперативной торговле, поступление денежной выручки в торговую сеть и ее инкассация в кассы Госбанка.

2. Выдача заработной платы, пенсий, пособий и т. д. трудящимся, расходование этих денежных доходов на оплату всякого рода услуг, поступление выручки в коммунальные, зрелищные и прочие предприятия, инкассация этой выручки в кассы Госбанка.

3. Выдача заработной платы, пенсий, пособий и т. д. трудящимся, покупка ими товаров на колхозном рынке, покупка колхозниками и колхозами* на полученную денежную выручку товаров в государственной и кооперативной торговле, инкассация торговой выручки в кассы Госбанка.

*(У колхозов большая часть их выручки наличными деньгами от колхозной торговли поступает на их текущие счета и оттуда расходуется на покупку товаров и частично на оплату труда колхозников.)

4. Выдача наличных денег государственным заготовительным организациям на оплату закупаемой сельскохозяйственной продукции, поступление денежной выручки на текущие счета колхозов в Госбанке, оплата наличными деньгами труда колхозников, покупка колхозниками на полученные денежные доходы товаров в государственной и кооперативной торговле, инкассация торговой выручки в кассы Госбанка.

При определении нормативной (плановой) скорости оборота денег в потоках 1 и 2, представляющих денежный оборот между государственным сектором и населением, можно исходить из планового фонда заработной платы и периодичности выплат заработной платы, являющейся более или менее стабильной величиной*. Однако скорость оборота денег зависит также от изменения размера денежных доходов семей рабочих и служащих, определяющего периодичность и структуру их расходов, а также от изменения размеров их денежных сбережений. Поэтому скорость оборота денег, исчисленную на основе периодичности выплат заработной платы, следует корректировать по данным бюджетных обследований семей рабочих и служащих, сгруппированных по уровню их денежных доходов, и с учетом изменения этих денежных доходов в планируемый период.

*(В Болгарии "плановая (нормативная) скорость оборота денег определяется так: по общей сумме денежных доходов, например рабочих и служащих, исчисляется среднедневная сумма. При этом исходят из того, что в среднем откладывается ежедневно половина среднедневной суммы доходов. Иными словами, общая сумма доходов за полпериода откладывается между двумя выплатами заработной платы. Это значит, что денежные доходы из заработной платы, выплаченной за 15 дней, будут отложены на 7,5 дня. Установленная таким образом скорость оборота денег, относящаяся к определенному периоду их использования рабочими и служащими, может быть выражена в днях или коэффициентах. При ее сравнении со скоростью оборота денег, исчисленной на основе материалов фактического выполнения кассового плана, оказывается, что расхождения незначительны. В 1956 и 1957 гг. при скорости оборота денег, равной 11, они составили лишь 0,03 - 0,43%" (см. "Deutsche Finanzwirtschaft", 1959, Heft 7, S. 211).)

Помимо этого, при корректировании следует учитывать изменение остатка вкладов населения в сберегательных кассах, оказывающих влияние на скорость оборота денег у рабочих и служащих. Большое значение имеет при этом анализ оборота денег через кассы Госбанка, изменений товарных запасов в различных звеньях торговой сети в городе и на селе, процессов территориальной миграции наличных денег у городского и сельского населения. Требует изучения также вопрос о взаимосвязи изменений розничных цен с изменением структуры покупательского спроса отдельных групп населения с различным уровнем денежных доходов, что существенно влияет на изменение скорости оборота денег.

Наиболее трудной проблемой является определение плановой скорости оборота денег в потоках 3 и 4, относящихся к движению денег в колхозно-кооперативном секторе, где образование и расходование денежных доходов отличается нерегулярностью, а контроль Госбанка над привлечением наличных денежных средств колхозов и их выдачей осуществляется недостаточно. Более благоприятные условия в этом отношении создаются на основе принятого в январе 1966 г. постановления Совета Министров СССР о переводе в ближайшие годы колхозов на прямое банковское кредитование с предоставлением им кредитов на покрытие сезонного недостатка денежных средств, включая денежную часть оплаты труда колхозников. Здесь необходимо исходить из фактических данных о размерах денежного авансирования колхозников и плановых предположений об их увеличении, из анализа оборота колхозного рынка и тенденций изменений объема и структуры его оборотов, данных о размерах денежных доходов колхозников, реализуемых в городах, а также бюджетных обследований семей колхозников с различным уровнем доходов.

Исчисленную указанным способом скорость оборота денег у рабочих, служащих и колхозников можно затем проверить прямым счетом путем деления суммы планируемой реализации товаров и платных услуг населению (исключая нематериальные услуги) на среднегодовую денежную массу в обращении в планируемый период.

Кроме того, перспективное планирование количества денег в обращении и их скорости требует систематического изучения не только текущих конъюнктурных изменений в сфере товарного и денежного обращения, но и постоянно действующих долговременных факторов, коренящихся в структурных изменениях в народном хозяйстве в процессе его развития и оказывающих глубокое влияние на движение денежных потоков (изменение пропорций между отраслями народного хозяйства, в районном размещении промышленности и сельского хозяйства, изменение состава населения и пр.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ECONOMICS-LIB.RU, 2001-2022
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://economics-lib.ru/ 'Библиотека по истории экономики'
Рейтинг@Mail.ru