НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава двенадцатая. Завершение системы: Давид Рикардо

Головоломка стоимости

Рикардо упорно работал, стремясь дать себе ясный отчет о природе стоимости. Не раз признавал он свои прежние взгляды неудовлетворительными и пересматривал их. Когда ему казалось, что он разрешил одну трудность, перед ним вставали новые. Последняя его работа, которую прервали болезнь и смерть, носила заглавие "Абсолютная и относительная стоимость". Под абсолютной стоимостью Рикардо понимал то, что Маркс назвал субстанцией стоимости,- заключенное в товаре количество труда. Под относительной стоимостью - меновую стоимость, количество другого товара, которое должно в силу естественных законов обмениваться на единицу данного товара. Слабость Рикардо заключалась в том, что, признавая абсолютную стоимость, он вместе с тем даже не пытался проникнуть в ее природу, исследовать характер самого труда, воплощенного в этой стоимости. Что его всегда интересовало, так это только количественная сторона дела: как определяется сама величина меновой стоимости и чем ее можно измерять. Отсюда его поиски "идеальной меры стоимости" - погоня за химерой, за неуловимой тенью.

Иногда Рикардо приходил в отчаяние от невозможности найти полное примирение между своей теорией стоимости и всеми реальными процессами экономики. В одну из таких минут слабости он написал в письме, что в конце концов, может быть, следовало бы просто выбросить проблему стоимости за борт и исследовать законы распределения без нее. Но слабость проходила, он вновь возвращался к своей главной задаче и искал выхода из тупиков.

Как во многих других вопросах, Рикардо начал там, где остановился Смит. Он еще более четко разграничил два фактора товара - потребительную и меновую стоимость. Меновая стоимость всех товаров, кроме ничтожного числа невоспроизводимых благ (скажем, картины старых мастеров или выдержанные вина из знаменитых погребов), определяется относительными затратами труда на их производство.

Мы знаем, что Смит был непоследователен в своей трудовой теории стоимости. Он считал, что определение стоимости трудом, рабочим временем применимо лишь к "примитивному состоянию общества", когда не было капитала и наемного труда. В современном же обществе стоимость определяется фактически суммой доходов в виде заработной платы, прибыли и ренты, получаемых от производства и реализации товара. Такая непоследовательность была неприемлема для строгого логического ума Рикардо. Свойственное Смиту вольное обращение с основными принципами его не устраивало. Такой фундаментальный закон, как закон стоимости, не может полностью меняться с развитием общества. Нет, сказал Рикардо, определение стоимости рабочим временем есть абсолютный, всеобщий закон.

Тезис о полной применимости закона трудовой стоимости к развитому капиталистическому обществу был большой научной заслугой Рикардо. Из взглядов Смита и его последователей вытекало, в частности, что повышение (и вообще изменение) денежной заработной платы должно вызывать соответствующее изменение стоимости и цен товаров. Рикардо решительно отверг это утверждение: "Стоимость товара, или количество какого-либо другого товара, на которое он обменивается, зависит от относительного количества труда, которое необходимо для его производства, а не от большего или меньшего вознаграждения, которое уплачивается за этот труд" (Д. Рикардо, Сочинения, т. 1, стр. 33.).

Если повысится заработная плата без всякого изменения производительности труда, то стоимость товара от этого не изменится. При прочих равных условиях это не повлияет и на цену, которая представляет собой лишь выражение стоимости в золоте. Что же изменится? Распределение стоимости между заработной платой рабочего и прибылью капиталиста. В условиях свободной конкуренции капиталисты не могут компенсировать рост заработной платы повышением цен своих товаров.

Этой проблеме было суждено большое будущее. Она с самого начала носила острый политический характер и была тесно связана с борьбой рабочего класса за повышение заработной платы. Маркс опирался, в частности, на Рикардо, когда подверг вопрос о взаимоотношении заработной платы, цен и прибыли специальному анализу в связи с конкретной задачей дать отпор вредной для рабочего движения позиции, суть которой заключалась в том, что борьба за повышение заработной платы бессмысленна, поскольку это повышение будет все равно быстро сведено на нет ростом цен. Маркс отмечал, что "общее повышение уровня заработной платы привело бы к понижению общей нормы прибыли, но в целом не отразилось бы на ценах товаров" (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 1G, стр. 155.).

Эти положения важны и теперь, поскольку экономисты и политики на Западе часто усматривают в повышении денежной заработной платы рабочих единственную или главную причину роста дороговизны и усиления инфляции. Вместе с тем надо иметь в виду, что взгляды Рикардо и Маркса были высказаны в конкретных условиях, когда капитализму были свойственны некоторые черты, ныне отсутствующие или изменившиеся. Важнейшими из них были, во-первых, свободная конкуренция, исключавшая для каждого отдельного предпринимателя возможность воздействия на рыночные цены своих товаров, и, во-вторых, преобладание устойчивого денежного обращения на базе золотого стандарта, что ограничивало возможность приспособления кредитно-денежной массы к повысившемуся уровню цен.

Для современного капитализма характерны, как известно, напротив, господство монополий, обладающих значительной степенью контроля над рынками и ценами, и односторонняя Эластичность денежного обращения и кредита в сторону увеличения их объема. В этих условиях предприниматели имеют возможности для перекладывания повысившейся заработной платы на цены товаров, чем постоянно пользуются для сохранения и дальнейшего увеличения прибылей. Конечно, возможность такого перекладывания не является неограниченной и зависит от степени монополизации рынка и многих других факторов. Проблема соотношения заработной платы и цен играет важнейшую роль в политической жизни современных капиталистических стран. Повышение цен монополиями, которое обычно "обосновывается" ростом денежной заработной платы, является фактором современной инфляции.

