НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Политическая экономия компромиссов

Маркс и Чернышевский дали почти одновременно схожую общую характеристику Милля как политэконома. Цитируя место, где Милль говорит о несправедливости распределения при капитализме, Маркс в первом томе "Капитала" указывает: "Чтобы избежать недоразумения, замечу, что такие люди, как Дж. Ст. Милль и ему подобные, заслуживают, конечно, всяческого порицания за противоречия между их старыми экономическими догмами и их современными тенденциями, но было бы в высшей степени несправедливо сваливать этих людей в одну кучу с вульгарными экономистами-апологетами" (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 624-625.).

Чернышевский в своем предисловии к переводу "Принципов" отмечает: "Милль пишет, как мыслитель, ищущий только истины, и читатель увидит, до какой степени различен дух науки, им излагаемой, от направления тех изделий, которые выдаются у нас за науку" (Н. Г. Чернышевский. Избранные экономические произведения, т. III, ч. I. М., ОГИЗ, 1948, стр. 7.). Дальше Чернышевский пишет, что это вовсе не означает его полного согласия с Миллем; он намерен его критиковать.

Милль научен постольку, поскольку он стремится придерживаться основ, заложенных Смитом и Рикардо, и поскольку он сознательно не искажает действительные процессы в угоду буржуазии. Но Милль не развивает классиков, а, напротив, приспосабливает их к уже сложившемуся уровню вульгарной политической экономии, он находится под сильным влиянием Мальтуса, Сэя и Сениора. В связи с этим Маркс писал об эклектизме Милля, об отсутствии у него последовательно научной точки зрения и характеризовал сочинения Милля как "банкротство буржуазной политической экономии". Милль придал развитую форму "компромиссной политической экономии", пытавшейся согласовать интересы капитала с притязаниями рабочего класса.

Важная особенность "Принципов" Милля заключается в том, что это лучший для середины XIX в. образчик трактата, где наука политической экономии рассматривается в целом. Вплоть до "Принципов экономики" Маршалла, опубликованных в 1890 г., это было самое авторитетное изложение буржуазной политической экономии. Шумпетер восхищается свободным духом викторианской эпохи, когда сочинение, в котором выражаются известные симпатии к рабочему классу, порицается культ денег и не отвергается социализм, могло стать евангелием буржуазии. Дело не только в свободном духе. Главное в книге Милля было не то, что он критиковал капитализм, а то, что он видел в нем перспективы совершенствования и мирного врастания в какой-то неопасный для буржуазии эволюционный социализм. Заслуги Джона Стюарта Милля перед буржуазией, вероятно, больше, чем заслуги множества твердолобых консерваторов и прямолинейных апологетов, которых всегда было достаточно. Милль - предшественник экономических и социальных идей английского лейборизма XX в.

Нередко в нашей литературе фигурирует чрезмерно жесткая и упрощенная схема эволюции экономической науки в XIX в. после Рикардо. Она представляется как непрерывный и "гладкий" процесс вульгаризации: в Англии - это линия Рикардо - Мак-Куллох - Сениор; во Франции же - линия физиократы (и влияние Адама Смита) - Сэй - Бастиа. Для Милля с его колебаниями и компромиссами в этой схеме просто нет места.

Однако, как хорошо известно, Маркс много раз возвращался к мысли, что после 20-х годов XIX в. буржуазная политическая экономия разделилась на два больших русла: с одной стороны, явная апологетика, с другой - попытки найти средний путь между "божественным правом капитала" и интересами рабочих. Оба направления к тому же не были однородными. Второе из них представляло известные возможности объективного научного исследования. Такое исследование могло быть даже необходимо для обоснования реформистских программ.

Понятие "вульгарная политическая экономия" Маркс тесно связывал с теорией факторов производства (с пресловутой триадой) и с апологетической трактовкой доходов - заработной платы, прибыли и ренты - как естественного порождения и вознаграждения этих факторов, не имеющего ничего общего с эксплуатацией капиталом наемного труда. Советские ученые, подготовившие новое издание "Теорий прибавочной стоимости", в связи с этим поместили части марксовой рукописи, посвященные этой проблеме, в конце трехтомного издания под заглавием "Доход и его источники. Вульгарная политическая экономия". Маркс, в частности, пишет: "Вульгарные экономисты - их надо строго отличать от экономистов-исследователей, являвшихся предметом нашей критики (подчеркнуто мной.- А. А.),- фактически переводят [на язык политической экономии] представления, мотивы и т. д. находящихся в плену у капиталистического производства носителей его, представления и мотивы, в которых капиталистическое производство отражается лишь в своей поверхностной видимости" (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 26, ч. III, стр. 471.). Но при всей решающей важности проблемы доходов и их источников политическая экономия ею не исчерпывается. Такие вопросы, как накопление и потребление, кризисы, экономическая роль государства, стали занимать все более важное место в науке. Потребовались конкретные исследования ряда областей экономической действительности. Милль в основном разделял вульгарную точку зрения на доходы, но опять-таки этим нельзя ограничивать его воззрения.

Главное экономическое сочинение Милля состоит из пяти книг (частей). Они соответственно посвящены производству, распределению, обмену, прогрессу капитализма и роли государства в экономике. Написано все это отличным английским языком, четко, логично, гладко. Слишком гладко! Здесь нет и следа гениальных противоречий Рикардо, а есть попытка просто эклектически объединить разные точки зрения.

