НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Становление классической школы

Полагают, что впервые курс политической экономии как особой науки начал читать в 1801 г. в Эдинбургском университете Дагалд Стюарт, ученик и друг Смита. Лишь в XIX в. появляется и постепенно становится привычной фигура профессора-экономиста, хотя и после этого важнейший вклад в науку часто делали отнюдь не профессора. Талантливых людей, которые в XVII и XVIII столетиях создавали новую науку, можно разделить на три группы.

Во-первых, это философы, занимавшиеся экономическими вопросами в рамках своих характерных для той эпохи общих систем природы и общества. Наиболее выдающиеся из них в Англии - Томас Гоббс, Джон Локк, Давид Юм и в известном смысле сам Адам Смит; во Франции - Гельвеций, Кондильяк; в Италии - Беккариа.

Во-вторых, это купцы и деловые люди, которые переходили от узкого практицизма торговли к государственным делам и стремились мыслить по государственному. Здесь можно назвать имена Томаса Мана, Джона Ло, Дадли Норса, Ричарда Кантильона. Во Франции Буагильбер, Тюрго, Гурнэ представляют характерную для этой страны судейско-чиновную ветвь.

Наконец, в-третьих, это разночинцы-интеллигенты, люди разных профессий, иногда переходившие в высший класс, а иногда - нет. Еще Маркс отметил, что теоретической экономией с особым успехом занимались медики: Уильям Нетти, Николас Барбон, Бернард Мандевиль, Франсуа Кенэ. Это можно понять: медицина была единственной естественнонаучной специальностью и привлекала людей мыслящих и энергичных. В XVIII в. среди экономистов появляются духовные лица: аббаты во Франции и Италии (в том числе глубокий и оригинальный итальянский экономист Галиапи), англиканские пасторы в Англии (Такер, Мальтус).

Нельзя не оговориться, что эти грани весьма условны и тем более не определяют развитие идей. Но они помогают разобраться в сложном процессе становления науки.

Главный мотив экономических сочинений, как и прежде, практический: обоснование или критика определенной экономической политики. Но появившиеся в 60-х годах XVIII в. сочинения Тюрго и Джемса Стюарта резко отличаются от меркантилистских памфлетов XVII и начала XVIII в., это первые попытки систематического и теоретического излоя^е-ния основ политической экономии.

Кроме того, "практический мотив" надо понимать по-разному. У одних он отражает прямую защиту в печати интересов своего класса и своих личных корыстных интересов. У других - более глубокий процесс научного познания общественных явлений, лишь в сложной и опосредствованной форме учитывающий классовый интерес. Нечего и говорить, что классическая буржуазная политическая экономия создавалась людьми второго типа. Адам Смит, скажем, не был ни купцом, ни промышленником и не мог для себя лично ожидать выгод от той политики свободы торговли, которую он обосновывал в "Богатстве народов". Более того, один из парадоксов его жизни заключается в том, что после выхода этой книги он получил доходное место в таможне - учреждении, как раз олицетворявшем собой систему, против которой он боролся.

При всей яркости своих парадоксов Мандевиль стоит несколько особняком в истории становления классической школы в Англии. Становление этой школы связано в первую очередь с именами Локка и Норса, выступивших прямыми продолжателями Петти.

Крупнейший философ XVII в., один из создателей материалистической теории познания, отец буржуазного либерализма - Джон Локк занимает важное место в экономической науке благодаря опубликованному в 1691 г. сочинению "Некоторые соображения о последствиях понижения процента и повышения ценности денег". Вместе с тем философия Локка в целом служила основой для построений всей английской политической экономии XVIII и даже начала XIX в. Локк развивал в общественных науках идеи естественного права, которые служили своего рода эквивалентом механистическому материализму Ньютона в естественных науках. Для своего времени эти идеи, как говорилось выше, были прогрессивны, так как вносили в сферу общественных явлений принцип объективной закономерности. Даже важный шаг к пониманию прибавочной стоимости Локк сделал с позиций естественного права. Он пишет, что человек естественно должен иметь столько земли, сколько он может обработать своим трудом, и столько других благ (в том числе, очевидно, денег), сколько ему необходимо для личного потребления. Но искусственное неравенство в распределении собственности приводит к тому, что некоторые люди имеют избыток земли и денег; землю они сдают в аренду, а деньги - в ссуду. Земельную ренту и ссудный процент Локк понимал, в сущности, как две схожие формы эксплуататорского дохода.