Вывод об обратной зависимости заработной платы и прибыли занимает важное место во взглядах Рикардо на перспективы капитализма и в его политической программе. Рикардо считал, что цены сельскохозяйственных продуктов имеют хроническую тенденцию к повышению. Это должно вызывать рост денежной заработной платы: поскольку рабочие всегда получают только голодный минимум, они просто начнут вымирать, если этого не будет. Но прибыли капиталистов будут соответственно сокращаться, так как они не могут повышать цены промышленных товаров. Дорогой хлеб ущемляет промышленников и на известной стадии лишает их стимулов к накоплению капитала. А это, с точки зрения Рикардо, своего рода экономический конец света!

Рикардо ощущал главные трудности, на которые наталкивалась трудовая теория стоимости. Первая из них заключалась в объяснении обмена между рабочим и капиталистом. Труд рабочего создает стоимость товара, а количество этого труда определяет величину стоимости. Но в обмен на свой труд рабочий получает в виде заработной платы меньшую стоимость. Получается, что в этом обмене имеет место нарушение закона стоимости. Если бы этот закон соблюдался, то рабочий должен был бы получать полную стоимость создаваемого его трудом продукта, но в этом случае была бы невозможна прибыль капиталиста. Получалось противоречие: либо теория не соответствует действительности, либо закон стоимости непрерывно нарушается в важнейшей сфере обмена.

Это противоречие разрешил Маркс, показав, что рабочий продает капиталисту не труд, который есть лишь процесс, деятельность, затрата энергии человека, а свою рабочую силу, т. е. способность к труду. Покупая ее, капиталист при обычных условиях оплачивает рабочему полную стоимость его рабочей силы, ибо эта стоимость определяется вовсе не тем, что создает труд, а тем, что необходимо рабочему для жизни и воспроизведения себе подобных. Таким образом, обмен между капиталом и трудом совершается в полном соответствии с законом стоимости, что отнюдь не исключает эксплуатацию рабочего капиталистом.

Вторая трудность заключалась в том, как совместить закон стоимости с тем фактом, что прибыль капиталистов в действительной жизни определяется не стоимостью производимых на их предприятиях товаров, а размерами применяемого капитала. Если стоимость создается только трудом и товары обмениваются примерно по стоимости, то отдельные отрасли производства оказываются в совершенно разном положении. Отрасли и предприятия, где применяется много рабочей силы и мало машин, материалов, сырья, должны иметь высокую стоимость товаров, продавать свои товары но высоким ценам и, следовательно, получать большую прибыль. То же самое можно сказать об отраслях, где капитал быстро оборачивается и быстро дает прибыль. Напротив, отрасли и предприятия, где много капитала приходится вкладывать в средства производства или где медленнее оборот капитала, стоимость товаров, цены и прибыли должны иметь ниже.

Но это невозможно! Это противоречит реальности капитализма. Хорошо известно, что равные капиталы имеют тенденцию приносить одинаковую норму прибыли. Иначе капиталы уйдут из малоприбыльных отраслей. Получается, что закон трудовой стоимости несовместим с реально действующим законом средней прибыли.

Адам Смит ушел от этого противоречия, фактически отказавшись от трудовой стоимости и сложив стоимость из доходов, одним из которых является средняя прибыль. Рикардо не мог этого сделать, так как более последовательно связал свою концепцию с трудовой теорией стоимости. Он попытался насильно втиснуть в рамки этой теории факт равной прибыли на равный капитал. Чтобы рамки не разлетелись вдребезги, он с искусством и упорством, заслуживающим лучшего применения, старается преуменьшить значение различий в составе и обороте капитала. Несколько наивным образом Рикардо, в сущности, пытается убедить читателя, что если средняя прибыль и меняет закон стоимости, то лишь самую малость, и этой малостью можно пренебречь.

Конечно, Рикардо пытался доказать недоказуемое. Когда товары производятся капиталистически, закон стоимости действует (в этом Рикардо прав), но он не может действовать так, как при простом товарном производстве (и в этом он неправ). Стоимость преобразуется в цену производства, которая включает среднюю прибыль на капитал, н таким путем уравниваются различия в составе и обороте капиталов. Осуществляет это механизм капиталистической межотраслевой конкуренции. Это не отрицание, а развитие закона стоимости. Таков был в самых общих чертах ответ, который дал на этот вопрос Маркс. \

Цена производства - принципиально иная категория, нежели стоимость. Она может лишь случайно совпадать с последней. Рикардо же пытался доказать, что это одно и то же, а отклонениями можно пренебречь. Эта позиция очень скоро оказалась весьма уязвимой для критики со стороны его теоретических противников.

Позиция Рикардо имела свое историческое объяснение и оправдание. Перед его глазами была экономика, в которой промышленная революция еще не завершилась. С одной стороны, различия в структуре и обороте капитала в разных отраслях производства не выявились в полной мере. С другой стороны, не было достаточной свободы перелива капитала из одной отрасли в другую, этим процессам мешали сильные Элементы феодализма, неразвитость общенационального рынка и другие факторы. Формирование средней нормы прибыли наталкивалось на большие препятствия. Рикардо во многих местах своего труда, по существу, предполагает тенденцию к усреднению прибыли, но не вводит среднюю норму прибыли в свой анализ в явном виде.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://economics-lib.ru/ 'Библиотека по истории экономики'
Рейтинг@Mail.ru