Теория стоимости, с которой начинались книги Рикардо и Смита, здесь отнесена в третью книгу. Это не случайно: у Милля трудовая теория стоимости вовсе не является основой Экономического учения, хотя формально он от нее не отказывается. Стоимость у Милля имеет мало отношения к производству как таковому, а представляет собой лишь явление сферы обмена, обращения. Стоимость есть только соотношение, характерное для обмена данного товара на другие товары, в частности на деньги. Это соотношение устанавливается на рынке.

Для буржуазных классиков от Петти до Рикардо вопрос стоял в общем так: конечной основой меновых стоимостей и цен являются затраты труда, а действие всех прочих факторов вызывает лишь те или иные отклонения от этой основы. Милль фактически устраняет конечную основу цен. Рикар-дианская струя в его мышлении ощущается в том, что он считает применимым для основной массы товаров определение цен издержками производства. Эти товары "естественным и постоянным образом обмениваются друг на друга соответственно сравнительным количествам заработной платы, которые должны быть выплачены за их производство, и сравнительным количествам прибыли, которые должны быть получены капиталистами, выплачивающими эту заработную плату" (J. St. Mill. Principles of Political Economy with Some of their Applications to Social Philosophy. L., 1873, p. 291.).

Однако, стремясь избежать тупика, в который попадали при подобной трактовке стоимости ближайшие ученики Рикардо, он фактически отходит от нее и приходит к точке зрения, что меновая стоимость (и цена) товара устанавливается просто-напросто в точке, где уравниваются спрос и предложение. Примирить оба подхода Милль пытался указанием на то, что издержки следует рассматривать как важнейший фактор, определяющий предложение товара.

Как уже говорилось, эклектическая трактовка стоимости была усвоена в дальнейшем буржуазной политической экономией. Вопрос классиков о конечной основе цен был, в сущности, заменен другим вопросом: как определяются цены, соответствующие условиям равновесия экономической системы. Марксова концепция дает ответ на этот вопрос, не отрывая, а, напротив, основывая его на твердом фундаменте трудовой стоимости (теория конкуренции и пены производства). Милль же сделал шаг к отрыву второго вопроса от первого. Это было зародышем формального анализа ценообразования на основе спроса и предложения, который был развит в конце века другими буржуазными экономистами.

Теория стоимости Милля почти полностью лишена того социального содержания, какое она имеет у Смита и Рикардо.

Это видно уже из того, что он излагает вопросы распределения и доходов до того, как рассмотрена стоимость. Для Смита и Рикардо это было совершенно невозможно, так как речь шла именно о распределении созданной и измеряемой трудом стоимости. Именно поэтому они приближались к пониманию прибавочной стоимости как вычета из полной стоимости продукта в пользу капиталиста и землевладельца.

Такой подход не вполне чужд Миллю. Он пишет вслед за Рикардо, что прибыль капиталиста проистекает из того, что труд производит больше стоимости, чем обходится его содержание. Но это опять-таки остается лишь словесной данью учителю. На деле он принимает объяснение прибыли воздержанием капиталиста. Что касается количественной стороны распределения, долей каждого из трех факторов, т. е., в сущности, классов, то Милль вообще не имел в этом вопросе ясной концепции. Он стремился придерживаться рикардианских позиций и говорил, что доля ренты определяется законом убывающего плодородия земли и переходом к обработке худших земель, а потому имеет тенденцию к росту. Доля заработной платы практически стабильна, так как определяется так называемым рабочим фондом. Прибыль является, в сущности, остатком стоимости продукта, количественно весьма неопределенным.

Теория рабочего фонда господствовала во всей послерикардианской буржуазной политэкономии вплоть до конца XIX в. Народное хозяйство большой страны представлялось ее сторонникам как ферма, хозяин которой запасает на год продукты для прокорма своих батраков. Больше, чем он запас, он никак не может выдать им. Фермер не станет также запасать больше пищи, чем потребуется батракам, необходимым для работы на его участке. При перенесении этой модели на общество получалось, что оно всегда располагает очень жестким и фактически стабильным фондом жизненных припасов, который запасают ("сберегают") капиталисты, чтобы содержать своих рабочих. Заработная плата определяется просто делением этого фонда на число рабочих. Получалась картина, которая была сродни упоминавшемуся выше "железному закону заработной платы": если рабочий фонд есть величина постоянная, то никакая борьба не может дать рабочему классу какое-либо улучшение его положения; в крайнем случае одна группа рабочих может выиграть только за счет другой. Как замечает автор статьи о рабочем фонде в "Словаре политической экономии" Палгрейва (это солидное издание вышло в конце XIX в.), в этой теории надо видеть одну из причин враждебности английских рабочих к официальной науке.

Верный себе, Джон Стюарт Милль, на одной странице дав четкую формулировку теории рабочего фонда, на другой говорил о возможности значительного повышения уровня жизни рабочего класса при капитализме. В 1869 г. в одной из своих статей он прямо отказался от этой теории, но в новом издании "Принципов" оставил в силе старую позицию.

Компромиссы, склонность к примирению непримиримого до конца характеризовали этого человека.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://economics-lib.ru/ 'Библиотека по истории экономики'
Рейтинг@Mail.ru