Своеобразной личностью был Дадли Норе. Младший отпрыск аристократического рода, он в детстве проявил столь скудные способности к наукам, что был отдан в ученики к купцу Левантской компании. Много лет Норе провел в Турции и вернулся оттуда к 40 годам богатым человеком, но, как пишет один автор, "выглядел он варваром и был лишь немного культурнее варвара". Норе проявил свои янычарские замашки, став в 1683 г., в период торийской реакции при Карле II, шерифом (высшим полицейским чином) в Лондонском Сити. Он верно служил королю и причинил немало зла вигам, за что был удостоен рыцарского звания и стал сэром Дадли. После этого он занимал несколько важных постов, но революция 1688-1689 гг. лишила его шансов на дальнейшую карьеру.

Не обладая, может быть, и десятой долей учености Локка, сэр Дадли отличался исключительной способностью к четкому и смелому экономическому мышлению, не признававшему никаких авторитетов. Его небольшое сочинение "Рассуждения о торговле", написанное одновременно с работой Локка и посвященное тем же вопросам,- одно из значительных достижений экономической мысли XVII в.

Норе много сделал для развития основного научного метода политической экономии - логической абстракции: чтобы анализировать экономическое явление, которое всегда бесконечно сложно и имеет бесчисленные связи, надо представить его "в чистом виде", отвлечься от всех несущественных черт и связей.

У Норса имеются первые шаги к пониманию капитала, который он, правда, рассматривал только в виде денежного капитала, приносящего проценты. Он указал, что ссудный процент определяется не количеством денег в стране (как считали меркантилисты и даже Локк), а соотношением между накоплением денежного капитала и спросом на него. Это легло в основу классической теории процента, а из нее далее возникло и понимание категории прибыли. Норе немало способствовал и развитию теории денег.

Но может быть, самое главное у Норса состоит в резкой и принципиальной критике меркантилизма, в его решительном выступлении за "естественную свободу". Поводом для этого послужили его возражения (вслед за Петти и Локком) против принудительного регулирования процента. Однако Норе шел дальше, чем они, в борьбе против меркантилизма. В этом отношении он один из самых прямых предшественников Адама Смита.

Ни Локк, ни Норе не пошли дальше Петти в трудовой теории стоимости. Но в многочисленных сочинениях XVII и XVIII вв. она постепенно развивается и утверждается, подготовляя почву для Смита. Рост разделения труда в обществе, появление новых отраслей производства, расширение товарного обмена - все это укрепляло представление, что люди, в сущности, обмениваются сгустками человеческого труда. Следовательно, соотношения обмена, меновые стоимости товаров должны определяться количеством труда, которое затрачивается на производство каждого товара. Растет сознание того, что земля и орудия производства безусловно участвуют в создании богатства как массы потребительных стоимостей, но не имеют отношения к созданию стоимости.

Эти представления кристаллизуются из хаоса и путаницы понятий медленно, с большим трудом. Такую тяжелую борьбу формирующихся идей воспроизвел в своем мозгу Адам Смит, и мы попытаемся разобраться в ней ниже. Среди важнейших его предшественников в теории стоимости надо назвать Ричарда Кантильона, Джозефа Харриса, Джозайю Такера, писавших в 30-50-х годах.

Но с великолепной четкостью, в известном смысле превосходя самого Смита, формулирует трудовую теорию стоимости автор, о личности которого мы решительно ничего не можем сказать, ибо его зовут Аноним 1738 года. Большое число экономических сочинений выходило в XVII и XVIII вв. анонимно. Но авторы одних давно установлены, другие не сыграли в науке заметной роли. Исключение составляет Аноним 1738 года - личность вроде неведомого "мастера жизни Марии" или "мастера легенды святой Урсулы" в истории искусства.

Приведем ключевую цитату из этого сочинения, которое носит скромное название "Некоторые мысли о проценте вообще и о проценте по государственным фондам в особенности". Чтобы облегчить читателю труд анализа, справа даны комментарии.

