НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Три столетия

Очерки, из которых состоит эта книга, образуют популярную, общедоступную историю экономической мысли с начала XVII до середины XIX в. Отдельные экскурсы делаются и в более древние времена. Конечно, она отличается от учебных курсов не только формой изложения, но и содержанием: некоторые эпохи и ученые затронуты более основательно, другие - менее. Многим пришлось пожертвовать, чтобы удержать объем книги в разумных пределах и избежать скороговорки.

Автор хотел бы надеяться, что книга отвечает потребностям и интересам советского читателя. На Западе издан ряд сочинений, в которых ставится цель рассказать сравнительно широкому кругу читателей с позиций современной буржуазной науки об истории экономической мысли. Значительный успех имела там издававшаяся несколько раз и переведенная на иностранные языки книга американца Р. Хейлбронера под любопытным заглавием. "The Wordly Philosophers", что можно было бы перевести "Философы от мира сего". В книге помещен, в частности, интересный очерк жизни и деятельности Маркса, в котором высоко оценивается марксистский экономический анализ, остающийся "самым серьезным, самым проницательным исследованием капиталистической системы из всех, которым она когда-либо подвергалась. Это исследование - не моральное осуждение несправедливости прибыли с покачиванием головы и кудахтаньем... При всей своей страстности, это бесстрастная оценка, и именно по этой причине мрачные выводы марксистского анализа должны быть рассмотрены со всей трезвостью" (R. L. Heilbroner. The Wordly Philosophers. The Lives, Times and Ideas of Great Economic Thinkers, 3 ed., N. Y., 1968, p. 153.).

Философы от мира сего! Действительно, экономическая наука даже в своих абстрактных построениях неразрывно связана с самым главным - материальным производством. Люди, создававшие эту науку, брали материалы и проблемы из общественной жизни своего времени.

Политическая экономия как наука о законах развития хозяйства сформировалась в XVII-XVIII вв.- в "героическую" эпоху капитала, когда буржуазия была передовым классом, воплощавшим в себе прогресс, новаторство, смелость. Эта эпоха потребовала и породила крупных мыслителей во всех областях знания. Политическая экономия не составляла исключения. Создатели и классики этой науки были людьми большого таланта и яркой индивидуальности. Писать о жизни, борьбе и трудах этих людей было увлекательно.

Представим себе фантастическую картину: экономисты трех столетий собраны вместе. Какое пестрое общество! Большинство - англичане, немало французов. Вплоть до XIX в. политическая экономия считалась преимущественно английской наукой, Англия была самой развитой капиталистической страной. Но сам термин политическая экономия впервые прозвучал вначале XVII в. на французском языке. Из Англии и Франции экономическая наука экспортировалась в другие страны. Вместе с тем в Италии, Германии, Испании и других европейских странах были свои оригинальные мыслители. Среди экономистов этой эпохи мало американцев, но в их числе - государственный деятель и борец за освобождение своей страны от британского ига, мудрый Бенджамин Франклин.

Первыми экономистами были чаще всего, по выражению Маркса, "коммерческие и государственные люди" (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 630.). К размышлению над экономическими вопросами их подталкивали практические нужды хозяйства, торговли и государственного управления.

Мы видим современников Шекспира, длинноволосых кавалеров в кружевах и суровых, просто одетых купцов эпохи первоначального капиталистического накопления. Это советчики королей - Монкретьен, Томас Ман...

Другая группа. В больших париках и кафтанах с широкими обшлагами основатели классической политической экономии Петти и Буагильбер и другие предшественники Адама Смита. Они занимаются политической экономией отнюдь не профессионально, такой профессии еще и в помине нет. Петти - врач и неудачливый политик, Буагильбер - судья, Локк - знаменитый философ, Кантильон - банкир. Чаще их труды предназначены для королей и правительств, но они начинают писать и для просвещенной публики. В их работах впервые ставятся теоретические вопросы новой науки - политической экономии. Особенно выделяется Петти. Это не только гениальный мыслитель, но и замечательно яркая и своеобразная личность.

А вот динамичная фигура Джона Ло, великого прожектера и авантюриста, "изобретателя" бумажных денег, первого теоретика и практика инфляции. Величие и падение Ло - одна из самых ярких страниц в истории Франции начала XVIII в. Огромные парики, какие мы видим на хорошо известных портретах Мольера или Свифта, сменяются короткими, пудреными, с завитками на висках. Это французские экономисты середины XVIII в.- физиократы, друзья великих философов-просветителей. Их признанный глава - Франсуа Кенэ, врач по профессии и экономист по призванию. Другой крупный ученый - Жак Тюрго, один из самых прозорливых и прогрессивных государственных деятелей предреволюционной Франции. Адам Смит...

В его биографии мало внешних событий и огромная интенсивность внутренней интеллектуальной жизни. Популярность его была велика во всем мире, в том числе и в России. Пушкин, изобразивший в "Евгении Онегине" молодого человека из высшего общества 20-х годов прошлого века, сообщает, что тот

...читал Адама Смита
И был глубокий эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И чем живет, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет.