"Подлинная и реальная ценность жизненных благ пропорциональна той роли, которую они играют в поддержании жизни человеческого рода. Стоимость же их, когда они обмениваются одно на другое, регулируется количеством труда, которое необходимо требуется и обычно затрачивается при их производстве. А стоимость или цена их, когда они покупаются и продаются и приводятся к общему знаменателю, определяется количеством затраченного труда и большим или меньшим количеством средств (обращения) или всеобщего мерила. Вода столь же нужна для жизни, как хлеб или вино; но десница божия излила ее на человека в таком изобилии, что каждый может иметь ее в достаточном количестве без труда, так что обычно она не имеет цены. Но если где-либо (для получения воды) необходим труд, прилагаемый лицами, то этот труд должен быть оплачен, хотя сама вода и не оплачивается. И по этой причине в некоторые времена и в некоторых местах бочка воды может стоить столько же, сколько бочка вина" (Цит. по R. L. Meek. Studies in the Labour Theory of Value. L., 1956, p. 42-43.).

Автор определяет здесь, в сущности, потребительную стоимость.

Дается понятие меновой стоимости, совершенно отличной от потребительной; имеется зачаток идеи об общественно необходимом рабочем времени.

Автор видит отличие цены от стоимости и отмечает, что цена колеблется под влиянием избытка или недостатка денег.

Эта классическая иллюстрация так называемого "парадокса стоимости" показывает принципиальное различие потребительной и меновой стоимости.

Автор категорически заявляет, что только труд создает стоимость, а не природа.

Несколькими годами ранее другую четкую формулировку трудовой теории стоимости дал молодой Бенджамин Франклин, в дальнейшем замечательный мыслитель, ученый-физик и крупный государственный деятель, один из основателей Соединенных Штатов Америки как независимого государства. Его работа называлась "Скромное исследование о природе и необходимости бумажных денег" и вышла в 1729 г. в Филадельфии. Франклин был последователем Петти и развивал его идеи. Чтобы доказать полезность бумажных денег, он выдвигает, как ему кажется, важный тезис, что не деньги являются истинным мерилом стоимости, а труд. В обоснование этого тезиса Франклин приводит свою формулировку трудовой теории стоимости и пример с серебром и зерном, близкий к примеру Петти.

Франклин ближе, чем Петти, подошел к идее о равенстве, общем качестве всех различных видов конкретного труда. Он не усматривал каких-либо особых свойств в труде по добыче драгоценных металлов. Но здесь была и его слабость. Правильно отмечая, что с точки зрения создания стоимости нет разницы между трудом по производству серебра и зерна, он решил, что между этими двумя товарами нет разницы и по роли, выполняемой в обмене и обращении товаров. Он игнорировал специфически общественную роль денежного товара, каким было тогда серебро. Бумажные деньги могли функционировать лишь как представители и заместители серебра. Франклин же трактовал их просто как искусное изобретение человеческого ума и отрывал от полноценных денег.

В своих более поздних работах Франклин много раз обращался к экономическим проблемам. Он не создал крупных книг по политической экономии и не исследовал детально ни одного важного вопроса этой науки. Однако к большим мыслителям нельзя подходить с заранее скроенной меркой, а к ученым, работавшим на заре науки,- особенно. Франклин внес большой вклад в развитие экономической науки всей своей литературной, научной и практической деятельностью. Он стоит у истоков экономической мысли на Американском континенте.

В связи с развитием теории стоимости идет прогресс и в других важнейших областях. Разрабатывая идею Петти о том, что заработная плата наемных рабочих в конечном счете определяется минимумом средств их существования, экономисты ближе подходят к пониманию природы этого минимума. Занимаясь вопросами народонаселения, они в какой-то мере уясняют себе механизм, который обеспечивает такое воспроизводство рабочей силы, при котором конкуренция между рабочими сводит заработную плату к прожиточному минимуму.

В толковании капитала и дохода на капитал важным шагом было размежевание торгово-промышленной прибыли и ссудного процента. Джозеф Мэсси и Давид Юм, писавшие в 50-х годах, уже ясно понимают, что процент в нормальных условиях - это часть прибыли: купец и промышленник вынуждены делиться с владельцем денег, ссудного капитала.

Таким образом, досмитова политическая экономия, по существу, рассматривает прибавочную стоимость, не понимая, однако, ее природу и трактуя ее лишь в особых формах прибыли и процента, а также земельной ренты. К 60-м годам XVIII в., когда Смит начал свои экономические исследования, основы классической политической экономии в Англии были заложены.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://economics-lib.ru/ 'Библиотека по истории экономики'
Рейтинг@Mail.ru