Имя последователям Смита - легион. В конце XVIII и начале XIX в. заниматься политической экономией означало быть смитианцем. Политическую экономию уже преподают в университетах, она становится обязательным элементом образования молодого человека привилегированных классов. Постепенно великого шотландца начинают понемногу "поправлять" (это слово можно производить не только от "правильный", но и от "правый" в политическом смысле). Это делают такие люди, как Сэй во Франции и Мальтус в Англии.

Но вот на сцене появляется богатый биржевик и гениальный самоучка Давид Рикардо. Это наполеоновская эпоха, и он уже без парика, в сюртуке вместо кафтана. Ему суждено завершить формирование буржуазной классической политической экономии. Уже при его жизни начинаются нападки на учение классиков, в котором показана противоположность интересов буржуазии и пролетариата.

Последователи Рикардо образуют различные группы. С одной стороны, социалисты пытаются обратить учение Рикардо против буржуазии. С другой - на обломках рикардианства, а отчасти в полемике с ним развивается политическая Экономия, которая прямо ставит своей задачей защиту капиталистического строя. Но продолжается и позитивное развитие науки. Среди талантливых людей 30-40-х годов XIX в. можно выделить англичанина Джона Стюарта Милля, немца Фридриха Листа, француза Антуана Курно. В эти десятилетия быстро развиваются многие конкретные области экономической науки.

Выражая идеи наиболее передовой части буржуазии, экономисты-классики сталкивались с феодально-землевладельческой аристократией, которая в Англии имела прочные позиции, а во Франции господствовала до революции конца XVIII в. Они сталкивались с выражавшей ее интересы государственной властью и официальной церковью. Да и в капиталистических порядках они принимали и одобряли далеко не все. Поэтому в жизни многих экономистов мы видим протест, бунтарство, борьбу. Даже осторожный Смит подвергался нападкам реакционеров. Среди социалистов домарксовой Эпохи мы встречаем людей твердой принципиальности, большого гражданского и личного мужества.

В этой книге не рассказывается о пионерах экономической науки в России. Не потому, что Россия не дала смелых и оригинальных мыслителей. Достаточно сослаться на замечательного русского ученого и писателя петровской эпохи Ивана Посошкова, на социально-экономические сочинения А. Н. Радищева, на труды декабристов Н. И. Тургенева, П. И. Пестеля, М. Ф. Орлова.

Однако Россия в XVIII и вначале XIX в. значительно отставала от западноевропейских стран в своем экономическом развитии. Главной общественной проблемой было крепостное право. Буржуазные производственные отношения существовали лишь в зачаточных формах. Отсюда своеобразие развития русской экономической мысли. По многим серьезным причинам русская мысль не могла играть роли в формировании экономического учения марксизма, хотя одновременно с Марксом Н. Г. Чернышевский с гениальной проницательностью анализировал политическую экономию Запада. Важно то, что экономическая теория марксизма нашла в России в последней трети XIX в. плодородную почву и быстро пустила корни. Русский - первый иностранный язык, на который был переведен "Капитал". Киевский профессор Н. И. Зибер был одним из первых, кто анализировал связь теории Маркса с учением Смита - Рикардо (Автор намерен в дальнейшем подготовить научно-популярную книгу, содержащую серию очерков о русских мыслителях-экономистах XVIII и XIX вв.).

В данной работе автор стремился следовать старинному девизу популяризаторов науки: развлекая, обучать. Сочетать занимательность с научностью трудно во всех областях. Может быть, в политической экономии это труднее, чем где-либо.

Автор питает надежду, что в книге содержится относительно полное представление о развитии экономической науки; что она заинтересует читателя и не потребует от него "выносливости верблюда и терпения святого", без чего, по выражению американского экономиста Хейлбронера, невозможно одолеть некоторые серьезные труды по политической экономии. Тем не менее необходимо честно предупредить читателя, что некоторые умственные усилия с его стороны потребуются.

Книга эта написана для широкого круга людей, интересующихся политической экономией, историей, развитием общественных идей. Она задумана как введение в историю экономической мысли. Читатель, который захочет углубить свои знания, должен обратиться к специальной научной литературе.

* * *

Книга выходит третьим изданием. Существенной переработке подверглись "Введение" и глава 15 "Школа Сэя и вклад Курно". Произведены также некоторые сокращения и частные изменения текста.

Первое (1971 г.) и второе (1975 г.) издания послужили основой для публикации переводов этой работы в ГДР, Чехословакии, Болгарии и Венгрии. Издательство "Прогресс" в Москве выпустило ее на английском, французском, японском и финском языках. В печати появилось значительное число рецензий на эти издания. Автор и издательства получили также письма советских и зарубежных читателей, которые в ряде случаев высказали полезные замечания.

Невозможно поименно перечислить всех лиц, чьи советы, критика, соображения и замечания помогли автору. Всем им - искренняя благодарность.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://economics-lib.ru/ 'Библиотека по истории экономики'
Рейтинг@Mail.ru